Новости Календарь

Хорошее послание

Хорошее послание Президент России Владимир Путин во время выступления с ежегодным посланием Федеральному собранию РФ в Георгиевском зале Кремля. Фото: Дмитрий Азаров / Коммерсантъ

Если отбросить подобострастно восторженную реакцию официальных СМИ и авторов, послание президента вызвало у комментаторов широкий спектр негативных эмоций – от разочарования до раздражения. Я же давно не слышал от нашего президента такого хорошего послания. Целый ряд высказываний, намеков, да и сам «дух» обращения меня успокоили и вдохновили.

Во-первых, это послание в точности укладывается в мой прогноз, озвученный на «Эхе Москвы» и в «Снобе»: оно обращено к «простому народу» и «вовне России» – для элит в нем нет ни одного сообщения, ни одной инициативы, ни одного сигнала к действию или бездействию. Состоит послание в точности из двух частей: духоподъемно-идеологической, объясняющей проблемы внешними причинами и предлагающей сплотиться и затянуть пояса, и – мелкофактурной технической, с качественной, но не количественной озвучкой двух десятков «мер», являющихся отголосками раннемедведевских инициатив, несколько бессвязных и явно никаких изменений не обещающих.

Во-вторых, в послании не было ничего нового, а в России новое с завидной регулярностью означает плохое. В нем звучали элементы очень старых мелодий: «единение и солидарность» – совершенно на уровне знаменитой речи товарища Сталина, тщательно избегаемые и заменяемые синонимами «догоним и перегоним Америку», а также «труженики села» позднего Хрущева, «валютные спекуляции» раннего Брежнева, «дисциплина» Андропова, «ускорение» Горбачева с «модернизацией» Медведева. Даже разговор о военной угрозе в этом послании получился не про новейшие тенденции (наращивание военного бюджета Китаем, ИГИЛ, терроризм или расширение НАТО), а про ПРО – из времен Рейгана и Брежнева, что-то не совсем актуальное сегодня. Складывается впечатление, что власть не очень понимает, что происходит, и поэтому берет паузу, опасаясь делать что бы то ни было конкретное. И слава богу – мы знаем, что получается, когда наша власть «знает, что делать».

В-третьих, это абсолютно мирное послание. Мы победили, доказали, отстояли. Все в прошедшем времени. Враг деперсонифицирован. Для его упоминания использованы безличные предложения типа «нам угрожали», «те, кто поддерживал террористов», «они хотели и будут хотеть развалить Россию». Кто этот «тот, кого нельзя называть», каждый понимает как хочет, но явно это не представители племени землян: тут же в послании внятно сообщено о желании крепить дружбу со всем миром, США и Европа поименованы отдельно (чтобы никто не подумал, что их не имеют в виду), Китай вообще ни разу не назывался (видимо, чтобы не сглазить). Ни одного раза не прозвучали слова-заклятия, которые порождали в России силу и воинский дух уже более шести месяцев – «хунта» и «фашисты». Поскольку это были единственные слова, боевой дух порождающие, необходимость в нем, видимо, отпала. Более того, кажется, в послании недвусмысленно указано на победу Гермеса над Аресом: долгое и миролюбивое перечисление сумм, которые добрая Россия дала Украине в качестве дружеской помощи, кажется, нужно было только, чтобы намекнуть украинцам, которые уже больше не хунта и не фашисты, а просто непонятно за что (sic!) сбросили Януковича – давайте уже договариваться, мы уже не против ЕС, мы вам еще денег дадим, просите, чего хотите, только не Крым (сравнение с Иерусалимом – это еще и личное послание Игорю Коломойскому, может, так поймет…). И в глобальном масштабе – послание недвусмысленно, хотя и завуалированно апеллирует к развитым странам: вы всегда хотели сдержать наш рост и развитие (так и сказано прямым текстом в послании), ну что ж – мы будем ориентироваться только на внутренние ресурсы, мы не хотим конфликта, мы не будем участвовать в гонке вооружений (так и было сказано), только оставьте нам наш «внутренний периметр», каждая страна имеет право на выбор своей власти, мы уже даже на Украине готовы суверенитет и выбор поддержать (и так было сказано). «Русский мир» выпал вместе с «фашистами»; разговоры о «международной арене» не включали ни слова о «помощи в борьбе против мирового экспансионизма» или, вежливее, о «многополярности».

Более того, мир без предварительных условий предлагается не только вовне, но и внутри. Ни слова про «пятую колонну» и раскачивание лодки за печеньки! Ничего про необходимость партийного контроля культуры и науки, единства учебников и идеологических агиток! Единение и солидарность, диалог, свобода мышления и идей – вот цитаты из послания. Я понимаю, что, как и все остальное, это пустые декларации. Но по крайней мере послание не содержит крика «ату», который радостно подхватили бы многочисленные профессионалы и любители, истосковавшиеся по кровавой добыче.

