Новости Календарь

Кто рассудит социологов?

Кто рассудит социологов?

В пятницу на круглом столе, посвященном электоральным опросам, глава ФОМ Александр Ослон озвучил идею «третейского суда», который мог бы комментировать исследования разных социологических служб. По его мнению, между социологами, журналистами и обществом существует взаимное недоверие, которое можно преодолеть, если социологи будут подробно рассказывать, как они проводят опросы и почему результаты исследований, проводимых разными агентствами, не совпадают. В частности, Ослон предложил пригласить журналистов понаблюдать, как специалисты ФОМ будут составлять вопросы для новой анкеты.

Еще, по словам главы ФОМ, необходим экспертный совет, куда вошли бы представители разных исследовательских центров, способный объективно комментировать любые исследования. Идея «третейского суда» для социологов не нова, но неслучайно о ней еще раз вспомнили накануне выборов мэра Москвы. В предвыборной суете, когда одни социологи предсказывают второй тур, другие однозначно отдают победу Сергею Собянину, штаб Навального заявляет, что «все врут», а представитель «Левада-центра» обвиняет штаб Навального в дискредитации профессии социолога как таковой, – необходимо, чтобы кто-то мог всех рассудить. Slon спросил социологов, нравится ли им идея «третейского суда» и какие задачи еще он мог бы решать.

Денис Волков, руководитель отдела развития «Левада-центра»

С одной стороны, речь о некоторой защите социологов: представители разных служб хотят застраховаться, чтобы свободно высказываться, не ставя под удар, например, ФОМ, а говоря от имени такой структуры. Сегодня меня может ограничить только то, что мои слова припишут всему «Левада-центру» и проблемы возникнут у «Левада-центра». Я бы более свободно себя чувствовал, если бы не было дополнительных обязательств перед моей организацией. Но я бы мог свободно комментировать происходящее и не находясь в такой структуре. С другой стороны, это может, наоборот, стать структурой, которая будет контролировать и сдерживать ее членов в выражении своего мнения. Независимые качественные СМИ сами разберутся, у кого брать, а у кого не брать комментарий, дополнительная сертификация тут, мне кажется, лишняя. В нормальном гражданском обществе эти структуры не нужны. Судят не по тому, в какой организации состоит человек, а по тому, что он писал и делал. Работа такая нужна – чтобы кто-то объяснял и сравнивал данные, но создание такой организации будет означать, что только она сможет комментировать от имени всего сообщества. Тут пока не Северная Корея, и никто не запретит давать комментарии всем, даже тем, кто не будет в нее входить. Есть различные ассоциации, куда социологические центры и так входят. Одно из писем в защиту «Левада-центра» было написано «Объединением исследователей рынка и общественного мнения», куда входят и Ослон, и Федоров. Нельзя сказать, что обсуждения внутри социологического сообщества не происходит. Есть профессиональные организации, есть группы в фейсбуке. Проблем с площадкой нет, было бы желание что-то обсуждать.

Валерий Федоров, директор ВЦИОМ

Надо повнимательнее познакомиться с предложением, узнать, каковы будут полномочия такого совета. Но в целом почему бы и нет? Если такой совет появится, то мы, конечно, поддержим коллег. Но пока всю информацию об этой идее я получил от вас, и ее явно недостаточно, чтобы делать выводы. Проблем у нас много, но, с другой стороны, много и органов, советов, ассоциаций, нужен ли очередной – я пока не знаю.


