Новости Календарь

Любовь Соболь: «Жесткий ответ был обусловлен поведением Каца»

Любовь Соболь: «Жесткий ответ был обусловлен поведением Каца» Фото: ИТАР-ТАСС

Вчера разгорелся спор между бывшими соратниками по штабу Алексея Навального на выборах мэра Москвы. Депутат муниципального собрания московского района Щукино от партии «Яблоко» Максим Кац выступил с резкой критикой законопроекта об изменении политики тарифов ЖКХ, который команда Навального собирается внести в Мосгордуму. Кац заявил, что это бессмысленная затея, которая не стоит сбора подписей. В ответ Навальный назвал Каца глупым, а его сотрудница Любовь Соболь, готовившая текст законопроекта, написала довольно грубый пост (подробнее о конфликте читайте здесь). Slon связался с Кацем и Соболь, чтобы понять, зачем бывшим соратникам понадобилась публичная ссора.

Максим Кац, заместитель начальника штаба Навального на выборах мэра Москвы

– Почему вы решили в публичном пространстве раскритиковать проект Навального, с которым вы только что сотрудничали на выборах?

– После окончания работы в штабе у меня появилось беспокойство за эффективность и адекватность дальнейших действий этой команды. Пока я работал в штабе, я мог влиять на ситуацию, что-то корректировать, и тогда я в паблик ничего не выносил. А теперь я опять обсуждаю их действия с точки зрения внешнего наблюдателя. Помимо выборов, у меня не было никакого желания вести с Навальным дальнейшую совместную деятельность. Потому что именно на выборах наши пути сошлись, а вообще они идут порознь. Я говорил, что прихожу только на выборы. После подведения результатов кампании у людей появился внешний подъем что-то делать, чтобы достигать политических целей. То, что им сейчас стали предлагать делать дальше, было не очень эффективно – это касается и установления кубов после выборов, и упомянутые законопроекты.

– Ну а что ж вы не захотели с ними дальше сотрудничать, а стали ругать со стороны?

– Если бы я увидел возможность делать в том формате, который мне подходит, то так бы и сделал.

– Как я понимаю, вам больше всего не нравится то, что работа по сбору подписей за законопроекты может оказаться тщетной, так как Мосгордума все равно их потом отклонит. Но если ничего не делать, то ничего и не получится. Та же мэрская кампания Навального никакой победы ему не сулила, но ее результат все равно был положительным.

– На выборах была четкая цель: выиграть выборы. Ну или хотя бы выйти во второй тур. А тут ты к какой цели идешь? Это как пытаться зарегистрировать политическую партию, потратив на нее массу денег и усилий и плохо подготовив документы. Я никого конкретно не имею в виду, это просто абстрактный пример. Если так делать, то скоро люди перестанут воодушевляться. И с законопроектом нужно было широкое общественное и экспертное обсуждение. Я отправил письмо с заключением своего эксперта [в фонд] Навальному неделю назад, до публикации в блоге. Ответы, которые я получил, вкратце сводились к тому, что: «Ты недальновидный политик, лучше этого не пиши, иначе сделаешь неправильный политический ход». Я принял эти советы и поступил так, как считал нужным.

– И на что вы тем самым рассчитывали?

– Что мне ответят, почему они собрались грохнуть на этот законопроект 12 тысяч рабочих часов сборщиков подписей. Вот, дескать, Максим, мы общались с такими-то экспертами, и были такие совещания, такие поправки. Но я получил ответ, что я где-то не там ем колбаски и возомнил себя черт знает кем. Ответ не удовлетворил ни меня, ни экспертов, которые мне только что прислали свои замечания, из которых получается, что вся суть законопроекта – просто пошуметь и задеть тему высоких цен на ЖКХ.

– Но вы же понимали, как будет воспринята критика с вашей стороны, учитывая, какая у вас, прямо сказать, неоднозначная репутация?

– Если бы я знал, что этим законопроектом занималась именно Любовь Соболь, то ожидал бы такой реакции, но это только вчера выяснилось. А вообще, меня не очень интересует такая реакция. Я же не политик, меня не очень интересует политический капитал, у меня нет политических амбиций.

– Да? И не смущает, что вас опять упрекают в какой-то нашистско-мурзилочной деятельности?

– Это самый примитивный метод защиты, которым пользуются люди, когда им нечего сказать. Так же, как и власти, которые всегда оппозицию обвиняют в том, что она выполняет волю Госдепа. А у нас всегда есть такая часть аудитории, которая винит во всем Кремль. Как меня можно называть нашистом после того, как я отпахал три месяца по 12 часов в день на избирательной кампании Навального? Это же очевидная чушь, она меня не беспокоит.

– Тогда назовите ваших экспертов по ЖКХ? Это не депутаты Мосгордумы или чиновники из правительства Москвы?

– Я не могу их называть, потому что они просили сохранить анонимность, но это и не такие люди, которых вы перечисляете. Хотя даже если бы они и были такими людьми, то я бы призвал смотреть не на их имена, а на то, что они пишут. Они подготовили справку для меня, и то, что в ней написано, является моим мнением. Точно так же, как готовят справки депутатам или министрам. Я это написал от своего лица. Если бы у меня была возможность опубликовать справку от вице-мэра Москвы, ответственного по ЖКХ, я бы так и сделал.

