Новости Календарь

Канделаки: «Путин – единственный лидер, способный объединить народ»

Канделаки: «Путин – единственный лидер, способный объединить народ»
После того как телеведущая Тина Канделаки открыто проголосовала за «Единую Россию» и получила в ответ на это эмоциональный отклик блогосферы, она не постеснялась выйти на оппозиционный митинг на Болотной площади 10 декабря. Многие расценили это как жест раскаяния, но напрасно. Она по-прежнему считает «Единую Россию» лучшей из существующих в России партий, не верит в массовые фальсификации и считает Путина единственным лидером, способным объединить народ.

Тина, сначала вы голосуете за «Единую Россию», а затем выходите на Болотную площади, где скандируют «Едро в ведро». Как это понимать?

– Никакого противоречия я не вижу. В своем выборе 4 декабря я уверена. Да, я голосовала за «Единую Россию». Да, я против фальсификаций. Да, я за то, чтобы голос недовольных людей был услышан.

Но если фальсификации имели место, почему Медведев, которого вы поддерживаете, не отменяет результаты выборов, не отправляет в отставку Чурова…

– Медведев – не средневековый султан, он не принимает решения по принципу «я велю». В демократической стране в случае конфликта стороны всегда идут в суд и представляют свои аргументы.

То есть вы верите в независимость российского правосудия?

– Я верю, вы не верите. Я считаю, что люди, которые пошли голосовать, верят, что в России существует правовое поле, иначе зачем они голосовали.

Есть простые математические методы, которые позволяют легко установить вбросы, но в суде это не доказуемо.

– Уверена, что ЦИК предъявит вам не менее простые математические методы, которые доказывают его правоту. Доказывать фальсификации – это тема для юристов, а не для журналистов и блогеров, уж простите меня. Но их роль в этом процессе наиважнейшая. Я точно не тот человек, который знает выход из этой ситуации. Уверена, что должны быть громкие разбирательства по конкретным случаям, чтобы как-то повлиять на ситуацию в будущем. Сегодня прозвучала правильная мысль – оборудовать абсолютно все участки в стране веб-камерами. Спорить и доказывать будет значительно легче.

Может быть, в таком случае имеет смысл назначить перевыборы, как этого требовали люди на Болотной площади?

– Но ведь люди, которые работали в избирательных комиссиях, останутся теми же. Если нет доверия к ним, что изменится? Сейчас, я думаю, актуальнее уже готовиться к президентским выборам, нужно провести их так, чтобы результаты не вызвали никаких сомнений.

Выборы будут вызывать меньше сомнений и вообще будут больше похожи на выборы, если Владимир Путин и Дмитрий Медведев будут участвовать в дебатах с оппозиционерами.

– Я только «за». Меняется и сама оппозиция. Среди людей, которых я видела на Болотной, были люди, с которыми можно и нужно дискутировать. Они не хотят революции, они не хотят раскачивать лодку, они хотят перемен. Наша проблема с дебатами в том, что они выродились как жанр: орущие потные мужчины, перекрикивая и оскорбляя друг друга, обещают совершенно невыполнимые вещи. С такими участниками дискутировать смысла по-прежнему нет.

Вы говорили о том, что прочитали программы системных партий и они вам не понравились, поэтому вы проголосовали за ЕР. Но как насчет того, что предлагает несистемная оппозиция, вы читали программу «Солидарности», скажем?

– Полностью программу «Солидарности» я не читала. Но те тезисы, что я знаю, мне не близки – они сводятся к тому, что правительство плохое, необходимо все решения отменить, но о том, что дальше они собираются делать, сказано общими красивыми словами. Можно написать много «правильных» пунктов, но не суметь их реализовать. Я вижу разительные изменения в стране за последние 12 лет, и сейчас я не верю, что бывший вице-премьер Немцов сможет показать лучшие результаты. Другие лидеры внесистемной оппозиции либо просто паясничают, либо играют в опасные игры, в частности заигрывают с националистами. Я не могу поддерживать отрицание, а созидательного начала в них я не вижу. Например, считаю, что выборы губернаторов вернут в нашей стране проблему суверенизации регионов. «Немедленное освобождение политзаключенных», «посадить чиновников-коррупционеров, – ну так вы дайте фактуру, кого освобождать, кто не виновен, кто коррупционер – где и сколько взял. За «современную страховую медицину» и «сотрудничество с государствами, в которых соблюдаются права и свободы человека». Но как раз в этом государстве, с которым так хочет дружить господин Немцов, страховки нет у 50 млн человек, а 46 млн живет за чертой бедности! Сегодня в России за чертой бедности живет 18 млн человек, и к цифрам 2000 года я точно возвращаться не хочу (43 млн). У Бориса Немцова был свой шанс проявить себя во власти, он его не реализовал. Хочет снова порулить – я против.

Черта бедности на Западе и в России все-таки немного разная. И все ваши слова о Немцове вполне подходят и Кудрину, о котором вы отзываетесь с таким уважением.