В-четвертых, в тексте послания прослеживается окончательная кристаллизация «примеров для подражания», которым Россия будет следовать. Сравнение Крыма с Храмовой горой и неоднократное обращение к теме сакральности и ценностям предков, подразумевающее прямое сравнение России с Израилем, заявление о глобальной задаче России нести миру «правду», утверждение, что частная собственность является основой свободы (и то и другое – калька с США), и целый ряд других моментов прямо говорят: Россия выбирает США и Израиль в качестве образцов для подражания. Из всего мира в послании только США удостоились похвалы (влияют на весь мир, всем управляют – в сознании «простого российского человека» это высшее достижение). Понятно, что Россия как бюрократическая ресурсозависимая автаркия сегодня далеко отстоит от прагматичного эффективного общества, основанного на производстве добавленной стоимости, построенного в США и Израиле. Но лиха беда начало – преображение толстого прыщавого подростка с дурным характером тоже часто начинается с очарованности спортсменом-отличником, пусть подражание сперва и выглядит смешно. Конечно, выбор США и Израиля в противовес Китаю или Северной Корее представляется практически прорывом. С другой стороны, этот выбор делается и в противовес Европе; значит, мы все же идем к клановой элите; иерархии ценностей, основанной на служении стране; примату военной мощи; пассионарной внешней политике; окружению врагами как норме существования; принципиальному отказу от понимания второй стороны, если только она не готова стать как мы; отказу от компромисса как формы взаимодействия. Мы сохраним высокий уровень преступности, депрессий, конфликтность между стратами и группами, карательный уклон правоохранения. Что ж, это все же лучше, чем ГУЛАГ, чашка риса на день, партийные собрания и распределение после института – а был момент, когда казалось, что мы пойдем в эту сторону.

В-пятых, это послание наполнено невысказанным, но явным осознанием реальности. Есть такое, хорошо известное свойство речи человека, который что-то понимает, но не хочет об этом говорить: он подсознательно вставляет куски реальности в текст, который внешне звучит как «самообман». Президент говорит, что санкции были введены «не за Крым». Санкции, конечно, ввели не за Крым. Санкции – результат феерической глупости с «ДНР-ЛНР». Не надо бояться закончить эту авантюру, надо как можно скорее это сделать, и санкции будут отменены. Будем надеяться, что так и произойдет.

Президент говорит, что у России есть ресурсы для поддержания экономики – это сбережения населения. Хорошо, что он понимает – никаких других ресурсов уже не осталось. Сбережения, конечно, ресурсом не являются, потому что если их изъять, то потребление резко снизится, а если не изымать, то не на что экономику развивать. Но уже осознание того, что ничего, кроме них, не осталось, наверняка будет полезным. А чего стоят откровенные рассказы о качестве нашего образования, науки и технологий – в таком виде звучащие вообще впервые?

Литературная пауза, в течение которой президент рассказывает «русскую сказку о конкурсе» со стопроцентно волшебным сюжетом, с сакральным числом три, с былинно-ведической интригой (соревнование трех братьев, старший «работник», средний «подмастерье», младший «дитя малое») и классическим сказочным финалом (самый младший неожиданно оказывается лучше всех, на него вся надежда, ему наследовать отцу) интересна не только признанием отрицательного эффекта нынешнего образования на российского гражданина, но и подсознательным списанием со счетов взрослого поколения, в котором 82% – «за все» (ну не станете же вы страну строить со старшими братьями Ивана – дурака, они всю рожь проспят!). И не говорите мне, что в этом частном примере нет глобального смысла – все, что говорит президент в послании, имеет глобальный смысл!

В-шестых – обнадеживает абсолютная преемственность подходов. Президент, видимо, не заморачивается анализом эффективности и вновь предлагает для решения старых проблем старые же методы. Мы в 2015 году в ответ на вызовы (коррупция; неэффективность госкомпаний; неспособность отечественного производства и сельского хозяйства обеспечивать ни номенклатуру, ни качество, ни количество; отсутствие диверсификации; низкое качество образования; засилье силовиков и их паразитирование на бизнесе и пр.) имеем тот же королевский набор из монополизации, централизации, дотации, усиления контроля и создания комиссий и комитетов, что и раньше. Романтики думают, что пора вместо мер уровня брежневского социализма научиться управлять мотивациями, осознать важность действительного верховенства права, незыблемости законов, ответственности государства и пр. Увы, в арсенале нашей власти есть либо застойный вариант «монополизация – комиссии», либо прорывный вариант «трудармии – репрессии»; варианту «управления мотивациями» там просто неоткуда взяться. Так что давайте радоваться, что мы идем и дальше по «мягкому» сценарию.

Наконец, мне кажется знаменательным, что президент в качестве единственной цитаты в своем послании выбрал строчку именно из работы Ильина «России необходима свобода». Имеющий уши да слышит, а любопытствующий легко может найти работу целиком и прочесть в ней, например, следующее: «Человек, не созревший для свободы, может <…>  продать ее за личный интерес, за частный прибыток (не об олигархах ли начала 2000-х, согласившихся стать «ручными», мы вспоминаем?); встанут поработители, которым он и отдастся; они сумеют зажать разнуздавшихся, извести людей чести и совести, сорганизовать злых, заставить служить себе за страх пуще, чем за совесть – и тогда посягнут на порабощение и остальных народов (не о нашей ли эволюции от ареста Ходорковского и до Грузии с Украиной думается при прочтении?)». Или: «Кто не дорожит свободой, – кто злоупотребляет [ею] или торгует [ею], – тот лишается [ее], лишается целиком, до конца, до погибели, чтобы другие на его примере научились ценить [ее]».

82% (или 86?) россиян сегодня не дорожат свободой – ни своей, ни соседей. Я надеюсь, что после цитирования президентом эту статью русского философа прочтут многие. Я думаю, президенту больше нравится мысль Ильина о том, что неограниченная свобода опасна. Ну что же, я согласен: опасно нарушать международные договоры; опасно пренебрегать нормами права; опасно игнорировать законы истории и экономики. Мы отчетливо видим последствия этого уже сейчас. Ну а мне больше нравится мысль о том, что не ценящий свободы лишается и ее, и себя. Очень хотелось бы, чтобы цитата, приведенная президентом, прозвучала предупреждением на все согласному большинству: если россияне не научатся ценить свою личную свободу и свободу других – России скоро может не стать совсем. Спасибо президенту за крайне своевременное напоминание.

 

Предыдущий материал

О победе России в Четвертой мировой войне

Следующий материал

Что в реальности делал князь Владимир в сакральном Крыму