Новости Календарь

Михаил Федотов: «Рабочий процесс без Людмилы Алексеевой пострадает»

Михаил Федотов: «Рабочий процесс без Людмилы Алексеевой пострадает» Михаил Федотов © ИТАР-ТАСС / ИДР
Сегодня стало известно, что Совет по правам человека все-таки расширят: в него войдут еще 39 человек – лидеров интернет-голосования, которое прошло в сентябре в рамках договоренности СПЧ и Кремля. На заседании Совета с участием Владимира Путина, которое запланировано на 12 ноября, вопрос организации работы президентского органа в новом составе, вероятнее всего, еще будет обсуждаться. Slon поговорил с Михаилом Федотовым о том, какие рабочие решения они с президентом уже приняли на встрече 1 ноября и как вообще прошла эта встреча.

Михаил Александрович, удивлены ли вы были результатами голосования?

– Нет, никаких неожиданностей для меня не было. Те, кто были медийными фигурами и представляли крупные организации, прошли, остальные – нет. Многие отличные, но узкие специалисты остались за бортом. 

Вы кого-то конкретного предлагали президенту включить в Совет?

Да, на встрече я предлагал замечательных специалистов Ольгу Зименкову, Александра Зимина, Расула Кадиева, который мог бы защищать интересы дагестанцев, и с большим успехом. Но вот видите, эти кандидатуры были отклонены. Все мои предложения были отклонены. Он прямым текстом сказал, что мы и так увеличиваем Совет, не всех следует брать. 

Зачем в списке новых членов Совета депутаты и члены Общественной палаты? У них же и так есть влияние и доступ к президенту.

Ну, я не могу вам этого сказать. Да, есть доступ, но пусть его будет больше. Прямого запрета на такое сейчас нет. Может, когда-нибудь будет даже наоборот – все члены СПЧ должны будут быть депутатами, я не знаю. Только воспринимайте это как шутку, пожалуйста.

А с людьми, прошедшими по спискам в интернете, все в порядке? Все они дали согласие и будут в Совете?

Да, президент утвердил все первые тройки. Среди прошедших по голосованию есть и Павел Чиков из «Агоры», например. Я на встрече акцентировал внимание президента на каждом человеке из этого списка, и у него не было замечаний.

Хорошо, а какие решения на встрече были приняты по организации рабочего процесса Совета? Например, некоторые члены высказывают опасения насчет того, что президиум – это лишняя бюрократизация. Вы так не считаете?

– Нет, фактически в Совете уже есть президиум – это руководители тех рабочих групп, которые уже есть. Это президиум не ритуальный, а рабочий, и президент, когда я сказал ему, что у нас вот так, сказал на это одно слово: «Замечательно».

Однако это не казалось замечательным некоторым членам старого Совета, которые теперь будут указом выведены из него. Как вы думаете, рабочий правозащитный процесс пострадает от того, что в нем больше не будут принимать участие такие люди, как Людмила Алексеева?

Рабочий процесс без Людмилы Алексеевой безусловно пострадает. И я считаю хорошим фактором то, что она, например, согласилась остаться с нами в роли эксперта. 

Она дала согласие?

Да, она сказала, что согласна быть экспертом, если увидит, что Совет достаточно эффективен. 


Предыдущий материал

Шойгу сдал область Москве? Это не исключено

Следующий материал

Настоящий преемник Грызлова