Новости Календарь

«Когда уходит вода, наступает самое страшное»

«Когда уходит вода, наступает самое страшное» Фото: Сергей Фадеичев / ИТАР-ТАСС

От мощного наводнения на Дальнем Востоке пострадали более 230 населенных пунктов. Пик паводка в Амурской области, вероятнее всего, пройден: на прошлой неделе впервые с начала катастрофы было зафиксировано снижение уровня Амура. Спасатели и волонтеры продолжают работать: строят дамбы, раздают эвакуированным жителям еду и медикаменты. Согласно опросу ФОМ, 67% местных жителей считают, что спасательные работы организованы хорошо. Житель Благовещенска Александр Айзверт тоже доволен работой волонтеров и спасателей. Сам он почти не пострадал от стихии, поэтому помогает тем, кому пришлось хуже. Местные СМИ нарекли Айзверта «благовещенским Мазаем»: он спасает от паводка собак. Slon поговорил с ним о том, чего не хватает пострадавшим, как готовятся к зиме и почему жители Дальнего Востока не хотят уезжать.

– Александр, какова сейчас ситуация в вашем регионе?

– Уровень стабилизировался, вода из Благовещенска ушла. Но когда уходит вода, наступает самое страшное. Все это время человек находился в эвакуационном пункте, а тут он пришел домой, открывает дверь и видит, что его дом пришел в негодность, а сам он остался ни с чем.

– Чего ждут люди?

– Люди живут ожиданиями, конечно. У нас до сих пор было тепло, 12–15 градусов, а сегодня нам было напоминание, что скоро зима: прошел дождь с градом, сильно похожий на снег. Выплат все ждут. Есть у нас село Владимировка – местная Рублевка. Я видел, как она строилась, как каждое бревнышко клали. Мой тезка оттуда, Александр Николаевич, посвятил шесть лет тому, чтобы построить себе баню. Он построил хорошую баню, шесть на шесть, провел туда воду, кафелем отделал, – а ее смыло. И он за свое детище ничего не получит, никакой компенсации, потому что она не является жильем.

– Чего больше всего не хватает?

– Времени не хватает, чтобы подготовиться к зиме. И помощи вовремя. Родственник говорит: «Мне бы сейчас насос, у меня было бы время хотя бы просушить помещение, где я буду жить».

– Вода ушла окончательно?

– Паводок ушел вниз по Амуру в район Комсомольска-на Амуре, город геройски выстоял. Я работал на флоте, прошел путь от моториста-рулевого до капитана теплохода, и я хорошо представляю, как сложно было спасти наш город-герой. Там завод, подводные лодки, корабли, а он справа зажат сопкой, а сам стоит на равнине, не то что Хабаровск, куда вода не заходит, потому что холмистая местность. В Комсомольске-на-Амуре люди по 15 часов вручную отстраивали дамбу, таскали мешки с песком, военные насосами откачивали воду. Уходить оттуда вода тоже будет крайне долго, потому что равнинная поверхность.

– МЧС помогает готовиться к зиме?

– Некоторые населенные пункты раньше были ограждены дамбами, дамбы эти не выдержали – вода зашла, затопила дома. А теперь, когда Амур и Зея вернулись в русло, вода не может уйти из этих населенных пунктов, потому что дамбы мешают. Приходится силами МЧС и местной администрации ломать эти дамбы, чтобы спустить воду и к зиме просушить жилье.

– Ваш дом пострадал?

– Я живу в центре Благовещенска, поэтому особо не пострадал, только когда грунтовые воды подступали. Там одна бабушка тонула, я взял насос и пошел в ее дом откачивать, а в это время меня самого подтопило. И бабушкин дом не спасли, и мой немного пострадал.

– Почему вы вдруг стали спасать собак?

– Крупный рогатый скот у нас спасали, а про собак и кошек все забыли. Зачастую люди сидели на крыше, приезжает МЧС их забирать, а они упираются: «Куда я дену животных? У меня две собаки и кот, я не поеду без них». Дело в том, что в памятках МЧС не было сказано забирать домашних животных, а люди из-за этого в основном и оставались. Я писал МЧС: включите, пожалуйста, то же самое будет происходить и в Хабаровске, и в Комсомольске-на-Амуре, будут жертвы. С китайской стороны выбрасывается огромное количество нечистот, вот, человек сидит на крыше и вынужден или сам попить воды, или напоить животное. Начнутся эпидемии.

– И как вы начали этим заниматься?

– Когда в период паводка у людей не было возможности заниматься этими животными, я в интернете вывесил объявление: не бросайте животных, есть возможность передержать. Хозяин звонит, я подъезжаю в назначенное время и забираю. Порядка сорока собак через меня прошло – у одних беру, другим отдаю. Раньше все щенков искали, а сейчас, когда вода ушла, всем нужна готовая взрослая собака, чтоб охранять их имущество. Это пригород, собаки тут все цепные, крупные, овчарки в основном.