– Не согласна – Кудрин и Немцов находятся в разных футбольных командах. Одно дело сидеть в запасе у Барселоны, а другое дело – где-то в третьем дивизионе…

После событий на Болотной еще вопрос, какая команда будет играть в финале.

– Я уверена, что нынешняя команда удержится. Хотя даже Кудрин говорит, что не является сторонником Путина, но все же признает, что за последние 10 лет в российской экономике сложились правильные здоровые основы. Уверена, что в новую партию придут яркие деятельные люди из бизнеса, собственники, которые будут смело говорить об экономических проблемах и предлагать решения. А Владимир Путин всегда уделял большое внимание экономике, он 100% прагматик, не сомневаюсь, что он обратит на них внимание, они говорят на одном языке. Сегодня точно не нужно пытаться менять страну к мартовским выборам.  Выборы – это не финал.

Не понимаю, вот вы говорите и о фальсификациях и об усталости людей, о росте бюрократии – в чем тогда смысл поддержки «Единой России»?

– Знаете, у Оскара Уайльда есть хорошая фраза: «В жизни всегда играйте самого себя, потому что все остальные роли уже давно разобраны». Я не понимаю, почему я должна была поддерживать другие партии, если они не соответствуют моим взглядам. Я не могу сказать, что довольна результатами работы «Единой России», мы все знаем, что в нашей стране есть коррупция, проблемы с судебной системой, защитой бизнеса. Но также я уверена, что люди в партии понимают, что презумпция доверия как презумпция невиновности – недоверие только возрастает. Они видели лозунги на Болотной, и они будут меняться , я бы также не утверждала, что фальсификации носили массовый характер, потому что не люблю оголтелые обвинения. Сегодня уже ни у кого не вызывает сомнений, что они были. Но с каждым случаем надо разбираться отдельно. У проигравшей стороны всегда есть соблазн перевернуть доску с шахматами и сказать, что все мошенники. Мне в этом случае всегда вспоминаются слова кандидата в президенты США Алберта Гора. Его оппонент Джорж Буш выиграл далеко не самым честным образом, однако Гор заявил, что «интересы Америки выше, чем интересы партии».

Ну вообще-то фальсификаций на тех выборах в США не было, и Гор просто сомневался в точности подсчета, потому что перевес был очень мал. Что же до России – то вы сами цитировали экзит-полы, которые отличались в Москве в два раза от официального результата.

– Я и не спорю. Да, на отдельных участках были карусели, были вбросы бюллетеней. Но не было повсеместной фальсификации. Мне сложно поверить, что Медведев позвонил и сказал: «Губернаторы, але, у нас выборы, подтасуйте нам голосов». 

Ну вообще-то он дал это понять, сказав, что критерием оценки губернаторов будет показатель голосования за «Единую Россию», и, скажем, губернатор Позгалев из-за низких показателей был уволен.

– Если люди выражают недоверие к «Единой России» в том или ином регионе, где губернатор-единоросс, то, наверное, он должен нести ответственность. Результат выборов – это индикатор качества работы власти на местах. Власть плохо работает, люди за нее не голосуют, президент принимает оргмеры и увольняет главу региона. В этом есть определенная логика, но при этом ситуативная оценка. Для губернаторов должен быть более сложный и верный механизм оценки эффективности работы. Я уже не раз об этом говорила. Например, количество созданных рабочих мест и привлеченных инвестиций считаю одним из ключевых показателей.

Вот именно. Но сейчас-то губернаторы были напрямую мотивированны президентом на фальсификации.

 – Можно сохранять свое место разными способами. Самый надежный – достойно работать на благо своего региона, тогда люди будут голосовать за партию власти.

Ну хорошо, вот вы увидели реакцию в своем блоге, когда вы написали, что голосовали за ЕР. Вас эта реакция не убедила, что партия эта не пользуется поддержкой населения и пора что-то менять?

– Конечно. Но я же сказала, что это не моя партия. Но я два месяца в комитете сторонников Медведева, я заявила, что его поддерживаю, предлагаю ему разработать концепцию развития образования, спрашиваю его про планы его работы в качестве премьер-министра, а тут он вступает в «Единую Россию», и что, я должна сказать ему «Дмитрий Анатольевич, а вот тут я вас не поддерживаю», потому что меня в интернете заминусуют, так что ли?

Нет, потому что вам «Единая Россия» не нравится...

– Раз уж я в комитете сторонников, то по умолчанию, я его поддерживаю и буду поддерживать дальше . Членство в комитете дает мне возможность напрямую доносить свое мнение первому лицу в государстве. Можно писать много постов в блоге и «Твиттере», но при решении конкретных проблем контакт с властью увеличивает скорость их решения.

Вот вы занимаетесь проблемами образования, а разве то, что учителей заставляют участвовать во вбросах, – это разве не проблема?

– Мне очень часто звонили преподаватели и говорили, что они никогда раньше не ходили на митинги, но если у них будет возможность в другой раз – то они первыми выйдут, так они отреагировали на то, что в день митинга заставили детей писать контрольную.

Вот помогли бы им организовать профсоюз.

