Новости Календарь

Минздравсоцразвития перешло черту невозврата

Минздравсоцразвития перешло черту невозврата Фото ИТАР-ТАСС/ Александра Мудрац
В среду, 4 апреля Татьяна Голикова огорошила всех страшной статистикой о нехватке сотен тысяч медицинских специалистов в стране. Весь медицинский бомонд поднялся на уши, стали перезваниваться: откуда такие немыслимые цифры. По моим ощущениям, так с потолка. В России никто ничего не считает и посчитать не может – нет методики для счета, а значит и нет статистики в стране. Представленные цифры напоминают бухгалтерские игрища, когда бухгалтерия считает по пять раз одну и ту же цифру.

Махнула министр и про зарплаты у врачей-медсестер: мол, ушли они уже за 20 тысяч. Опять же, как считать. Если взять зарплату главного врача в 150 000 и врача в 5 000, то получится, посередине так, и все 75–78. А если сложить все зарплаты, да поделить на число работающих (средняя арифметическая) – получится около 10–15 тысяч. Может быть, где-то и есть побольше, но это скорее исключение, а не правило. Зарплаты за последние несколько месяцев уменьшились еще на 30% и стали выплачиваться нерегулярно, с месячной задержкой. Весь Интернет полон рассказами про это. Врачам платят по 5–6 000 на руки, они работают на 2 ставки без выходных, и все равно не могут прокормить семью. На днях один трудоголик из Ростовской области, не бывший в отпуске уже 5 лет, написал, что подал заявление и готовит машину к нелегальному извозу. Терпение лопнуло. Повсеместно врачи бастуют, бунтуют из-за низких зарплат.

Возвращаюсь к дефициту кадров. Врач в России в стационаре ведет 20 больных на ставку, в США – 100. Как это может быть? А очень просто. Там ведут больного медицинские сестры, с ними работают парамедики, выполняющие многочисленные назначения. Врач координирует деятельность довольно большого коллектива. А у нас врач все делает сам: клизма – врачебная процедура, кровь перелить – только врач может. Историю болезни заполняет врач, а в США – секретарь-машинистка. Рецепт – врач не выписывает у них, а у нас – лично. На то, чтобы выписать больничный лист – наш атавизм – уходит час времени врача. В России за все отвечает врач. Некогда ему, родимому, больных лечить-оперировать.

Лишние штатные единицы – это лишние деньги на ставки. Эти деньги можно разделить и сэкономить – в любом случае руководство переводит эти деньги в свой карман в качестве бонусов и премий. И всегда можно отрапортовать – не хватает у нас врачей. Да для такой работы никогда хватать не будет.

Надо коренным образом менять функции врача и медсестры, вводить институт парамедиков. Распределять медицинскую помощь от высокообразованного и высокооплачиваемого врача на сеть специалистов, работающих только на уровне «таблетка № 1 от давления». Если удастся обеспечить таким образом население страны – будет прекрасно. Надо убрать врачебные и фельдшерские бригады с машин «скорой помощи»: в мире практически нет таких бригад, как у нас, а результаты на порядок лучше. Вспомните сериал про скорую помощь: вокруг больного суетится много персонала, но врача там почти не видно. Врач должен выступать координатором медицинской помощи, координатором бригады. Не пойдем по этому пути – оставим народ вообще без медицинской помощи.

Вместо этого министр предлагает направить на затыкание дыры в сестринском персонале студентов-недоучек. Не ведомо ей, что врачебная и сестринская специальности – суть разные специальности. Врачи не проходят того, что проходят медсестры. С врачебным дипломом нельзя сдать экзамен на медсестру за рубежом – надо переучиваться. Но в голове неспециалиста все смешалось: она уверена, что студенты-врачи проходят сначала образование медсестры, потом – фельдшера, а уже потом – врача. Не так. Я напомню, что нормальные роды ведет не врач, а фельдшер-акушерка, врача к нормальным родам не подпускают. Это, пожалуй единственное совпадение с цивилизованным миром. Впрочем, как я понимаю, акушерок у нас уже не так много осталось.

Помимо этого, Голикова вдруг выяснила, что у нас в 2 раза больше стоматологов, чем, ей кажется, нужно. Где она их нашла? В частных клиниках? – так там давно персонал не имеет российского гражданства. В городских больницах и поликлиниках? Может, потому у нас старики беззубые ходят, что абсолютная доступность у них к бесплатному протезированию? Я уж про село не говорю – там вообще стоматологов не видели десятилетиями. Зуб заболел – веревкой рвут. Бормашинки – только что не с педальным приводом, я такие в детстве видел. Где она нашла стоматологов?

Недавно Татьяна Алексеевна рассказала про открытие нескольких десятков новых фельдшерско-акушерских пунктов. Вот здорово, подумала страна, наконец и на селе станет легче с медицинской помощью. Впрочем, забыла министр сказать, что за это время в других селах и областях ФАПов закрылось на порядок больше. Поэтому и создается впечатление, что цифры Голиковой – это выдумки, и откуда черпаются сведения о статистике, непонятно.

В Интернете полно призывов к расправам с врачами, так как врач отвечает за все ошибки чиновников. Поймите, нельзя обвинять отдельного врача ни в чем, так как он – исполнитель, заложник системы. Врачу не разрешают выписывать таблетки, так как в противном случае его уволят, врача заставляют делать фиктивные обходы и лечить фиктивных больных, так как иначе зарплаты не будет вообще. Продолжают его гнобить и давить циркулярами, порядками, стандартами, объявляя все обязательным, но не говоря – как это можно исполнить и где взять деньги. Врач уже понял – против него все: министр, прокуратура, главный врач, больные, семья. Он, как загнанный волк, только огрызается из-за красных флажков, зная, что справиться с такой оравой не сможет.

За какую проблему не возьмись – все прогнило. Переливание крови: никогда не видел в жизни тухлой крови. Теперь – пожалуйста, привозят донорскую кровь, которая хранилась полтора месяца в холодильнике при плюс 4 градусах. Вы мясо подержите месяц, посмотрите, что с ним будет. Но усилиями Минздрава многие больницы не городского подчинения уже больше года лишились возможности получать нормальную кровь, и вынуждены идти на смертельный риск переливания старой крови. В противном случае надо закрываться. Не удивлюсь, если и в этом есть семейный интерес, так как командует парадом последние 4 года родственница министра.
Здравоохранение страны перешло – и это общее мнение – черту невозврата. Нужны титанические усилия, чтобы спасти пикирующую отрасль. Все денежные вливания последних лет, все новые законы ведут лишь к дальнейшей деградации и эрозии, баснословному росту коррупции. Ясно, что Министерство не способно ничего сделать: ни сформулировать пути развития, концепцию, ни оценить нынешнее состояние.

Кто-то говорит – надо объединяться, чтобы высказать свое отношение властям. Пробовали. Говорили, съезды собирали, письма писали. Недавно «мадам Арбидол» заявила в очередном интервью: не было никаких предложений к ней от общественных врачебных структур. Лжет, хочу я сказать, и не краснеет.

Предыдущий материал

Сергей Иванов-младший: блестящая карьера развивалась без помощи отца

Следующий материал

5 примеров, как дискриминируют людей с избыточным весом в развитых странах