Новости Календарь

Павловский: «Звания «революция» и «гений» присваивают посмертно»

Павловский: «Звания «революция»  и «гений» присваивают посмертно» Фото: ИТАР-ТАСС / Михаил Почуев

На Украине продолжается ожесточенное противостояние между активистами Евромайдана и правоохранительными органами. В штабе украинской оппозиции сообщили, что в ходе противостояния полиции и протестующих в Киеве погибли двое активистов. «Украинская правда» со ссылкой на источник в Совете национальной безопасности и обороны (СНБО) утверждает, что на штурм Европейской площади и улицы Грушевского будут брошены 8 тысяч силовиков. 

Slon попросил главу Фонда эффективной политики Глеба Павловского оценить, чем для Украины, ее президента и сторонников Майдана закончатся эти столкновения.

– Ждать ли второй «оранжевой революции»?

– От онлайн-трансляций из Киева нельзя оторваться, одна яркая протестная инновация за другой, и так уже два месяца. Сперва волшебный Евромайдан с неистовой певицей Русланой, которая как умеет восполняет нехватку яркой Тимошенко. Потом бои на улице Грушевского с «коктейлем Молотова» настоящей катапультой (уже вошедшей в историю, хотя совершенно бесполезной), оттеснили на периферию сам Евромайдан . Который, кстати, продолжался, хотя о нем перестали писать. Перкуссия ритмичного грохота ударов в щиты отряда «Беркут» и атакующих – в щиты баррикад, гипнотизирует и сводит с ума. Такие звуки в Европе зазвучали впервые со времен последних римских легионов. Присутствующий за полчаса претерпевает трансферинг разума, и в нем настает уверенность, что он находится в самом центре мировой революции. Сложился московский революционный туризм – энтузиасты едут в Киев и шлют нам оттуда в Facebook свое очарование – вы ничего не понимаете, робкие пингвины! А поскольку революционный очаг, вопреки теории революций, все только сужается, любой гордый буревестник, свернув за угол, от штурма Бастилии попадает в уютный ресторанчик на Крещатике, где делают совершенно бесподобные блинчики с крольчатиной. Очень удобно. Но революция ли это?

Слово «революция», как и «гений», присваивают посмертно. Начавшаяся в Киеве зачистка как будто подводит очередную черту под второй уже революцией за 10 лет. На Украине это слово-мем. Вопреки тому, что тогда говорилось, и, как казалось даже мне самому, 2004 год не дал Украине ни реальной политической свободы, ни даже свободной прессы. Даже городская мелкая буржуазия, внеся Ющенко на руках во власть, была практически сразу растоптана. Зато «оранжевая революция» породила политика Януковича – как бывшего лидера оппозиции, пока единственной успешной. Из унизительного политического разгрома он встал лидером украинского Востока и Юга и вырвал власть у «революционной» команды в почти честных выборах 2010 года. Практически лабораторный «термидор» – революция порождает своего могильщика. Однако затем могильщик Янукович своими же действиями порождает нынешнюю «революцию», которую, похоже, так же политически переживет.

Происходящее политически все интересней, хотя наверняка закончится трагически. Помимо  полудесятка выбитых глаз, есть уже две доказанных жертвы столкновений – парень, которого столкнули с колоннады стадиона над Грушевского (боец «Беркута» торжествующе показал при этом свой средний палец прямо в объектив), и скончавшийся утром от стреляных ран. Видимо, это лишь первые жертвы.

Казалось бы, один 2004  год должен был принести украинцам колоссальный опыт. Но он только породил команду оппозиционных политиков, по политической бездарности сравнимых с нашими. Он подготовил нынешнее президентство Янковича и, более того, сделал его безальтернативным. На Украине идет постоянная война трех региональных электоратов: Юго-Востока, Запада и Центра за Киев. Каждые выборы – это коалиция двух частей страны против третьей. В 2004 году Запад с Центром попытались удалить украинский Восток из Киева и сами вырастили лидера на Востоке. Теперь те же «лидеры», играя с властью в «национальную бескомпромиссность», затягивают кризис, лишая его даже воображаемого вразумительного исхода. Тактика оппозиции – неисполнимые требования плюс пассивное вымогательство ухода власти. Но раз Турчинов, Яценюк, Тягнибок и Кличко не управляют даже своими радикалами – что они могут предложить Януковичу? Зато политическую ответственность за повторную катастрофу протеста они должны понести.

Украина проваливается с каждым шагом все дальше в политическую безнадежность: нет лидеров, нет авангардного меньшинства, пусть слабого, у которого была бы программа развития. Даже Путин внешне отошел в сторону и ничего Киеву не обещает, кроме очередного транша по кредиту. У РФ нет никакой программы для Украины – ни хорошей, ни плохой. У Евросоюза тем более.

