Новости Календарь

Власть защищает нас от погромов

Власть защищает нас от погромов Фото: Михаил Почуев / ИТАР-ТАСС
Давно (со времен даже не Кондопоги, а как минимум с 1993 года; некоторые люди до сих пор всерьез оперируют терминами «Макашов» и «Баркашов», доказывая с их помощью, что танки стреляли правильно) известно, что, какой бы ужасной ни была российская власть, неконтролируемая народная стихия значительно хуже. Дальше уже совсем тонкости – люди умеренных взглядов распространяют эту формулу только на уличные столкновения между гражданами и полицией, более последовательные – считают, что и к полноценной демократии с честными выборами стоит относиться точно так же, как к условной Кондопоге: понятно, что народ, дай ему волю, при первой же возможности обязательно выберет самых кровавых фашистов и самых ужасных погромщиков, а если так, то лучше пока без демократии, потому что желающих быть повешенными на фонарях у нас нет. Фонари, на которых при первых же честных выборах кого-нибудь повесят, – это почему-то любимая фигура речи у тех, кто защищает путинскую власть с позиции «иначе придут фашисты».

Наверное, так и есть, и, наверное, от тотального Бирюлева (оно же Манежка, оно же Кондопога) нас действительно защищает власть, да даже поименно – Владимир Путин, Сергей Собянин, Владимир Колокольцев, Александр Бастрыкин, Вячеслав Володин и много кто еще вплоть до Маргариты Симоньян. Если не будет их, слепая массовая ярость снесет всех и вся к чертовой матери, вся страна превратится в один большой ТЦ «Бирюза», а Чечня, наверное (о ужас!), вообще отделится от России.

Какого-то особенного повода для шуток здесь нет. От тотального Бирюлева нас действительно защищают они – со всеми своими ОМОНами, центрами «Э», телеканалами Russia Today, шубохранилищами, ОВД «Дальнее», Хамовническими и Замоскворецкими судами, мордовскими УФСИНами, управлениями внутренней политики, болгарками, грозненскими небоскребами, депутатами Мизулиными и всеми прочими того же смыслового ряда вещами. «Очки сними и иди туда, и дерись с ними сам», – торжествующе говорит Путин журналисту на пресс-конференции, и как бы нечего возразить Путину, в самом деле – кто же защитит человека в очках от народа? Только Путин и защитит.

До какого-то момента, – вероятно, как раз до 6 мая 2012 года, – этот консенсус был почти бесспорным, но сейчас, кажется, консенсусом он быть перестает. С каждым разом все сложнее убедить человека в очках, что фантомная угроза виселиц на фонарях оправдывает все действия власти и само ее основанное на сомнительной легитимности существование в нынешнем виде. Люди у ТЦ «Бирюза» вряд ли когда-нибудь станут лучшими друзьями человеку в очках, но ведь и Путин чем дальше, тем меньше похож на лучшего друга хоть для кого-нибудь, более того, даже если предположить, что люди у «Бирюзы» ужасны, нет никаких аргументов в пользу того, что избивающий их ОМОН чем-то принципиально лучше их. В конце концов, у жителей Бирюлева перед ОМОНом и приславшими его властями есть важное преимущество – даже в небесспорной ныне действующей российской Конституции написано, что они, то есть народ, являются единственным источником власти в стране. В Конституции не написано, что у ОМОНа есть право бить дубинками источник власти, более того, в Конституции вообще нет ни слова про ОМОН. В бирюлевских новостях мелькал испуганный мужчина в пиджаке – глава управы Западного Бирюлева Виктор Легавин. Формально он представляет власть, фактически – не представляет никого; его назначил префект, которого назначил мэр, которого (мы же не верим в честность собянинского 51 процента?) назначил Путин. Власть, выстроенная таким хитрым образом, не имеет и не может иметь ничего общего с интересами граждан хоть в Западном Бирюлеве, хоть в любом благополучном районе. С каждым разом (а интервалы между событиями, подобными бирюлевским, делаются все короче – события в Пугачеве были всего три месяца назад) аргументы по поводу того, что именно власть защищает страну от погромов, звучат все менее убедительно.

Предыдущий материал

Почему Украина – это «европейская Мексика»

Следующий материал

Бирюлево Западное: откуда взялись мигранты и чем они заняты?