Новости Календарь

Паранойя в Кремле и помощь Болотной. За что уволили Суркова

Паранойя в Кремле и помощь Болотной. За что уволили Суркова Фото: Александр Миридонов / Коммерсантъ

Могущественный Владислав Сурков, еще работая в Кремле, а затем в Белом доме, незримо помогал белоленточным протестам на Болотной площади. Об этом в федеральных СМИ теперь уже в голос говорит все большее число политологов. Чиновник и раньше расходился с генеральной линией: в интервью «Известиям» он объявлял участников протестов лучшими людьми страны, тогда как кандидат в президенты Владимир Путин уверенно называл их бандерлогами. Но почему сейчас негласная связь Суркова с оппозицией стала основным объяснением заката карьеры серого кардинала? И кто мог быть заинтересован в его уходе из власти? Slon попытался это выяснить, поговорив с бывшими сослуживцами Владислава Суркова.

Ослабить Путина, усилить Медведева

О возможной поддержке Сурковым настроений Болотной площади как о вероятной причине отставки сообщило в понедельник деловое издание «Ведомости». «Независимая газета» добавила, ссылаясь на источники, что к расследованию связей Суркова и оппозиции подключился Следственный комитет.

Первые подозрения могли закрасться в головы противников Суркова еще в самом начале думской компании 2011 года, говорят политтехнологи. «Действительно, складывалось впечатление, что "та" администрация "того" президента делала реальные шаги к тому, чтобы предвыборный расклад сложился для "Единой России" предельно трудно», – полагает Лев Павлючков, работавший осенью 2011 года в кампании «ЕР» в регионах Поволжского и Северо-Западного округов.

«Эмиссары администрации президента убеждали губернаторов на местах "дать вакансии эсерам и ЛДПР", не буду называть конкретного куратора одной из территорий, который приезжал в регионы и говорил это. Некоторые губернаторы реагировали, некоторые нет, поэтому и разброс результатов был грандиозный. От 70 до 30% с небольшим в рамках одного федерального округа. Хотя входящие условия во всех регионах, кроме нацреспублик, были одинаковые. А вспомните содержание предвыборного эфира федеральных телеканалов? Ролики эсэров были просто "за гранью". При этом финансирование партии стало внезапно просто отличным. Они и сами не ожидали такого результата на тех выборах. Готовились уже к забвению и вдруг... А кто курировал эсеров?» – продолжает Павлючков.

Константин Костин, тогда возглавлявший управление внутренней политики в Кремле, отрицает подозрения. «Прошел съезд "Единой России", все работали на один результат: победа "Единой России" и победа Владимира Путина», – говорит экс-чиновник, сейчас возглавляющий Фонд развития гражданского общества.

Как бы то ни было, позиция Суркова как сотрудника администрации президента Медведева ежедневно входила в противоречие с пожеланиями Вячеслава Володина, тогда возглавлявшего штаб ОНФ. «За полтора месяца до выборов стало понятно, что Володин и Сурков конфликтуют и жестко соревнуются между собой. Согласованности никакой не было. С утра приходило SMS от Володина руководителю штаба, что вешаем баннеры с путинским Народным фронтом, вечером – от Суркова, что с "Единой Россией". Доходило до того, что мы провели праймериз, выявили победителей, два месяца об этом говорили, а потом – разнарядка от Суркова, что вообще про праймериз забудьте, никакого ОНФ», – анонимно рассказывает другой политтехнолог, работавший с «ЕР» на Дальнем Востоке.

Глава пиар-компании «Бакстер групп» Дмитрий Гусев считает, что Сурков действовал в интересах Дмитрия Медведева. «Сурков в свое время присягнул Медведеву. Это произошло в те годы, когда Медведев был президентом, и Путину это не нравилось», – констатирует политтехнолог.

Странное объяснение, ведь «Единая Россия» была во многом детищем Суркова. Но, по словам политтехнологов, в ожидании смены власти в Кремле можно было пойти и на такие жертвы. «Слабый результат "Единой России" 2011 года мог стать обоснованием для второго тура президентской кампании, и такая полемика была... Зачем все это делалось? Затем, чтобы Путин на новом сроке не был столь сильным, чтобы сохранялась возможность "развивать фигуру" Медведева», – говорит Павлючков.

«Слухи о том, что Сурков был если не организатором, то по крайней мере выгодоприобретателем белоленточного движения и иных производных, которые случились после выборов в Госдуму, в том числе на Болотной площади, циркулировать начали сразу после этих событий. Назывались, кстати, и другие звонкие фигуры», – резюмирует Павлючков. «Это все настолько абсурдно, что невозможно воспринимать всерьез», – разводит руками Костин, долгое время работавший вместе с Сурковым.