– Есть же какая-то идеология вокруг Таможенного союза?

– Это у самого Путина есть личная идеология вокруг Евразийского союза. Но  нет способа ее навязать в реальной политической Украине даже Януковичу. Новый, кстати, и потому успешный курс Путина состоит в технике «вы мне то – я вам очередной транш». С точки зрения инвестора, страхующего риски своих инвестиций, блестящая ситуация: Путин страхует риски России за счет самой Украины. Это прекрасно, но это не стратегия для Украины.

– События на Грушевского – это все-таки чья главная ошибка? Януковича или оппозиции?

– Поначалу ярость толпы на Майдане после двух месяцев стояния на морозе вызвало заявление их лидеров, что единого лидера нет и не будет. Выступил один  из активистов Автомайдана и позвал всех идти к парламенту. Действие бессмысленное, но хоть какое-то, и оно сработало. Часть толпы отделилась и повалила вслед. Как выяснилось вскоре, ядром этой части были бойцы «Правого сектора» – национал-радикалы, с самого начала нацеленные на столкновение. Но сегодня при реальном разгоне радикалы бессильны. Интересно, что День соборности 22 января – государственный украинский праздник национального единства – выбран властью для последнего удара.

– Эта история с поиском лидера – она не совсем украинская, это и нам очередной урок.

– Украина – это страна, которая при десятках ярких политиков, не чета российским, уже много лет не может решить проблему сильного лидера. Общенационального лидерства нет ни во власти, ни в оппозиции. Тимошенко вызывала надежду у многих, но она в тюрьме, и сегодня о ней почти не говорят. При этом скандируются требования Януковичу фактически уйти и заодно распустить Раду, где у Востока Украины большинство. Такие требования реальны только с позиции силы, а не с помощью трехсот крепких ребят из «Правого сектора» с канистрами бензина для «коктейлей Молотова». Футбольные фанаты и националисты – ну и как с этим взять власть в большой стране? И вот лидеры оппозиции не могут ни быть радикальными, ни быть умеренными, ни повести за собой людей – в итоге они их просто два месяца морозили посреди Киева. Сейчас там уже -10°С.

Конечно, это урок и нам, но урок чего? В России нет ни горожан, готовых два месяца жить в палатках зимой на площади, ни даже лидеров, которые бы спали среди них в спальном мешке, как Руслана Лыжичко. Напомню вам, как в конце революционного московского декабря 2011 года лидеры Болотной, призвав к «белоснежной революции», разъехалась на каникулы в Гоа и Флориду. Бессмысленно и сравнивать.

Украина очень своеобразный кейс. В центре проблема Киева: чей Киев? Янукович не может ни полностью контролировать Киев, ни позволить, чтобы город ушел из-под контроля донецких. Кто владеет Киевом, владеет страной, и кто хотят делать политику, садятся на автобусы и едут в Киев. Укровосток Донецка и Луганщины – мощная база команды власти, сильная экономика и одновременно политический карлик в Киеве. Люди с Востока, которых сегодня власть приводит в столицу, в Киеве выглядят как бомжи с Марса – за ними евромайдановцы охотятся и отлавливают даже по внешнему виду. Это тоже новая реальность Киева – группы так называемых «титушек», качков из частных служб безопасности по три-пять человек нападают на отбившихся от толпы евромайданцев и бьют их. Заодно грабят и поджигают частные автомобили. Зловещая история с похищением активиста-эколога Игоря Луценко, которого неизвестные извлекли из клиники и увези в лес, где сутки били и допрашивали, имеет отчетливо гватемальский колорит. Стратегия власти сегодня разъяснилась – это стратегия страха, как мандата на контрудар.

Никто не в силах защитить власть, кроме силовых структур. А те в тревоге сплотились вокруг Януковича. По отдельным деталям можно было понять, как нарастает звериная злоба у отрядов «Беркута», вынужденного быть мишенью для «коктейлей Молотова» и одновременно объектом всенародной ненависти, но которому долго не давали приказа на разгон. Ненависть не только делит общество, но и консолидирует. Восток консолидируется, силовики тоже. А лидеры оппозиции требуют от Януковича выйти вон – люди президента смеются им в лицо. Итогом таких ситуаций всегда бывает силовая судорога. Бездействие Януковича долго работало на него, но теперь украинские силовики сказали, что не смогут дальше сохранять контроль над войсками. Это, кстати, отчасти правда.

