Новости Календарь

Кинет ли Путин Керимова?

Кинет ли Путин Керимова? Сулейман Керимов. Фото: Станислав Красильников / ИТАР-ТАСС
Арест главы «Уралкалия» Вячеслава Баумгертнера в Минске – сильное испытание для российско-белорусских отношений. Но не только. В конфликте в действительности не две стороны, а три: Россия представлена властью и персонально Сулейманом Керимовым – акционером «Уралкалия». А интересы Путина и Керимова далеко не идентичны. Керимов, который всегда имел очень тесные связи с Дмитрием Медведевым и людьми его круга, теперь будет вынужден искать дорожки к главе государства, от которого зависит судьба арестованного Баумгертнера и топ-менеджеров СП «Белорусская калийная компания». Зато ЕврАзЭС сигнализирует, что арест Баумгертнера не приведет к приостановке кредитования Белоруссии.

БКК была создана в 2005 году как трейдер, продававший калий «Уралкалия» и «Беларуськалия» на мировом рынке и имевший монополию на экспорт. Все было хорошо, пока на пост президента в России не пришел Дмитрий Медведев, на рынки – финансово-экономический кризис, а в «Уралкалий» Сулейман Керимов. Белоруссия стала выкручивать России руки, требуя кредитов, а Россия пыталась скупить белорусские активы, в том числе «Беларуськалий», дешевле, чем Лукашенко был готов отдать (Батька требовал $30 млрд, Керимов был готов заплатить $15 млрд). Лукашенко рассказывал, что ему якобы предлагалось $10 млрд за актив и $5 млрд в виде взятки. «Они нас за папуасов держат?» – кричал пару лет назад белорусский лидер. В общем, договориться не удалось. С тех пор зрел конфликт. Белоруссия имела актив, но не контролировала продажи (при том что «Беларуськалий» был одним из главных источников пополнения казны), а «Уралкалий» контролировал продажи через БКК, но не имел доступа к белорусскому сырью. Статус-кво мог в действительности устраивать обе стороны достаточно долго, если бы не новое ухудшение ситуации в экономике Белоруссии.

Где бы взять денег? Вопрос, который особенно волновал Лукашенко на протяжении последнего года. Возникла идея избавиться от монополии БКК на экспорт калия, что стало шоком для «Уралкалия». Тогда и «Уралкалий» решил продавать свое сырье отдельно от БКК. А так как конкуренция с «Беларуськалием» в таком случае резко обострится, было решено заявить и о заметном снижении цен. Для Лукашенко это означало остаться без штанов. Действия же «Уралкалия» были восприняты как заговор против белорусской государственности со всеми вытекающими последствиями.

Но между Россией и Белоруссией в нынешней ситуации есть большая разница. В Белоруссии «Беларуськалий» – это государство, а в России «Уралкалий» – это Керимов и партнеры. И если последний мог в 2010–2011 годах рассчитывать на политическую поддержку со стороны властей в лице Медведева, Игоря Шувалова и Аркадия Дворковича, то сейчас эта хорошая компания, мягко говоря, на вторых позициях. И тут, например, очень важно напомнить, как Керимов выкупил «Уралкалий»: основной акционер компании в 2010 году Дмитрий Рыболовлев сдался под напором обаяния и безвозвратного аванса в $150 млн. Экспансии Керимова благоприятствовало активное лоббирование его интересов в Белоруссии российскими властями. Осенью 2010 года между Россией и Белоруссией начался очередной кризис, причем помноженный на личную неприязнь между Лукашенко и Медведевым. Путину это очень не нравилось. Равно как ему не нравились и новые активные игроки на белорусском направлении. 

Так вот здесь и встает сразу несколько вопросов. А что, если задержание Баумгертнера окажется банально на руку Владимиру Путину? Интересно, что пока за топ-менеджера крупнейшей российской компании заступились лишь Игорь Шувалов (что понятно), пермские депутаты вместе с пермским губернатором Виктором Басаргиным (в Пермском крае находятся производственные мощности), глава совета директоров «Уралкалия» Александр Волошин. Дмитрий Медведев, который активно содействовал Керимову два года назад, молчит. Путин тоже. 

Нынешняя ситуация создает для российского президента большой соблазн начать передел сфер влияния, ослабив влияние медведевских бизнесменов на белорусском направлении. Иными словами, не приведет ли конфликт «Уралкалия» и Лукашенко к переделу сфер влияния между медведевским и путинским «олигархатом»? Крупные проблемы «Уралкалия» в Белоруссии – на руку противникам премьера и тем, кто желал бы принять активное участие в будущей возможной распродаже белорусских активов. Владимир Путин в такой ситуации может начать двойную игру. С одной стороны, как глава государства, традиционно заступающийся за российский бизнес, угнетаемый за рубежом, он будет дипломатично «журить» Батьку. С другой стороны, как руководствующийся клановой логикой прагматик, желающий вернуть рычаги влияния на белорусскую экономику в пользу близкого к нему бизнеса, закрывать глаза на судьбу Баумгертнера. В любом случае оставлять все как есть уже не получится: БКК продолжать работу как ни в чем не бывало не сможет. А «Беларуськалий» нуждается в опытных трейдерах. И если не получается с Керимовым, на освободившееся место должен будет прийти кто-то еще. 

Лукашенко может попытаться поймать момент и, возможно, предложить своему другу Путину вариант, который устроит всех, кроме Керимова. Правда, главная проблема с Лукашенко – он не очень любит свои обещания выполнять. В итоге активно играя на внутрироссийских противоречиях, ему удается водить за нос всех. И если Путину захочется сдать Керимова, ему лучше очень хорошо подумать о гарантиях своих интересов. 

Предыдущий материал

Когда Лукашенко отпустит Баумгертнера

Следующий материал

Почему у Белоруссии не получилось