Достать Останкинскую башню

Может, все это и абсурдно звучит, но линия «Сурков – деньги – митинги на Болотной» уже прочно укоренилась в информационном поле. После обвинений со стороны представителя СК Маркина и скандала в «Сколково», где, как выяснилось, депутат Илья Пономарев получил 750 тысяч долларов, а главное, после ухода самого Суркова из правительства исправлять подпорченный имидж серого кардинала уже, кажется, поздно. История с Сурковым и оппозицией начинает жить своей жизнью.

«История со "Сколково" – это лишь одна из страниц, которую продолжали заполнять. Впрямую, конечно, Сурков оппозицию не финансировал. Это могло происходить так. Подходят и спрашивают: а можно, дадим денег на это? Никто вроде не возражает. А потом силовики надавили: смотрите, что медведевские вытворяют», – размышляет политтехнолог Гусев.

Вот и член Высшего совета «ЕР» Дмитрий Орлов внезапно начал обличать недавнего соратника на страницах «Известий». 

«Политическое время Суркова... закончилось осенью 2011-го. Но еще за несколько месяцев до этого, зимой и весной, Сурков допустил стратегический просчет, дистанцировавшись от Путина и позволяя при этом Глебу Павловскому <...> жестко критиковать его. Павловский, напомню, требовал от Путина дать Медведеву возможность стать "великим президентом", а путинское большинство предлагал превратить в "медведевское". Между тем время, отпущенное на существование тандема, заканчивалось, а общественное доверие по рекомендации политологов не передается. Я был удивлен тем, что Сурков не понял этого», – пишет Орлов в колонке, посвященной Суркову.

Лидеры «белоленточников» как один отрицают связь с Сурковым: действительно – сейчас от него лучше держаться подальше. Раньше имели с ним дело, но вынужденно, говорит Илья Яшин. Во времена величия Суркова он состоял в «Яблоке». С тех пор, по его словам, в оппозиции немного осталось людей, которые не имели бы к Суркову личных счетов. «У меня произошла характерная история. Был в 2006, кажется, году – митинг против цензуры в СМИ. Я там резко выступил, пообещал засунуть Суркову Останкинскую башню в жопу. Явлинский тогда очень начал переживать, говорил, что зря я так, Сурков злопамятный, личных выпадов не прощает. А потом, через пару недель, Иваненко (Тогда первый зампред «Яблока». – Slon) говорит, не переживай, все в порядке: я ему, мол, звонил, спрашивал, где он был, а Сурков ответил, что лежал в больнице – Останкинскую башню вынимал. В итоге тогда оказался прав Явлинский, а не Иваненко. Против меня началась настоящая серия провокаций, нашистская шелупонь просто ополчилась», – вспоминает Яшин.

Сыграть на паранойе Путина

Даже если Сурков ни с кем из оппозиции не контактировал, сами обвинения в связях с противниками режима – удар по репутации человека, прежде ответственного за политику в стране. А когда обвинения идут в одно время из разных источников, пора уже заподозрить организованную кампанию по дискредитации Суркова. 

Ведь если присмотреться, то дело лишь в определениях. То, что для одних – помощь оппозиции, для других – лишь небольшая корректировка курса. Есть обыденное объяснение: Сурков на фоне неудачных выборов в Госдуму чуть отпустил вожжи, но в окружении Путина посчитали такое поведение недопустимым риском.

А затем, уже будучи вице-премьером, чиновник стал жертвой банальных придворных интриг. «Кто-то просто сыграл на паранойе Путина, которому передали, что Сурков прикармливал оппозицию. Это адресная история, только в отношении Суркова, назвать ее охотой на ведьм нельзя. И связана эта история со скандалами с Пономаревым и "Сколково"», – говорит собеседник в правительстве.

Если так, то получается, что нет ничего эпохального в нынешней отставке, обычное сведение счетов. Кто именно стоит за успешной атакой на Суркова и за изменением его недавнего имиджа хитроумного манипулятора? Собеседники хором говорят, что Сурков не озаботился сохранением хороших отношений и умудрился испортить их со многими бывшими сослуживцами, в том числе и с Володиным.  

И, наверное, уже не важно, были тут заговоры или нет. В любом случае курс прежний, то есть партии-симулякры и сохранение статус-кво, говорит собеседник, близкий к «Единой России»: «В дальнейшем власть полагает, что будет в состоянии направлять и канализировать социальные потоки, которые будут представлять интерес, но не будут угрожать главной задаче – сохранению статус кво». Что при Суркове, что без Суркова – вектор развития внутренней политики один.

Предыдущий материал

Главная ошибка Суркова

Следующий материал

Неуправляемый национализм Суркова