– Вот те чиновники, которые возглавляют силовые ведомства, они же в первую очередь чиновники и должны исходить из своих собственных интересов. Начинают ли они в принципе задумываться о том, что Янукович может не продержаться?

– Потенциал измены в аппарате есть всегда. Но для этого нужен второй, альтернативный центр власти. В 2004 году чиновнику было понятно, к кому примкнуть, в оппозиции сложилась широкая платформа – левые, правые, националы, Тимошенко олицетворяла Восток, не донецкий, правда. А сейчас к кому уходить? К боксеру Кличко? К нацикам из «Правого сектора»? Те пугают умеренных киевских обывателей, что и показали декабрьские довыборы, где оглушительно провалились сторонники Майдана. Серьезные украинские миллиардеры тем более не азартные игроки. Что им предложит Кличко? Единственное, что могла бы сделать парламентская оппозиция, – создать оппозиционный центр. К которому может примыкать Юг и отчасти Восток. Вместо этого они имитируют радикализм на словах, а эти слова не слушают даже радикалы Майдана. Пока дела обстоят так, Янукович вправе рассчитывать на безальтернативность.

– Это потому что – если искать аналогии с российской действительностью – они сидят на зарплате у местной Старой площади?

– Я не заглядываю в платежные ведомости, хотя, конечно, у них у всех обширные связи с президентской Банковой – отличное, кстати, название для улицы, где находится администрация президента. В этом ничего плохого нет. Проблема в том, что они не могут предложить даже Банковой внятного варианта.

Команда Януковича в опасной ситуации поначалу нащупала выигрышную тактику. Ее олицетворял неподвижно стоящий «Беркут», который забрасывают камнями и кое-чем погорячей. Это демонстрация полярности, где обывателю легко было выбрать для себя сторону. И кадры с облитыми бензином горящими солдатами – готовые предвыборные клипы начинающейся кампании Януковича. Одновременно Янукович ведет себя эффективно в качестве российского должника – он сохраняет интерес к себе тем, что демонстрирует высокие риски. Ему выгодно, чтобы в Москве видели, под каким он давлением находится, и баррикадные бои на улице Грушевского лежат в этой логике, хотят этого или не хотят «национал-революционеры». Умеренные в среднем кассе определяются не в пользу радикалов.

– Боятся нацизма больше, чем Януковича?

– В том числе. Лозунг «национальной революции» чужд большинству украинцев. Они же, как правило, двуязычны, и даже Майдан демонстративно одноязычен. Выходя на сцену, все скандируют: «Слава Украине, героям слава», что никак не приближает к ним ни Восток, ни Юг. И двусмысленное обращение Украинской ассоциации владельцев оружия о наличии двух миллионов стволов в стране также сработало на «партию страха». В пользу Януковича работает гигантская, какой не было в 2004  году, поляризация. Ненависть, ярость людей у них на лице написана. Но сам Янукович необязательно сумеет справиться с последствиями ненависти, которую он вызывает.

– Такая ненависть – уже политическая сила?

– Ненависть всегда огромная политическая сила, даже у малого числа людей. Мы это помним по 1993 году. Бои на улице Грушевского дали Януковичу юридические основания ввести чрезвычайное положение, и он долго не спешил пускать эту карту в ход. Пакет драконовских законов вступил в силу, но где надежный дракон для их проведения? Янукович думает: а что, если весь Киев вспыхнет? Не триста человек, а три тысячи? Поэтому, пока «Беркут» стоит неподвижно, президент укреплялся.

– И что, он будет сидеть, высиживать еще два месяца?

– Их нет у него, двух месяцев. Но Янукович следует правилу, которое я считаю украинским политическим шедевром. Оно звучит так – БУДЬМО ПЕТЛЯТИ, то есть будем петлять! В ситуации, где нет хорошего выхода, они петляют, и противостоящая оппозиция запутывается в интригах и тайных сделках лидеров за ее спиной.

– То есть Янукович блефовал до Майдана с Россией и Путиным, чтобы получить те условия, которые были ему нужны, теперь он блефует с Майданом.

– Политик-тактик использует не всегда то, что сам организовал, а все, что ему идет в руки. У «Беркута» теперь есть основания разогнать Майдан, даже Евросоюз разделился от вида «коктейля Молотова». А Путин, глядящий по телевизору на горящий Киев, получает убедительное свидетельство, насколько у его партнера большие проблемы. У Путина нет альтернативы, он же не станет рисковать всеми своими киевскими инвестициями? Нет. Значит, Янукович теперь безальтернативен и для Путина тоже, и он получит следующий транш. Но такая игра страшно рискованна для обоих. Теперь все может сорваться в любой момент.

