Новости Календарь

Осужденный кандидат Навальный и новая хитрая политика

Осужденный кандидат Навальный и новая хитрая политика Эвелин де Морган. Надежда в тюрьме Отчаянья
Цитата вчерашняя, но все же приведу ее, вдруг кто-нибудь забыл? «Мы сделали все возможное, чтобы его зарегистрировать, чтобы у москвичей была возможность большего выбора среди кандидатов в мэры Москвы». Это сказал Сергей Собянин. По поводу Алексея Навального. 17 июля 2013 года. А сегодня, 18 июля, Навального не просто приговорили к пяти годам отсидки. Этого оказалось мало. В качестве веского дополнения к суровому приговору было принято судебное постановление о его заключении под стражу в зале суда. Так и не успел он получить свое удостоверение кандидата на пост мэра Москвы, о чем вчера с приличествующей случаю долей веселости рассказали все федеральные каналы. 

Ибо ирония ситуации, которая окончательно расставляет все акценты в затянувшейся истории с кандидатурой Навального, состоит в том, что он и в тюрьме мог бы какое-то время оставаться кандидатом в мэры. До рассмотрения апелляции приговор не вступает в законную силу, снятие с регистрации невозможно. Тогда, формально говоря, большой выбор у москвичей остался бы. Больше того, он бы расширился, так сказать, в содержательном измерении, потому что выборы, один из участников которых сидит в тюрьме, – событие в истории России редкое, а в истории Москвы – беспрецедентное. 

Особой жестокостью со стороны Собянина и его политического патрона (который накануне события увлеченно гонял танчики где-то в степях) было бы, конечно, устроить так, чтобы имя Навального успели впечатать в бюллетень, что заставит несчастных членов избирательных комиссий, чертыхаясь и нервничая, это имя в последний момент вычеркивать. Но может быть, оно было бы и хорошо с точки зрения поддержания боеготовности личного состава, потому что главная его работа – еще впереди. Пусть и без Навального, но задачу обеспечить Собянину предсказанные социологами 72% никто не отменял. Надо жучить. Увы, Навальный лишил их этого удовольствия, объявив о снятии своей кандидатуры. А то было бы весело.

Шутки шутками, но теперь, конечно, надо высказаться на волнующую политизированную российскую публику тему о том, зачем все это было нужно. Опять ведь пойдут разговоры о том, что в Кремле много башен, одни умные люди (хорошие, включая Собянина и, возможно, его патрона) хотели так, а другие – те, кого трудно назвать по именам, но не такие хорошие, – хотели иначе, и вот что в итоге получилось.

Отчасти именно ради таких разговоров все и затевалось. В физическом Кремле, что на Красной площади, и правда много башен. Но в трансфизическом Кремле, в обиходе называемом «вертикалью власти», уже давным-давно (с 2003 года, не меньше) только одна башня, называемая «Владимир Владимирович Путин». Да, у подножия этой башни стоят дворцы, заселенные ответственными лицами, служащими по важным ведомствам и контролирующими важные активы. По некоторым вопросам они принимают важные решения, часто в свою пользу, а иной раз и вовсе заиграются так, что хоть святых выноси. С главной башни на это взирают с олимпийским спокойствием. Но выборы мэра Москвы – это вопрос другого уровня, не то что пару миллиардов украсть. Это вопрос о власти. Он в эксклюзивной компетенции единственной башни.

Понятно, что без настойчивого предложения из Кремля хозяйственник Собянин ни на какие досрочные выборы не пошел бы. В гробу он эти выборы видел. Еще по его тюменскому опыту ясно, что выборы он не любит. Просто не понимает, что это за глупость такая – отдавать важные вопросы на откуп быдлу. В этом они с патроном, в общем, схожи. Но патрона в свое время научили – и он хорошо усвоил, – что без победы на выборах в этом мире никуда. Предстоящие два года будут сложными. Грядут непопулярные меры, которые уже не удастся свалить на таинственных либералов в правительстве. На Ливанова много не свалишь, это ведь даже не Зурабов. С Медведевым все еще сложнее. Так что надо – противно, но надо – идти на выборы. Одними социологами тут не обойдешься.

Электоральный авторитаризм устроен так, что выборы необходимы. И чем правдоподобнее они выглядят, тем лучше. Это первая составляющая формулы. А персоналистская диктатура устроена так, что проиграть выборы власть имущие не могут. И чем убедительнее победа, то есть, попросту говоря, чем больше процент, тем лучше. Это вторая часть формулы. Привести эти две составляющие в полную гармонию не удается никогда, но Путин ведь не раз высказывался в том духе, что полное совершенство недостижимо (в оригинальной формулировке, кажется, было что-то про женщин), но к нему надо стремиться. 

Раньше за реализацию этих высоких стремлений отвечал Сурков – и отлично справлялся до поры до времени: партии создавать не разрешали, с выборов снимали всё, что хотя бы немного шевелилось, а то, что результаты фальсифицировались, под конец даже и отрицать стало как-то неудобно. Отделывались универсальным тезисом «ну что же вы хотите, это борьба». Выражаясь в гегелевских терминах, поздний сурковский период был антитезисом, а тезис прозвучал в манипулятивной, донельзя хитроумной электоральной политике начала нулевых (которую, впрочем, проводил тот же Сурков). На таинство синтеза, однако, Сурков уже не потянул: стал одиозен, да и вообще, говорят, заигрался, связавшись с белоленточниками. Но теперь решено: политика будет и репрессивной, и манипулятивной одновременно.

Дальнейшее довольно ясно изложено в недавней записи в блоге Константина Сонина. Повторю вкратце. Ясно, что с участием Навального – при естественном для Москвы уровне фальсификаций – выборы дали бы Собянину процентов 40, с перспективой второго тура, а второй тур – напомню – был главным путинским кошмаром еще с петербургских времен. Неестественный уровень фальсификаций по нынешним временам допустим где-нибудь в Саратове, но не в Москве. Значит, пускать Навального на выборы нельзя. 

Но и не пускать тоже нельзя: манипулятивная политика предполагает веру избирателя в то, что реальная альтернатива есть. Ну или была по крайней мере. А если теперь уже нет, то при чем здесь Собянин? Уж он-то, конечно же, сделал все возможное (ну и далее по процитированному в начале тексту)... Навальный сам виноват, что его посадили. Так всегда бывает в стране, где суды не устают выносить справедливые приговоры за тяжкие преступления. Лес-то зачем воровать?

Вот так и выстроилась комбинация, которую я не назвал бы особенно хитрой – прямо скажем, не великий макиавеллизм, – но ведь российской политизированной публике много и не надо. С каким энтузиазмом обсуждались «электоральные перспективы» Собянина против Навального. С каким пылом активисты «Яблока» обличали Навального как возможного конкурента собственному лидеру. Как много если не чернил, то разного принтерного стаффа было потрачено на историю с муниципальным фильтром. 

Многие и впрямь поверили, что в Москве настоящие выборы. Не знаю, успеют ли отойти. А история описывается двумя словами: тупая хитрость. Или одним: разводка. И знаете что, мне не жаль тех, кто на эту разводку повелся. Так легко обмануть можно только тех, кто хочет быть обманутым. Есть логика системы, для которой участие Навального в мэрских выборах с самого начала было неприемлемым вариантом. Все остальное – видимость, туман для отвода глаз.

Предыдущий материал

Стоит ли власти бояться экспертного сообщества?

Следующий материал

Навальный: что будет после приговора