Новости Календарь

Лысаков: «Мы, депутаты, не имеем права даже вставать в очередь на получение жилья»

Лысаков: «Мы, депутаты, не имеем права даже вставать в очередь на получение жилья» Вячеслав Лысаков. Фото: ИТАР-ТАСС / Станислав Красильников
Таганский районный суд города Москвы в эти дни рассматривает громкое дело депутата Госдумы, пострадавшего от декларационной кампании. В конце октября этого года депутат Государственной думы единоросс Вячеслав Лысаков подал в суд иск о защите чести и достоинства на Центр «Трансперенси Интернешнл – Р» (Центр «ТИ-Р»), журнал «Форбс» и газету «Ведомости». Он потребовал опровержения информации о том, что «прирост имущества» парламентария и членов его семьи в 2012 году по сравнению с предыдущим годом составил 9 млн 112 тысяч рублей. Именно в такую сумму эксперты Центра оценили появившуюся в декларации депутата за 2012 год квартиру в Москве у супруги парламентария и автомобиль Toyota Crown Majesta у него самого. Депутат же утверждает, что квартира была приобретена его женой еще в 2007 году, до вступления в брак, и стоимость ее составила 3 млн 372 тысячи рублей, а автомобиль Toyota был выпущен в 1995 году, и его рыночная стоимость составляет около 200 тысяч рублей. Эти заявления подтверждаются документами – договорами покупки квартиры и паспортом автомобиля. Однако срок выпуска автомобиля и покупки квартиры в Москве в декларациях указан не был. Лысаков рассказал Slon, почему он решил потребовать с редакций и Центра 9 млн рублей, зачем он приобрел автомобиль 1995 года и как он наконец-то решил свой квартирный вопрос в столице.
 
– Вячеслав Иванович, почему вы решили подать в суд на «Трансперенси интернешнл – Р», газету «Ведомости» и журнал «Форбс», вместо того чтобы просто потребовать опровержения опубликованных ими фактов?
– Потому что это наглая ложь и клевета. Вот куда идут деньги налогоплательщиков! Вот что такое иностранный агент! Вот яркая картина того, как под видом экспертного мнения из пальца высасывается информация, которую можно было элементарно проверить. Теперь они говорят, что они не обвинили меня ни в чем, а просто предположили. Но ведь то, что они напечатали, выглядит как утверждение, что я приобрел квартиру и машину за 3 млн 200 тысяч рублей. И эту информацию впоследствии перепечатали региональные СМИ, и все это разошлось по России. Поэтому я выставил этот иск сразу к трем СМИ. Как же я иначе буду это опровергать? 
 
Почему вы потребовали возместить вам 9 млн рублей? Вы наверняка знакомы с постановлением Верховного суда о том, что сумму морального вреда еще надо обосновать. У вас есть, к примеру, справки от врача-психиатра?

– Эта сумма, которую мне инкриминировали СМИ. Я исходил из того, что раз мне выставлена сумма 9 млн 200 тысяч рублей, потраченных на приобретение машины и квартиры, чего на самом деле не было, то эту сумму я попросил разделить между тремя ответчиками.  
 
На что вы намерены потратить 9 млн рублей, в случае если вам удастся выиграть эти деньги?

– У меня есть куда деть эти деньги. У меня давно есть идея создания фонда помощи детям, пострадавшим в ДТП, которым требуется лечение. Я эти деньги проедать не собираюсь. 
 
С другой стороны, любой россиянин, зайдя на сайт Госдумы и увидев ваши декларации за разные годы, может прийти к тому же мнению, что и эксперты «Трансперенси интернешнл». Ведь там не указано, какого года автомобиль вы приобрели и с какого года у вашей жены квартира. Почему вы не подаете в суд еще и на аппарат Госдумы?

– Он придет к мнению, но это не значит, что человек будет размещать об этом публичную информацию. А журналисты могли снять телефонную трубочку и позвонить мне. Почему «Коммерсантъ» это сделал, а «Ведомости» нет? Я не исключаю, что после этого дела мной будут внесены поправки в закон о СМИ, чтобы журналисты отвечали за свои слова. Они же могли спросить, сколько стоил мой автомобиль и какого он года. Ну не может праворульный автомобиль 1995 года стоить более 3 млн. Я думаю, в «Трансперенси интернешнл» получили неплохие деньги за свою работу, а она на самом деле выеденного яйца не стоит, если они не перепроверяют информацию. Почему они у меня не спросили? Номер моего телефона выложен даже на моем сайте. Я думаю, им просто нужно освоить деньги, а не установить истину. Хотя алгоритм выкладывания информации о депутате, конечно, надо менять и указывать в их декларациях на сайте, в том числе и год выпуска машины.  
 