Владимир Звоновский, президент самарского Фонда социальных исследований

Такое предложение звучало задолго до круглого стола, и Игорь Задорин (руководитель исследовательской группы ЦИРКОН, автор проекта «Открытое мнение». – Slon), говоря, кто мог бы войти в такой совет, называл меня. Мне было бы, по крайней мере, любопытно получить такого рода опыт, потому что я занимаюсь методологией исследований. Методология – это про то, что мы делаем каждый день, но часто забываем, как. Как сороконожка передвигается, но не может дать отчет, что она делает в каждую следующую секунду, так и социологи не могут ответить, как они решают свои задачи во время опроса. Методологическая сторона чаще всего оказывается за пределами рассмотрения. Сегодняшняя статья Льва Гудкова показывает, что ему давно не рассказывали, как проводится выборка. Единый экспертный совет в данном случае необходим, чтобы проверять собственно методологию: как делается выборка, как проводится анализ, что делают с базами данных. Это то, что реже всего становится предметом исследования. Когда мы проводим опрос, единица выборки – один респондент, когда исследуем саму методологию опроса, единица выборки – одно исследование. Для более точного анализа это все нужно собирать по крохам в разных компаниях. Это предложение не только Задорина или Ослона, я в последние несколько лет очень часто об этом слышу. Разговоры о том, кто врет, никогда не закончатся, но будут хотя бы ответы на вопросы, почему у одной компании получаются одни цифры, у другой – другие.

Александр Бикбов, замдиректора Центра современной философии и социальных наук философского факультета МГУ

Уже был такой проект – «Открытое мнение», эта идея получила реализацию в пиковый период митингов: несколько фондов, включая ФОМ и даже ВЦИОМ, создали такой консорциум и даже провели один опрос. Больше, чем на один опрос и несколько семинаров, этой ассоциации не хватило, просто потому, что нет публичного интереса, который бы поддерживал ее существование. В этом, видимо, и заключается ответ. Вероятно, в связи с выборами опять заговорили об этом. Сама по себе идея публичной и беспристрастной сертификации социологических исследований хороша, но недостаточно сильна, чтобы перевешивать интерес в постоянных частных заказах и заказчиках. Это более общая проблема, с которой сталкивается и академическая социология, – недостаток и слабость структур, которые производят взаимное оценивание. Общий климат становится все более некомфортным даже для коммерческих социологов. Раньше опросные фирмы могли себе позволить иметь исследовательские центры, не связанные напрямую с текущими заказами. Примерно два года назад такие центры были сокращены, и опросная индустрия перешла на более жесткий режим, но время от времени идея возврата к беспристрастным академическим исследованиям всплывает. Под угрозой сама деятельность академических исследователей. Такой орган может быть создан, но вряд ли будет действовать достаточно долго и иметь достаточную силу для поддержки более широкого спектра исследований. 

Людмила Новиченкова, директор по коммуникациям исследовательской компании КОМКОН

По моему мнению, нет серьезной проблемы в том, что конкурирующие исследовательские компании комментируют данные друг друга – за несколько лет работы в КОМКОН я всего однажды столкнулась с негативным комментарием в СМИ в адрес наших данных со стороны другой исследовательской компании, но это был не столько комментарий, сколько попытка пропиариться за наш счет. В целом же в исследовательской отрасли в России руководители и эксперты ведущих компаний общаются между собой довольно плотно, часто встречаются на разных мероприятиях, знакомы лично, поэтому обычно не позволяют себе некорректных высказываний в адрес конкурентов в СМИ. С другой стороны, люди, которые работают в исследованиях, понимают всю специфику процесса изнутри, понимают, что на каждую полученную цифру влияет и состав выборки, и метод сбора информации, и методика опроса, поэтому стараются избегать скоропалительных необдуманных комментариев. Источником напряженности чаще становятся эксперты из других сфер, плохо осведомленные о тонкостях исследований и не дающие себе труда разобраться в сути и источнике информации. Если создавать некий ответственный за комментирование орган из представителей все тех же исследовательских компаний, то, мне кажется, на выходе получится то же самое: конкуренты будут комментировать данные конкурентов, просто публиковаться они будут от имени нейтральной третьей стороны. В настоящий момент уже есть организация, объединяющая исследователей в России, – это ОИРОМ. Если для кого-то из коллег описанная проблема действительно стоит очень остро, то было бы логично решать этот вопрос как раз на базе ОИРОМ. С другой стороны, я бы скорее говорила о работе по повышению этичности в рамках отрасли (куда относятся и корректные профессиональные комментарии по исследованиям конкурентов в публичном поле), чем о создании третейского суда, нацеленного на ликвидацию случаев некорректного комментирования.

Предыдущий материал

Зомби-апокалипсис Ивана Мельникова

Следующий материал

Создай свой предвыборный плакат