Новости Календарь

Новый главный редактор – коллективу «Ленты.ру»: «Я не знаю, зачем я вам нужен»

Новый главный редактор – коллективу «Ленты.ру»: «Я не знаю, зачем я вам нужен» Алексей Гореславский. Фото: Руслан Кривобок / РИА Новости

Вчера случился один из самых громких российских медиаскандалов последних лет, в результате которого крупнейшее интернет-СМИ страны покинула большая часть журналистов. Акционер холдинга «Афиша-Рамблер-Суп» Александр Мамут неожиданно и без объяснения причин уволил Галину Тимченко «Ленты.ру», главного редактора самого популярного и цитируемого новостного сайта России. Причем сделав это в обход формального руководства холдинга (точно так же Мамут поступил в сентябре прошлого года, сняв главреда «Газеты.Ru» Светлану Лолаеву). На место главного редактора «Ленты» был назначен бывший начальник прокремлевского сайта «Взгляд» Алексей Гореславский. После этой новости сотрудники издания опубликовали на «Ленте» обращение к своей аудитории о давлении на редакцию. Затем большая часть журналистов коллектива заявила о желании уволиться. Сегодня 39 сотрудников «Ленты» написали заявления на увольнение. В том числе их к этому побудила встреча с новым главным редактором Гореславским, который вечером в среду навестил новое место работы, чтобы познакомиться с подчиненными. 

В распоряжении Slon оказалось видео с фрагментом этой встречи. Мы его публикуем с текстовой расшифровкой беседы.

В центре кадра, опираясь на подоконник, стоит сам Гореславский. Слева от него – уволенный главред Галина Тимченко. Гореславский говорит, что ему самому толком неизвестны причины кадровой перестановки, что он не знает, как ему строить редакционную политику. Он не отвечает прямо ни на один из вопросов сотрудников «Ленты», постоянно ссылаясь на неизвестные ему желания акционера издания. Кроме того, Гореславский не способен ответить, в его ли полномочиях оставить на должности спецкора «Ленты» Илью Азара (его увольнения за тексты с Украины ранее требовал от Тимченко владелец холдинга Александр Мамут). Гореславский лишь робко предполагает, что отставка Тимченко могла быть вызвана предупреждением Роскомнадзора за гиперссылку на интервью с лидером украинских радикальных националистов из «Правого сектора» Дмитрием Ярошем.

Андрей Коняев, научный редактор:

– Как, по вашему представлению,  должна происходить работа издания?

Алексей Гореславский: 

– Я вам ничего не могу сказать, потому что об этой новости я узнал всего два часа назад.

Светлана Рейтер, спецкорреспондент:

– Но вы же думали эти два часа?

Гореславский: 

– К сожалению, не так быстро. Я старый и больной человек.

Коняев: 

– Но вы знаете, в чем состоит работа главного редактора? Вот вы устроились на работу, какие ваши должностные обязанности сейчас?

Александр Поливанов, начальник отдела экономики

– Зачем мы вам нужны – понятно. Потому что мы вам приносим деньги. А теперь скажите: зачем вы нам нужны?

Гореславский:

– Хороший вопрос. Я не знаю. У меня нет пока для вас ответа.

(Аплодисменты.)

Кто-то из сотрудников: 

– Извините, Алексей, а в чем отличие вашей концепции от той концепции, которая была у Галины [Тимченко]?

Гореславский: 

– Возвращаясь к вопросу про ваших сотрудников. Я постараюсь сделать максимум, что от меня зависит, чтобы вы работали и сохранили свои позиции.

Галина Тимченко:

– А что касается Ильи Азара? Это показатель. Его на работу брала я. Азар – первый человек, который был взят на работу спецкорреспондентом, и человек, вокруг которого и создался этот уникальный отдел, лучший спецкорский отдел в стране.

Иван Колпаков, начальник отдела спецкорреспондентов:

– Вы же понимаете, что я не имею морального права продолжать работать, если у меня снимают сотрудников.

Рейтер: 

– Вот мы в отделе спецкоров – без Азара работать не будем. То есть мы и без Гали, говоря на чистоту, работать не будем. Но вот у вас увольняют яркого, талантливого, спорного, трудоспособного сотрудника. И вы с этим смирились. Вы готовы его оставить или нет?

Гореславский:

– Я готов поставить этот вопрос перед акционерами. Если (Мамут) сказал, что это было его твердое требование…

Андрей Козенко, спецкорреспондент: 

– А почему акционер вообще должен в эту историю вмешиваться? У нас закон о СМИ для кого написан? О чем говорим мы здесь?

Колпаков:

– Понимаете, Алексей, просто это получается полная шизофрения. У нас так не принято. Вы к нам приходите, как Владимир Путин, и говорите: «А у нас в Крыму войск нет! Это какие-то другие люди! Наша главная задача – сохранить коллектив, но мы уволим Азара! Я вынужден буду делать то, что мне говорит собственник». Это безумие, это вялотекущая шизофрения! Алексей, объясните, зачем вы к нам пришли?

Рейтер – Гореславскому:

– А если вам скажут прыгнуть со второго этажа – вы прыгнете?

Гореславский: 

– Я бывал в ситуациях, в которых это приходится делать...

Козенко:

– Я не понимаю, зачем главный редактор, если инвестор может управлять?!

Колпаков:

– Да, я слыхал, «Газетой.Ru» вот неплохо инвестор управлял.

Гореславский:

– Вы хотели же как-то говорить в более конструктивной форме.