– Сколько собак у вас на попечении сейчас?

– Около тридцати собак у меня теперь живет. Естественно, разместить их на личном подворье или на базе спортивно-технического клуба, где я работаю, невозможно. Это же не болоночки, а настоящие сторожевые псы, которые охраняют дома зажиточных людей. Если их просто выкинуть, они не погибнут, а собьются в стаи, озлобятся на людей, загрызут кого-нибудь. Сейчас я строю капитальное строение, где животные будут у меня зимовать.

– Люди помогают друг другу или ждут помощи от государства?

– Такой типичный случай. Я разместил на сайте объявление: пущу к себе семью из 4–5 человек, у кого нет возможности перезимовать в своем доме. Ко мне бабушка зашла в пик паводка, переночевала, а как только стало можно ходить по ее дому, не намочив ноги, вернулась к себе. Мужчина позвонил: его дом пришел в негодность, у него семья, жить негде. Я говорю: «Без проблем, приезжайте!» Не приехали. И таких звоночков было несколько. Почему? Силами МЧС и администрации были созданы эвакуационные пункты, где организовано питание, где дают информацию по выплатам. Если они переедут ко мне, они будут оторваны от мира, да и бремя питания ляжет на них. Ко мне так никто и не заехал.

– А от волонтеров большая польза?

– Они на самом деле профессионалы, хорошо подготовлены психологически, уже работали на паводках, естественно, оказывают поддержку людям, в том числе психологическую. Волонтеры – ребята самоотверженные. У меня в центре города сауна, я им говорю: приходите, я вам растоплю баню, помоетесь. Нет, не нашли времени: они заняты, у них каждый день новая деревня.

– Предлагают помощь из других регионов?

– Я помогал волонтерам собирать информацию о жилье в других регионах. Стало появляться много объявлений из средней полосы России, мол, приезжайте, бесплатно пустим. Там нет работы, поэтому жильцы уехали, дома оставили на попечение соседям. Но когда говоришь такое местным людям, которые вернулись в свои разрушенные дома, они ни в какую. Приводили волонтеров на кладбище: «Видишь, вот мой отец лежит? А тут мое место».

– Не хотят переезжать?

– Я поражаюсь патриотизму дальневосточников: им предлагают переселиться – ни в какую! Допустим, в Ростовской или в Рязанской области есть жилье, показываешь им фотографии: дома газифицированы, что еще нужно? Волонтеры бесплатно туда переселят. Единственное, там нет работы, но зачем тебе работа, если ты на пенсии и супруга твоя на пенсии? Там так же есть огород. Стоимость этого дома 200 тысяч, тебе его волонтеры купят, будешь собственником! Они отвечают: «А кто у нас тут будет границу держать? Если я уеду, могилы матерей достанутся китайцам».

– Кого жители винят в произошедшей катастрофе?

– Все прекрасно понимают, что виновниками паводка стали Зейская и Бурейская ГЭС, которые во времена «прихватизации» получили самостоятельность. Хозяева сидят в Москве, поэтому Москву ругают за жадность. Энергетики приводят доводы, мол, мы знали, что будет большая вода, но не могли открыть заслонки и спустить ее, такого не предусмотрено по проекту, могла произойти катастрофа. Но мы же не дураки, мы понимаем: можно эту воду пропустить через турбину. Но теперь, когда из-за вас пострадали, дайте вы хоть раз дешевую электроэнергию – не по четыре рубля за киловатт, а по 40 копеек! Нам нужно сушить дома, а у нас по четыре рубля киловатт. Зато в Китай отдаем по 40 копеек. Местные органы власти тоже говорят: если бы не было этого паводка, у нас бы еще тариф возрос. Мы в Амурской области владеем двумя мощными электростанциями – и у нас самая дорогая электроэнергия! Мы от этих ГЭС страдаем – и мы же дороже всех платим.

– Почему, по-вашему, так происходит?

– А просто государству не нужны россияне тут, на Дальнем Востоке. Для нас создают условия все хуже, чтобы мы все бросили тут, а недра были проданы в Китай, Корею или в Японию. А народ никуда не уедет, мы не отдадим нашу территорию. Я работал на флоте, нас во времена коммуняк заставляли в туманы ходить основным ходом мимо острова, чтобы он не достался китайцам. Рисковали, разбивались насмерть. А теперь Ельцин и Путин одним росчерком пера все китайцам отдали! Отдать российскую территорию ничего не стоит. Вот, у нас полпреда Ишаева сняли, а он просто живет Дальним Востоком, я ни от одного жителя не слышал плохого об этом человеке. А Путин прилетел и снял, потому что тот позволил себе сказать что-то поперек. Видать, не нужен порядок на Дальнем Востоке, не нужны мы здесь.

Предыдущий материал

«Сегодня второй солнечный день, до этого месяц лил дождь»

Следующий материал

Как я искал семью своего друга после тайфуна на Филиппинах