Из администрации президента вам не звонили, случайно? Ведь там в этом году проверяли миллионы госслужащих и по идее тоже могли заметить несовпадение в ваших декларациях.

– Мне никто из администрации президента не звонил. 
 
Почему раньше машина 1995 года выпуска не была отражена в ваших декларациях?

– Из-за того, что транспортный налог в Москве был огромный (у нее мощность 262 лошадиные силы), я ее оформил на своих друзей в Краснодарском крае, что не запрещается законом. Но так как сейчас налог будет начисляться не там, где зарегистрировано транспортное средство, а там, где живет владелец, я решил оформить ее на себя. И хотя формально я ее приобрел, ее рыночная стоимость 200–250 тысяч рублей, а не 3 млн рублей. 
 
Квартира в Москве тоже была приобретена ранее?

– Эта квартира принадлежит моей супруге, которая на момент подачи моей декларации в ЦИК еще не была моей женой. Мы с ней даже не жили в тот момент. Она купила эту квартиру площадью 35 квадратных метров в старом доме на свои деньги. И, как только мы расписались, я стал указывать как ее квартиру, так и квартиру моей бывшей семьи, которая принадлежит им на условиях социального найма и в которой я был прописан. 
 
– Но ведь в этой квартире, которая, как вы сказали, принадлежит вашей бывшей семье, вы были прописаны еще до того, как стали депутатом Госдумы, прописаны в ней и сейчас. Почему же вы получили еще и служебную квартиру как депутат Госдумы, ведь по закону право на нее имеют только иногородние депутаты?

– Слабое место такое есть. Я ушел из семьи и не жил по адресу постоянной регистрации. А у второй жены в маленькой квартирке живет еще и теща, поэтому я попросил управделами администрации президента предоставить мне служебное жилье, где я плачу квартплату. Сейчас моя бывшая жена приватизирует эту квартиру, и я выписываюсь оттуда. И в следующем году я уже не буду иметь никакого отношения к этой квартире. 
 
А в управделами президента не возникло к вам вопросов, когда вы просили предоставить еще одну квартиру в служебном доме для иногородних депутатов?

– Я написал ходатайство и попросил предоставить мне жилье в Москве в виде исключения. Сейчас я уже приобрел трехкомнатную квартиру в Москве через Департамент жилищной политики в Москве по официальной, а не по рыночной цене. И в следующем году я ее задекларирую. И уже со следующего года в своей декларации я буду указывать новую квартиру и служебную. 
 
– А чем отличается официальная цена от номинальной? За сколько вы, к примеру, купили свою последнюю квартиру?

– Ее официальная цена – 6 млн рублей, а рыночная стоимость – 15–20 млн. Это трехкомнатная квартира, площадью около 90 квадратных метров. 
 
Поделитесь, как можно купить квартиру в Москве по цене втрое ниже рыночной?

– Можно. Я просил, начальство за меня просило. Это отнюдь не распространенный метод, но если ходатайствовать… Как правило, с такой просьбой в Департамент обращаются министерства и ведомства, если у их сотрудников нет жилья. Ведь мы, депутаты Госдумы, не имеем права даже вставать в очередь на получение жилья. Иначе закончился бы мой срок, и я был бы бездомным. Со служебной квартиры съезжаю, а в квартире жены теща живет. 
 
То есть стоимость новой квартиры превышает ваш трехгодовой доход?

– Ну, мне же не 18 лет. Я в состоянии купить такую квартиру. Я занял деньги у коллег. 
 
Но служебную квартиру вы теперь должны будете освободить

– Не знаю, как решит руководство. Возможно, я в этой квартире и останусь. Это собственно не квартира, а гостиничный комплекс, за проживание в котором я плачу.

Предыдущий материал

Двести анонимных коррупционеров

Следующий материал

Сколько на самом деле получают депутаты?