Колпаков: 

– Я и говорю. Азар будет работать? Вы говорите общие фразы о том, что что-то не угодило инвестору. А вы скажите нам честно, что хочет инвестор. Скажите, чем ему не угодила Галя?

Кто-то из сотрудников: 

– Давайте даже скажите: чем ему не угодила «Лента.ру»?

Гореславский:

– Он мне этого не говорил. Я спрошу при случае.

Кто-то из сотрудников: 

– Смотрите, какая ситуация: у нас все подтвердили, рос трафик, мы шли, как Шумахер на свой пятый сезон, выигрывали, выигрывали... 

Рейтер:

– Подожди! Шумахер в коме лежит.

(Хохот. Гореславский довольно улыбается.)

Сотрудник продолжает:

– И в этот момент, когда Шумахер выигрывает свой очередной сезон, ему говорят: слышь, Шумахер, иди ты. Мы возьмем Эдди Ирвайна (напарник Шумахера по Ferrari в 1996–1999 годах. – Slon), предположим. Нам нужен честный ответ, а не общие слова

Гореславский:

– Давайте вернемся к началу ситуации. Три часа назад мне звонит акционер и говорит: «Решай через десять минут».

Колпаков:

– Послушайте, Алексей, даже я предполагал, что вас могут назначить главным редактором. Значит, я более осведомлен, чем вы.

Гореславский:

– Можно я маленький месседж скажу? Для меня это тоже порядочная неожиданность. У меня нет какой-то стратегии вот такой: мы делаем вот это, вот это, вот эти люди точно не нужны, этого не хочу видеть, этого хочу. Сначала я должен как-то познакомиться, что я сейчас и пытаюсь сделать…

Антон Ключкин, начальник отдела Россия: 

– Алексей, как у нас начнется процесс знакомства, потому что мне крайне важно перед тем, как меня уволят... 

Гореславский:

– Я готов с каждым говорить, слушать, записывать, со всеми общаться. Я очень хочу, чтобы функция выпуска «Ленты» продолжалась.

Кто-то из сотрудников: 

– У «Ленты.ру» большой запас прочности, и она еще может катиться очень долго. Но очень хотелось бы, чтобы она не катилась под откос.

Лиза Сурганова, редактор отдела «Интернет и СМИ»: 

– Скажите, а как вы собираетесь строить стратегию, если даже не знаете, чем недоволен акционер?

Гореславский:

– А вы знаете, тем же самым методом, который сейчас пытаются применить ко мне: методом допросов и расспросов.

Петр Бологов, начальник отдела «Бывший СССР»

– Простите, а когда господин Мамут будет готов встретиться с вами? И вообще было бы прекрасно, чтобы он встретился с нами. Мы можем оформить нашу коллективную просьбу, чтобы в ближайшее время встретиться с ним лично?

Гореславский:

– Я думаю, это во всех наших интересах. И прежде всего в его интересах. Думаю, он категорически заинтересован, чтобы была «Лента» и нет «Ленты».

Игорь Белкин, продюсер отдела новых медиа: 

– А на хрен это сделал тогда?!

Рейтер: 

– Послушайте, вы сами говорите, как учитель в начальной школе. Мы сами прекрасно понимаем, что происходит в этой стране. И мы прекрасно понимаем, как здесь закрывают издания. На моей памяти это закрывается третье или второе издание, в котором я работала.

Гореславский:

– Давайте так. Давайте зададим себе вопрос: мы хотим, чтобы издание закрыли? Или мы хотим, чтобы издание работало?

Рейтер:

– В идеале мы хотим, чтобы осталась Галя Тимченко. Если вы спрашиваете, чего мы действительно хотим. И чтобы все работало, как раньше.

Кто-то из сотрудников: 

– Уход Гали Тимченко будет означать закрытие «Ленты». Это равнозначные вещи.

Колпаков:

– И особенно, Алексей, пугают эти общие слова. Потому что за ними чаще всего кроется желание всех придушить. Мы слышали это не раз. И писали про такие истории не раз.

Коняев:

– Я так понимаю из ваших слов, что если бы Галя осталась главным редактором – «Ленту» бы закрыли.

Гореславский:

– Я могу лишь делать предположения на основании… Было вынесено предупреждение Роскомнадзора.

Колпаков: 

– Вы правда хотите сказать, что Галю уволили из-за подобного предупреждения?!

Гореславский:

– Я ничего не хочу сказать. Я просто хочу сказать, что мне кажется, что подобное событие, возможно, не прошло мимо акционера…Я приложу все усилия, чтобы этого не произошло [нового предупреждения Роскомнадзора]... 

Тимченко:

– Несмотря на неоднократные упоминания (Мамута) Алексея, у меня не было отдельных отношений с акционером вообще, и ни разу он не ставил меня в известность о каких-то возможных последствиях. Я уволена сегодня с формулировкой: «Галя, вы великий редактор». Считаю, что это достижение. Предлагаю на этом закончить, завтра рабочий день. Так как сегодня последний день я главный редактор, я вам скомандую: прекратите сегодня, пожалуйста, эту историю. Давайте разойдемся, подумаем. Простите, в этой истории каждый выбирает сторону по себе, каждый сам выбирает работу по себе. Все, что я вам могу сказать: «Это была славная охота».

(Аплодисменты.) 

Предыдущий материал

Время предельной ясности

Следующий материал

Тоталитарная мобилизация: контекст разгрома «Ленты»