– Алексей Навальный в первую очередь поставил вам в укор, что вы глупый. Как вы на это отреагировали?

– Ну я даже не знаю. Такой реакции на свои вопросы я не встречал ни от кого и никогда. Чтобы так реагировали, я такого не видел. Возможно, это показывает какой-то уровень его общения.

– Вы обиделись? Будете еще с ним сотрудничать?

– Да нет. Я никогда ни на кого не обижаюсь. Мне этот конфликт никак не помешает, поэтому я не исключаю возможности поработать с ними еще.  


Любовь Соболь, сотрудница проекта Алексея Навального «РосПил»

– Зачем вам понадобилось отвечать Кацу в такой резкой тональности?

– Честно говоря, я не считаю, что этот конфликт достоин того, чтобы вы о нем писали. Хотелось бы, чтобы люди обратили внимание не на эту перепалку, а на суть законопроекта, который мы предлагаем. Это намного важнее споров в интернете. Но если отвечать на ваш вопрос, то я Максима Каца знаю не один день, и мой ответ был дан сообразно поведению Максима.

– Но если бы ответ не был таким грубым, то и не было бы никаких разговоров о конфликте. А так действительно, обсуждается не законопроект, а ваши взаимоотношения.

– Да, ответ был дан в жесткой форме, но был обусловлен тем, как Максим Кац обычно себя ведет. Я его сужу, разумеется, не по одному посту, который был опубликован вчера.  

– Вы тоже считаете Каца глупым или подозреваете в какой-то мурзилочной деятельности?

– Это вопросы к Максиму Кацу. Я не буду давать оценку его поступкам и не считаю, что этому человеку следует уделять большое количество времени.

– Вы прислушались к каким-то его замечаниям по сути законопроекта?

– Там не было конструктивной критики. Мы приняли все претензии по существу, которые шли к нам буквально со всей России, когда законопроект обсуждался, – от экспертов в области ЖКХ, работающих в разных органах и видящих проблемы с различных сторон. Мы проанализировали все предложения и учли все замечания. Тот вариант, который мы будем вносить в Мосгордуму, серьезно доработан относительно изначальной редакции, появившейся во время мэрской кампании, когда публиковались программные законопроекты Навального. Все ключевые положения были сохранены, но в деталях он был серьезно доработан – как раз с учетом мнений экспертов, мы ни одного из них не проигнорировали. Во всей нашей деятельности мы всегда обращаемся к экспертам и рады любым замечаниям, предложениям и конструктивной критике. Обращаемся к экспертным оценкам и в деятельности «РосПила», обращались и при написании данного законопроекта. Но то, что у себя разместил Кац под видом мнения эксперта, – это просто комментарии читателей его ЖЖ, которые он обобщил. Это несложно проследить. Тем более что по ним заметно: эти люди даже не читали наш законопроект и не разбираются в законодательном регулировании сферы ЖКХ, поэтому я даже не понимаю, как на такое можно конструктивно отвечать. Например, у Каца написано, что законопроект предполагает создание нового исполнительного органа, контролирующего установление тарифов ЖКХ. Но этого в законопроекте вообще нет, мы ничего подобного не вводим. Ну как на это можно серьезно отвечать? Считаю пост Каца с непродуманными и нисколько не обоснованными замечаниями оскорблением тех людей, кто поддерживает этот законопроект, кто приходил на собрание инициативной группы, кто готовил настоящие экспертные мнения и обоснованные критические замечания к нему и кто так же, как мы, ждет решения Мосгордумы по одобрению инициативной группы для последующего сбора подписей.

– То есть внесение законопроекта в Мосгордуму пойдет своим чередом, несмотря ни на что?

– Да, сейчас текст проекта лежит в Мосгордуме и дожидается регистрации, где его проверяют на соответствие федеральному законодательству. До 10 ноября нам дадут ответ, и в случае одобрения начнется процесс сбора подписей для его рассмотрения депутатами. Сейчас уже никакие изменения в законопроект вносить нельзя. Кац мог поучаствовать в его доработке тогда, когда проект обсуждался с экспертами, а не писать посты с критикой сейчас.  

– Но как можно рассчитывать, что этот документ одобрит Мосгордума, где сидят два коммуниста, а остальные – единороссы? Разве сбор подписей в такой ситуации – это не сизифов труд?

– Ну тогда зачем вообще что-то делать? Работать в Фонде борьбы с коррупцией? Выходить на митинги, стараться что-то изменить? Ни я, ни мои соратники и коллеги не привыкли складывать руки и говорить, что ничего не получится. Надо работать и наращивать конструктивные предложения. В том числе чтобы нам не говорили, что, мол, у оппозиции нет конструктивной повестки. Она есть – вот, пожалуйста, выверенные, юридически грамотные законопроекты, которые уж точно поддерживает большинство населения.

Предыдущий материал

Депутат Маркелов: «Дуров ведет экстремистскую деятельность. Мы видели его в избирательной кампании Навального»

Следующий материал

Иркутский Иов: как мэр Ангарска боролся с прокурором