– Но мы увидели рождение новой политической силы в Киеве?

– Нет силы. Она вспыхивает на момент и, не найдя себе лидера и политической формулы, тут же сгорает. Ничто не склеивает Украину. Еще в 2004 году меня потрясала ненависть киевлян к востоку их собственной страны. Висели наклейки «Не ссы в подъезде, ты не донецкий!». У нас Москву не любят, но в политике нет случая, когда люди за Уралом рассматриваются как недочеловеки. А теперь все усложнено ростом радикал-национализма. Мне сложно представить, чтоб харьковские и одесские евреи примкнули к сетям «Правого сектора», в центре которого стоит организация под вдохновенным именем – Тризуб имени Степана Бандеры! Этнонационалистов долго не было в Раде, а теперь власть, чтоб оттеснить тимошенковцев от большинства, пустила «Свободу» Тягнибока в парламент. Представимо ли было при Кучме, что в парламенте окажутся националисты? Власть умело сеет раскол, но не всегда умеет это использовать.

– И куда заведет это петляние?

– На Украине растет новый городской украинский средний класс, он категорически не принимает манеры донецкого класса. Он молод, двуязычен, активен. Но у новых украинцев нет лидера, на президентских они голосовали за Тигипко, и тот их предал, Тимошенко они не доверяют. В будущим они возьмут Киев, но не теперь и не завтра.

– А националисты?

– Эта сила скажет свое. В Киеве на улицах сейчас крепкие западенские парни, приехавшие с заработков из Европы и России. Им противостоят укровосточные типажи, которые, победив старых бандитов 90-х у себя в Донецке, пошли экспансией на Украину.

– В следующем году – президентские выборы. Какова вероятность, что они все-таки будут досрочными?

– Янукович – лидер оппозиции, пришедший к власти на честных выборах в условиях, неблагоприятных для него. Он абсолютно легитимен. Он даже по Конституции не может уйти. И если не будет сильной крови, нельзя представить, что Запад встанет на позицию Кличко: Янукович должен уйти. Он тогда подорвет свою позицию поддержки легитимно избранных, пусть и неприятных лидеров. Янукович создал ситуацию нужности при любом сценарии: он нужен для России, он нужен для Харькова и Одессы. Он необходим для Востока, которому теперь не на кого ставить. Если Киев попадает в руки их противников – веселых парубков Тягнибока, тогда экономику Донецка и Днепропетровска ждет большой дерибан. Чем больше Россия вкладывается в украинские дела, тем больше связывается с Януковичем. И тот необходим для силовых структур, чего не было раньше, – такой ненависти к силовикам Украина не знала.

– А местный бизнес продолжит ставить на Януковича?

– Местный бизнес его не любит, но не пойдет, конечно, против. Но теперь он боится и сделать полную ставку на него. Лавируя, олигархи начнут прикрывать кошельки. Теперь непростая будет ситуация с получением денег – это тебе не от России получить.

– К следующим президентским выборам, кажется, все украинские политики подходят политическими банкротами.

– Да, это особенность украинской политики. У них во много раз чаще России политик подходил к высшей позиции и потом все терял, о нем забывали. У Кличко сегодня президентский рейтинг на случай второго тура 2015 – почти в два раза больше, чем у Януковича. Но это мало что значит. Надо знать Украину. Еще вчера все горой стояли за немедленную амнистию Тимошенко, а сегодня ее почти забыли. Власти в Киеве умеют с каждым поговорить отдельно. Уже зная, что Кличко едет к нему, президент позвонил Яценюку. Чтоб тот первым доложил со сцены, что, мол, мне звонил сам Янукович! Макиавелли отдыхает.

– Как сейчас поведет себя Россия? Есть ли какой-то переговорщик?

– В вопросе Украины Путин не полагается ни на кого в отдельности. Украинский вопрос слишком важный и слишком личный для него, чтобы довериться кому-то в отдельности. Вон сколько людей явно вокруг этой темы заняты. И Глазьев, и Сурков, и посол Зурабов. Даже Лавров засветился с «христианским кредитом» для Украины, хотя роль МИДа невелика в украинских делах. Все они предлагают президенту фрагменты для пазла, который Путин втайне собирает в своей голове. И тем не менее именно попытка зачистить Киев может дать еще один новый выброс нескончаемой украинской недореволюции. 

Предыдущий материал

Украина – β-Россия: как должна звучать повестка Евромайдана для востока страны

Следующий материал

Партия регионов: «Компромиссы на Украине невозможны. Нужно арестовывать экстремистов»