Протесты в мире      о протестах

Навальный и Ленин: что общего?

Алексей Навальный делает политику словно по заветам Ильича
Скопируйте код в ваш блог. Форма будет выглядеть вот так:
 13 9 983 экспорт в блог
Навальный и Ленин: что общего?
Фото: REUTERS/Laszlo Balogh
Василий Гатов у себя в «Постжурналисте» поднял интересную тему – о медийной специфике Навального. Медийность, конечно, для всякого общественного деятеля обязательна. Однако для Навального медийность – не просто PR-сопровождение, но и сама форма активности. Единственно доступная, и одновременно наиболее эффективная.

Действительно, медиаактивность подобна политике. Она полипредметна, универсальна, создает трибуну и митинг, способна к сетевому накрытию. Для самих СМИ это вторичные характеристики. Но если политика задавлена, то медийная активность может стать действенной альтернативой. Для этого, правда, ей надо уйти в подполье или в сеть. Первым это понял Ленин в 1900 году.  Не просто понял, но и создал на базе сетевой медиаструктуры – газеты «Искра» – политическую организацию.

Прошло ровно 110 лет с мая 1901 года, когда в 4-м номере «Искры» вышла программная ленинская статья «С чего начать?». Может, интернет в целом и предсказан Маклюэном, но Рунет, точнее, блогосфера и конкретно Навальный, предсказаны Лениным за 60 лет до Маклюэна. Чего стоит, например, это (Ленин перечисляет политические задачи газеты): «…мы должны поддержать возмущение населения против того или другого зарвавшегося царского башибузука и помочь – посредством бойкота, травли, манифестации и т. п. – проучить его так, чтобы он принужден был к открытому отступлению». (Другие цитаты приведены ниже – они вопиют.)

Кейс «Искра» – РСДРП дает замечательный опыт превращения медийной структуры в политическую организацию. Помимо злобного оскала царизма у Ленина была другая проблема, пожалуй, более существенная – чрезвычайная раздробленность и разнородность местных ячеек. Бундовцы, эсеры, социал-демократы, оппортунисты, еще десятки направлений – кто во что горазд. Без единого авторитета и всякой координации. При том, что во всех городах и весях был свой революционный актив (оппозиция режиму была чрезвычайно популярна среди студентов и разночинства), создать централизованную дееспособную организацию не было никакой возможности. Не столько из-за охранки, сколько из-за того, что местные политические князьки заболтали бы любую объединяющую инициативу своим альтернативным видением методов революционной борьбы.

И тогда Ленин придумал приучить их к слаженности через альтернативную активность, через участие в общем  сетевом деле – в распространении  газеты.

Общая процедура издания и распространения  газеты сделала среду когерентной, согласовав колебания и напряжения разных частей и потоков. Естественно, управлял этой когерентностью тот, кто управлял газетой. Получается, что задолго до Клэя Ширки Ленин открыл, что сетевая кооперация может заменить институты. Но Ленин сумел даже больше – он смог управлять распределенностью сети из единого центра (мечта тех, кто хочет подчинить интернет). Вертикальная организация потоков (статей, тиража, денег) объединила части в один организм. Причем объединяющим началом стала не идея, а процедура.

Ключевой тезис ленинской статьи «С чего начать?» известен всем: «Газета – не только коллективный пропагандист и коллективный агитатор, но также и коллективный организатор». В поздней советской журналистике этот тезис понимался иносказательно: газета «организует» трудящихся в том смысле, что дает им общие идеологические ориентиры. Но Ленин организаторскую функцию «Искры» понимал буквально.

Подпольная  сеть корреспондентов и дистрибуторов («агентов») «Искры» в самом прямом смысле создавала протопартийную платформу политической активности. «Искра» контактировала с ячейками в ста городах и населенных пунктах империи! Это сопоставимо с современными масштабами легальной печатной дистрибуции. При этом объединение в сеть обеспечивалось не директивами сверху (они были невозможны), а кооптацией снизу. Всё само нарастало вокруг общего организующего принципа – издания и распространения газеты.

