Новости Календарь

О чем говорят политтехнологи

О чем говорят политтехнологи
Одним из первых «демотиваторов», разошедшихся по сети после послания Дмитрия Медведева, в котором тот объявил о возвращении выборов губернаторов, стало изображение пьянствующего с подписью «Политтехнолог Вася узнал о возвращении губернаторских выборов». Закон о выборах губернаторов еще даже не прошел второго чтения, процедура выдвижения кандидатов становится все более зафильтрованной, Кремль пачками меняет губернаторов по старой привычке, а политтехнологи уже готовятся к заработкам, которых они лишились семь лет назад. «Сурков как слон в посудной лавке вытоптал всю нашу поляну!» – гневно отозвался политтехнолог Евгений Сучков о политике последнего десятилетия. «Теперь вот занимается инновациями», – ехидно добавил он. 

В начале апреля группа политологов, экспертов и политтехнологов собиралась в Сочи обсуждать будущее профессии. В четверг представители ведущих политконсалтинговых структур собрались в Общественной палате, формально – для обсуждения меморандума о честных выборах (подобные меморандумы и соглашения были очень популярны в период расцвета избирательных технологий), по факту – поделиться проблемами. 

Мероприятие сложно было назвать многочисленным: к моменту официального начала успели доехать человека три. «Представители ведущих консалтинговых структур неорганизованны», – вздыхал в пустом зале собиравший круглый стол Максим Григорьев. Дискуссию открывали ввосьмером: члены Общественной палаты Максим Григорьев и Георгий Федоров, политтехнолог Bakster Group Дмитрий Гусев, председатель совета директоров компании «Никколо М» Игорь Минтусов, директор Международного института политической экспертизы Евгений Минченко, руководитель «Политической экспертной группы» Константин Калачев, директор Института избирательных технологий Евгений Сучков, президент «Новокома» Алексей Трубецкой. Отсутствие новых лиц на рынке политконсалтинга было налицо.

«Что касается «Единой России», там какой-то отстойник»

Первым заговорил, начав с глобальной кадровой проблемы, «дедушка русского черного пиара», как позже назовут его коллеги, Алексей Трубецкой, ранее известный как Кошмаров. Консультант, которому приписывают изобретение самых грязных избирательных технологий, заявил о первоочередной задаче «формирования цивилизованных рынков выборов» и том, что мешает решению проблемы.

«Не сформирован заказчик. За 10 лет, когда рынка не было или он находился в административно-теневом состоянии, заказчик стал не способен ни поставить задачу, ни принимать политические и документарные технологии. У него всего две технологии: админресурс и «дать бабло, чтобы решить вопрос», – описал выборные реалии Трубецкой. Кроме того, по его словам, сами политтехнологи «обленились и немного деградировали – без практики и конкуренции». «Мы наблюдаем некое вырождение: жонглируют словами, образами, но далеки от реального смысла и реальных политтехнологий».

«За 10 лет представьте, сколько появилось людей, у которых в дипломе есть отметка о том, что они специалисты по избирательным технологиям. Они гордо несут свое знание, не понимая, что по ним судят о профессии и рынке, – жаловался на новое поколение политтехнологов Трубецкой. – Ну вот в Волгограде похулиганили, уехали в Москву».

Жалобы на новое поколение поддержал еще один ветеран избирательных технологий, Евгений Сучков. «Не знаю, как в «Справедливой России», а что касается «Единой России», там какой-то отстойник. Там набирают по принципу «числом поболее, ценой подешевле». Если еще лет 5–6 назад там работали приличные люди, то сейчас набирают в регионах людей, селят по 2–3 человека в комнате, они получают 30 000 и счастливы, – оценил работу единороссовских технологов Сучков. – Разговаривать надо с людьми своего уровня и на одном языке».

Опоздавший на час Евгений Минченко, правда, отозвался о нынешних выборщиках более деликатно. «Считаю, что партийная бюрократия самая отвратительная бюрократия, которая может быть. Но могу сказать, что те, кто сейчас на выборах сидели, они, может быть, и попрофессиональнее, чем те, кто давно на рынке», – оценил ситуацию Минченко.

«А кто мы такие? Будет ли с нами разговаривать власть?!»

