Новости Календарь

Меняться самим

Меняться самим

Накануне выборов Алексей Навальный опубликовал свою программную статью о борьбе с коррупцией. Тогда я кратко ответил на его мысли в своем ЖЖ и пообещал найти возможность высказаться на эту тему более подробно. Итак.

Прежде всего, хочу сказать, что я слежу за тем, что делает Алексей, и точно считаю, что его взгляды заслуживают внимания. При этом не он первый и не он последний, кто обращается к проблеме коррупции. Сразу подчеркну – я пишу эту статью не для того, чтобы оправдать власть. К ней полно претензий – более того, многие из тех, кто работает во власти, понимают и справедливость упреков, и несовершенство системы госуправления. И никто не станет спорить с тезисами о том, что взяточничество – это огромная проблема, что коррупция мешает развитию экономики, что она глубоко проникла во все государственные сферы. 

В плане борьбы коррупции самое простое, что может быть – это сказать, что вся проблема во власти. И даже не во власти в целом, а в нескольких вполне конкретных ее представителях. Это означает персонифицировать коррупцию, свести ее природу в нашем обществе к личностному фактору. Из такой диагностики вполне естественно вытекает и путь борьбы. Просто надо сегодняшних «старых плохих» чиновников заменить на «новых хороших». И все – коррупция побеждена.

Убежден, что такой подход – это недопустимое упрощение и явная ошибка. Как в старом анекдоте – попытка искать ключи не там, где потерял, а там, где светло. Да, во власти, в том числе в верхних эшелонах, существует коррупция. Но, если сегодня просто заменить одних на других, плохих на хороших – то не изменится абсолютно ничего. «Новые» тут же станут такими же, если не хуже, коррупционерами.

То, что рыба гниет с головы, – это оправдание хвоста. Чиновники не приходят на свои посты с какой-то другой планеты или из безвоздушного пространства. И коррупционные взаимоотношения возникают не строго между ними, не внутри бюрократического аппарата, взятки носят не в администрациях и правительствах с четвертого этажа на пятый. Так что проблема не только во власти, но и в обществе, которое не просто терпимо, а чуть ли не с одобрением относится к фактам коррупции. Любой соцопрос покажет – 70% людей готовы давать взятки. Очень многим удобнее жить в ситуации, когда проще откупиться от сотрудника ГИБДД, чем соблюдать правила дорожного движения. Когда проще дать взятку, чем соблюдать требования пожарной или санитарной безопасности. И так далее. Четверть наших сограждан вообще не считает коррупцию ненормальным явлением. Коррупция в нашем обществе не то что отрицается или порицается, наоборот, она воспринимается чуть ли не как нормальный элемент взаимоотношений общества и власти.

Сама попытка всю ответственность за коррупцию в стране возложить на власть – это, по сути, признание патерналистской модели взаимоотношений власти и общества. В патернализме же, на мой взгляд, и есть корень значительного количества наших проблем, в том числе и коррупции.

Патерналистские настроения предполагают, что общество (по крайней мере, его большинство) все надежды на улучшение своей жизни связывает не со своими действиями, своей активностью и инициативностью – а с властью. Как у Некрасова: «Вот приедет барин, барин нас рассудит…». При этом, и корень всех своих бед общество так же видит во власти и ее плохой работе. С властью одновременно и связываются все надежды, и на нее же возлагается вся ответственность и вся вина за любые проблемы.

Но самое главное – общество не видит себя равноправным партнером власти, не отождествляет и не сопоставляет, например, свои налоговые платежи и те услуги, которые предоставляет государственный аппарат. Тот же Алексей Навальный прав, когда, рассказывая о тех или иных, по его мнению, проявлениях коррупции, переводит суммы ущерба в понятный для граждан формат – «представьте, что из вашего кошелька достали столько-то рублей». Граждане представляют и возмущаются, но это работает только на этих единичных случаях и примерах, а должна быть система.

Небольшое отступление. Я хорошо помню, как строились финансовые отношения в моей семье. Папа отдавал всю зарплату маме, мама вела семейный бюджет, откладывала деньги на крупные приобретения и каждый день давала один рубль уходящему на работу отцу. Конечно, папа мог сделать небольшую заначку, а мама купить новую люстру или вазу вместо таких необходимых новых колес для нашей «копейки». Но это было, скажем так, разное понимание приоритетности расходов и вызывало определенные споры. В целом же, отцу не могло и в голову прийти попытаться взять у мамы больше денег, чем он ей давал, – поскольку он прекрасно понимал все источники пополнения их общей казны. И у мамы не было и мысли тайком приобрести десяток новых платьев, а потом не дать отцу рубль на день, объясняя, что деньги кончились. Вот так вот, все просто и прозрачно.

Конечно, эта семейная картина – это упрощение, и в государстве, между властью и обществом, все намного сложнее. Но, на мой взгляд, принципы-то должны быть те же. Должна быть система взаимоотношений, при которой гражданин чувствует себя налогоплательщиком, понимает, сколько денег в виде налогов он платит государству, что за это получает и что вправе требовать. У нас же очень многие граждане не то что не видят ничего зазорного в том, чтобы обмануть государство, но, наоборот, это считается чуть ли не за доблесть. Потому что многие люди не видят своего места в системе взаимоотношений власти и общества, не ощущают себя частью какого-то целого, не ощущают себя гражданами в полной мере. Практически никто не может осознать и сказать «государство – это в том числе и я». Буквально сейчас разбираюсь в ситуации по расселению ветхого жилья. К пожилой пенсионерке перед расселением ветхого дома, в котором она живет, прописывается все трое сыновей, давно от нее уехавших, и начинают требовать предоставить всем им отдельное жилье. Такая народная забава – обмани государство. И общество встает на их защиту – «ну как же, ведь надо помочь, дать жилье всем», СМИ публикуют материалы: «власть забыла о людях» и так далее. И практически никто не задумывается, что, помогая тем, кто реально в помощи или не нуждается, или не имеет на нее права, мы фактически уменьшаем помощь тем, кому она, может быть, жизненно необходима.

В оптимальной системе взаимоотношений должно порицаться не только взяточничество, но и зарплаты в конвертах, неуплата налогов, «шабашки» за наличные, ведь все это – звенья одной цепи, элементы теневого денежного оборота, попытки обмануть государство. Такая модель – модель сознательного общества налогоплательщиков, в котором коррупция минимальна, потому что есть нетерпимое отношение к ней. А нетерпимость эта, в свою очередь, есть потому, что люди понимают, что воровство идет не из абстрактного бюджета, а, по сути, из их собственного кармана.

Резюмирую. Если мы хотим действительно победить коррупцию как явление в нашей стране, то менять надо не только и не столько персоналии во власти (хотя ко многим есть вполне обоснованные вопросы, и то, о чем я пишу, не значит, что факты коррупции должны оставаться без правовых последствий, – просто единичные примеры и даже кампании не решат проблему). Менять надо систему взаимоотношений власти и общества, меняться надо самому обществу. Да, это гораздо более сложный и серьезный подход, чем призывы на митингах посадить всех «жуликов и воров», но другого пути, я уверен, не существует. Увы. 

Предыдущий материал

Полицейский – теневой предприниматель. Почему так?

Следующий материал

Путинские нападки стоили энергетикам до 200 млрд рублей