«Вниз» шел тираж газеты и сопутствующая  литература. Причастные к распространению агенты, какие бы чудные тараканы не водились у них в голове по поводу революции, вынуждены были подчиняться задачам дистрибуции, включаться в единый процесс. Просто по обстоятельствам технического характера: чтобы получить революционный агитматериал, надо было примкнуть к этой структуре. «Вверх» шли заметки с мест. Ведь чтобы опубликоваться в издании, тоже нужно было примкнуть к структуре.

И, наконец, ключевой фактор объединения – сбор средств. «Подписка» на газету, по сути, становилась партийным взносом (этот механизм просуществовал до конца СССР, совершенно, конечно, выродившись). А партийный взнос оказывался платой за издание. Кстати, такая бизнес-модель медиа может обрести новые перспективы. В какой-то мере ее реализуют в проекте «Сноб».

Но самое главное – человек, жертвующий деньги на какое-либо дело, становился самым горячим сторонником этого дела. Подобный прием применяют американские политтехнологи на выборах. Это прямая противоположность подкупу электората: кандидат должен не давать избирателю деньги (водку, ремонт крыши), а, наоборот, брать у избирателя деньги. Избиратель, пожертвовавший двадцатку в фонд кандидата, будет ревностно следить за успехами «своего» кандидата, даже агитировать. И потом поддержит на выборах. Чтобы двадцатка не пропала.

Так что сбор взносов был не только средством к существованию, но и инструментом добычи лояльности. Кроме прочего, собирать деньги на общую газету (очевидное дело с материальным продуктом) было с психологической точки зрения гораздо легче, чем собирать деньги на партию («чужую» – в восприятии каждой низовой ячейки). Поистине гениальное объединяющее решение. Потому что в какую-то партию какого-то Ленина в тот период мало кто вступил бы – все сами себе революционеры. А в общее газетное дело записались почти все.

Почти по каждому пункту ленинская модель создания массового политического движения на базе медийной структуры совпадает с тем, что делает Алексей Навальный. Вряд ли этому учили в Йеле; вытесненная политическая активность сама находит оптимальные формы, и находит их, совершенно логично, в медийной среде интернета.

Навальный не хочет создавать «титульную» партию и участвовать в выборах примерно по тем же причинам, по которым Ленин не мог (уязвимость, неэффективность и т.п.). У Ленина не было иного способа создать «федеральное» движение. Разница в том, что в наш гуманный век роль подполья выполняет блогосфера.

Ленин писал, что главная сила «Искры» – «добровольцы и повстанцы». Ленин сетовал на раздробленность  активистов и инертность масс и в то же время фиксировал рост протестных настроений. Все это актуально и для Навального.

Алексей Навальный предлагает последователям простые процедурные решения, позволяющие преобразовать протестный потенциал в конкретные действия. Вот тебе адрес, вот шаблон жалобы – пиши запрос в инстанции. Вот фонд, вот задачи – сдавай деньги. И люди откликаются на маленькие, доступные и внятные процедуры охотнее, чем на большие идеи, к которым непонятно, как подступиться (и у всех свое видение). То же самое делал Ленин, предложив сторонникам издание и распространение общей газеты – понятное, предметное дело с очевидным результатом. Дело вместо разговоров. По пути соорганизовав огромные массы активистов и сочувствующих.

Система «искровского» финансирования полностью схожа с «роспиловским» фандрайзингом, дает тот же объединяющий и мотивирующий эффект (помимо собственно денег). Интересно, что на деньги, собранные для «Роспила», Навальный вполне мог бы финансировать и издание газеты, посвященной борьбе с цариз… с коррупцией. Чтобы совсем уж соответствовать ленинской модели. Но зачем ему СМИ пред-предшествующего поколения, когда он обладает более современной моделью?

Многие  агенты ленинской «Искры» стали заметными партийными активистами, а некоторые – и государственными деятелями (Бабушкин, Бауман, Калинин, Красин, Кржижановский, Цюрупа и многие другие). В медиаполитическом движении Навального уже тоже формируются активисты второго эшелона.

Если  созреют условия и Алексей  Навальный включится в титульную  политику, нет сомнения, что его  собственное медиа – его блог – начнет угасать. Так было и с «Искрой». Создав на ее платформе РСДРП, Ленин отдал газету Плеханову, канализировав в нее остатки альтернативных течений (они потянулись к авторитету издания, когда он уже был отработан – мавр свое дело сделал). После чего она благополучно зачахла.