Первое зло, с которым намерена бороться новосозданная гильдия политконсультантов, – введение единого дня голосования в сентябре, эту инициативу еще в 2010 году предложил Владимир Жириновский и совсем недавно поддержал Дмитрий Медведев. «Проведение выборов в один день создает абсолютно неуправляемый процесс. У нас 83 региона, в каждом выборы губернаторов и заксобраний, то есть 166 выборов делим на пять лет, получается по 33 избирательных кампании, а если добавить к этому и выборы мэров, то на этот день будет падать 40 избирательных кампаний. Этот процесс мы не знаем зачем наша уважаемая администрация вносит, но он и для них, и для партий создает необходимость ведения национальной кампании, почти федерального уровня», – рассуждал Дмитрий Гусев.

Сучков же предположил, что такой закон будет работать на экономические интересы партий-конкурентов, а не власти: проведение выборов разного уровня в один день сильно удешевляет процесс и объединяет усилия. «Глупее логики придумать было просто невозможно. И сам факт того, что это предложил Владимир Вольфович, для которого выборы большой бизнес-проект, тоже о многом говорит», – намекнул Сучков.

Минченко же озаботился ролью и местом политтехнологов в процессе принятия решений. «А кто мы такие? Будет ли с нами разговаривать власть?!» – сокрушался политтехнолог. «Такое впечатление, что кто-то пришел и говорит: «Дмитрий Анатольевич, давайте сделаем один день выборов в сентябре». А он отвечает: «А давайте!» И вносят закон. И что мы тут тогда сидим, обсуждаем?!» – рассуждал Минченко.

Лоббировать разворот реформы обратно политтехнологи собрались в экстренном порядке, определив это первоочередной задачей.

«Нечестно выиграть или честно проиграть?»

Формальным поводом было принятие декларации о противодействии фальсификациям на выборах и обсуждение чистоты выборного процесса, но в реальности в ходе дискуссии тема нарушений на выборах оказалась для каждого родной.

«Те, кто выходили на Болотную, на Сахарова, – большинству из них было все равно, кто выйдет на Поклонную и сколько их, – сказал Минтусов. – Им было крайне неприятно, что власть таким беспардонным образом применяла фальсификации на выборах». Минтусов поставил собравшихся перед моральной дилеммой и этическим вопросом. «Что лучше: нечестно выиграть или честно проиграть? Такая ситуация у ряда из нас происходит или происходила: когда в ночь региональных выборов ты находишься в кабинете местного избиркома, никаких наблюдателей нет, ни камер, и ты можешь сделать все, и никто не увидит, и тогда возникает вопрос: как себя в этой части вести?» – делился опытом политтехнолог.

Оказалось, что студенты Минтусова, в большинстве, такой дилеммой не мучаются: «60% студентов уважаемых вузов – ВШЭ, МГИМО – готовы к нечестному выигрышу, но примерно 15–20% готовы честно проиграть, и около 20% категорически не понимают ситуацию», – рассказал он о новом поколении фальсификаторов.

«Власть делала все, чтобы эти фальсификации исключить», – перебил выступающего Григорьев. Фраза вызвала бурное веселье в зале, а громко хохотавший Глеб Кузнецов попросил занести реакцию собравшихся в протокол заседания.

«Коллеги, прошу вас, мы все можем иметь свою точку зрения», – обиженно ответил на смех Григорьев.

«Нынешнее законодательство провоцирует нас заранее на заведомые нарушения, – ответил на вопрос Сучков. – Каждый из сидящих понимает, о чем идет речь», – таинственно произнес политтехнолог и намекнул, в частности, на процедуру сбора подписей и выдвижения кандидатов.

Минтусов попросил быть аккуратнее с терминологией и называть фальсификациями только определенный вид нарушений. «Есть уголовно наказуемое деяние – когда бюллетени с галочками в одной части перекладываются в стопку с бюллетенями с другой галочкой. И я ответственно хочу сказать что, у нас 95 000 избирательных участков. На примерно 10% участков руководители участковых избирательных комиссий совершали уголовные преступления. Они просто фальсифицировали выборы», – охарактеризовал процесс Минтусов и предложил сузить тему.

«Вне зависимости от используемых слов и фразеологий все все понимают», – таинственно обвел зал взглядом Григорьев. Судя по молчаливым кивкам собравшихся, все все понимали.

Предыдущий материал

Выборофобия

Следующий материал

Сферические выборы в вакууме