Этот  разбор сам по себе не содержит политических оценок. Политические последствия деятельности Ленина прискорбны. Интересно технологическое сходство.

С оценочной точки зрения камень преткновения в отношении Навального: прибыл ли он из Йеля в запломбированном самолете или просто в герметическом? По моему мнению, врагам России помощь Навального не требуется. Даже если принимать эту конспирологическую парадигму, то для захвата или ослабления России вашингтонскому обкому вряд ли нужны какие-то специальные дополнительные проекты – они просто избыточны. Все и так идет в нужном русле. В котором Навальный как раз топорщится поперек.

Однако  это слишком сложное рассуждение. Аргумент «выучили и заслали» более прост и тем силен. Он выскакивает на уровне генетической памяти о классовом чутье: был за границей, значит, агент 7 империалистических разведок.

Возвращаясь к теме искроподобия блога Навального, можно предположить, что продолжение может быть разным. От: «из «Искры» возгорится пламя!», до: «история повторяется в виде фарса». Или что-то промежуточное, если удастся без крайностей; но это у нас редко удается.

 
Избранные цитаты из статьи В.И. Ленина «С чего начать?»  
«…работать над созданием боевой организации и ведением политической агитации обязательно при какой-угодно «серой, мирной» обстановке, в период какого-угодно «упадка революционного духа» – более того: именно при такой обстановке и в такие периоды особенно необходима указанная работа, ибо в моменты взрывов и вспышек поздно уже создавать организацию; она должна быть наготове, чтобы сразу развернуть свою деятельность.»
«...лозунгом нашим в данный момент не может быть «идти на штурм», а должно быть: «устроить правильную осаду неприятельской крепости». Другими словами: непосредственной задачей нашей партии не может быть призыв всех наличных сил теперь же к атаке, а должен быть призыв к выработке революционной организации, способной объединить все силы и руководить движением не только по названию, но и на самом деле, т. е. быть всегда готовой к поддержке всякого протеста и всякой вспышки, пользуясь ими для умножения и укрепления военных сил, годных для решительного боя».
«…нам нужна именно общерусская газета. Если мы не сумеем и пока мы не сумеем объединить наше воздействие на народ и на правительство посредством печатного слова, – будет утопией мысль об объединении других, более сложных, трудных, но зато и более решительных способов воздействия. Наше движение и в идейном и в практическом, организационном отношении всего более страдает от своей раздробленности, от того, что громадное большинство социал-демократов почти всецело поглощено чисто местной работой, суживающей и их кругозор, и размах их деятельности, и их конспиративную сноровку и подготовленность.»
«…Мы сделали первый шаг, мы пробудили в рабочем классе страсть «экономических», фабричных обличений. Мы должны сделать следующий шаг: пробудить во всех сколько-нибудь сознательных слоях народа страсть политических обличений. Не надо смущаться тем, что политически обличительные голоса так слабы, редки и робки в настоящее время. Причина этого – отнюдь не повальное примирение с полицейским произволом. Причина – та, что у людей, способных и готовых обличать, нет трибуны, с которой бы они могли говорить, – нет аудитории, страстно слушающей и ободряющей ораторов, – что они не видят нигде в народе такой силы, к которой бы стоило труда обращаться с жалобой на «всемогущее» русское правительство. И теперь все это изменяется с громадной быстротой.»
(В следующем фрагменте словосочетание «рабочий класс» вполне заменяется термином «блогосфера») «…Русский рабочий класс, в отличие от других классов и слоев русского общества, проявляет постоянный интерес к политическому знанию, предъявляет постоянно (а не только в периоды особого возбуждения) громадный спрос на нелегальную литературу. При таком массовом спросе, при начавшейся уже выработке опытных революционных руководителей, при той сконцентрированности рабочего класса, которая делает его фактическим господином в рабочих кварталах большого города, в заводском поселке, в фабричном местечке, – постановка политической газеты есть дело вполне посильное для пролетариата. А через посредство пролетариата газета проникнет в ряды городского мещанства, сельских кустарей и крестьян и станет настоящей народной политической газетой.»
Следите за обновлениями Slon.ru в вашей социальной сети: ВКонтакте или Facebook.
 13 9 983 экспорт в блог
ТЕГИ:  Гатов Василий Навальный Алексей Новые медиа Политика Россия