– Я занимаюсь тем, что считаю наиболее важным. Мой главный проект сегодня – Национальный образовательный проект «Умная-школа.рф». В рамках которого учителя, родители и представители профессионального образовательного сообщества могут общаться между собой, обсуждать наиболее острые проблемы средней школы. Если вы посмотрите наш сайт сегодня, то увидите, что самые обсуждаемые темы – привлечение учителей к агитации, рекрутирование школьников на митинги и другие вопросы, связанные скорее с политикой, чем с образованием. Так что я работаю в этом направлении.

Ну понятно. 24 числа будет митинг на проспекте Сахарова, вы и туда тоже придете?

– Роман, ну вы смеетесь?

Пока нет.

– Мне кажется, этот вопрос мне уже можно и не задавать.

То есть – да?

– Конечно. Смешно говорить и писать о митинге, не увидев его своими глазами.

Если весной на улицы выйдут уже миллионы людей против Медведева и Путина, вы и тогда будете в числе «сторонников Медведева»?

– Политика не терпит сослагательного наклонения. А власть не так глупа, как многим хотелось бы. Если она оглохнет и ослепнет, ей уже никакие сторонники не понадобятся. Давайте не будем рассчитывать на такой финал. Прекрасная цитата есть в фильме «Два дня», где герой Бондарчука рассказывает, что у него есть мать, и героиня Ксении Раппопорт вскидывает глаза и спрашивает: «А что, у министра есть мать?» А он ей: «Что, удивилась, думала, у министра матери быть не может?»

Это все о чем сейчас?

– Всегда очень легко разделить народ и власть, и сказать, что Дмитрий Медведев и Владимир Путин про одно, а народ – про другое. Что они напрочь потеряли связь с действительностью настолько, что вообще ничего не предпринимают для того, чтобы изменить существующие настроения. Мне бы не хотелось оказаться в ситуации, когда народ пойдет против власти, а власть против народа. Это обычно кончается катастрофой. Не хотелось бы, чтобы «Сахарный Кремль» Сорокина оказался пророческим. Сегодня сигнал пошел от собственников, от интеллигентных, думающих, работающих и всячески приятных людей – они же на самом деле долгое время были очень лояльны к власти. Власть не может не уловить его.

Лояльны? Власти?

– Да, просто их обманули, они ожидали одних результатов, а получили другие. На Болотной площади я встретила человека, его звали Павел, он сказал, что «сегодня если будут выборы, я проголосую за Путина, просто я бы хотел голосовать за него в другом настроении». О чутье Путина ходят легенды, он умеет выходить из самых тяжелых ситуаций. Но я думаю, что если мы спросим каждого отдельно взятого человека, то услышим, что, конечно, у Путина самые большие шансы объединить народ по сравнению с теми, кто претендует на эту роль.

То есть голосовать за него будете, за Путина, не за Прохорова?

– Прежде, чем решить, – подожду, когда Прохоров опубликует свою кандидатскую программу. Та программа, которая была у него при выборах в Госдуму, была компиляцией из лозунгов «Справедливой России», КПРФ и т.д. Я его понимаю, он тогда очень торопился. Для Путина, думаю, важным приоритетом будет оставаться максимальная централизация и сохранение управляемости государства. Он собирал страну, он поднимал ее с колен. Благодаря путинской стабильности у России получилось запустить большое количество инвестиционных проектов, если они окажутся успешны, через несколько лет мы можем проснуться в качественно иной стране.

Если на президентских выборах будут такие же масштабные фальсификации, вы останетесь сторонником власти после этого?

– Я считаю Путина по-прежнему самым сильным политиком на сегодняшний день и думаю, ему фальшивая победа не нужна. Я уважала Путина как человека, который при всех прочих всегда без сомненья пользовался наибольшей поддержкой среди населения России и уж точно его не боялся. Он, безусловно, сильный лидер. У оппозиции такого лидера пока нет. Если Путин говорит, то он всегда отвечает за свои слова. Гибкость же одного из лидеров оппозиции, Навального, показательна: на «Русских маршах» он говорит одно, на митингах оппозиции другое. Он может нравиться экзальтированным барышням, но тем не менее и они понимают, что он гораздо менее способный политик, нежели даже такой демагог, как Владимир Вольфович. Но у него есть молодость и альфа-энергия, которая при сегодняшнем запрете на него на ТВ сакрализует его образ, помогая набирать сторонников с неокрепшими умами. Навальный для меня – кандидат на нового лидера ЛДПР . «Мы за русских, мы за бедных», – ни больше, ни меньше .

Говорить разным людям разные вещи – это как раз то, чем Путин славится.

– Они не противоречат друг другу. У Путина есть чутье несравнимое ни с одним другим политиком. Лидеры крупнейших иностранных государств всегда говорят о нем, как о надежном партнере. Ни у кого нет таких контактов с мировым истеблишментом.

Странно, обычно в контактах с мировым истеблишментом обвиняют как раз оппозицию. Вы думаете, Навального не примут в западных странах?

– Запад примет любого политика, который гарантирует бесперебойность экономических обязательств. Но сегодня Запад слишком нестабилен сам. К тому же ,он стал еще более неоднороден. Сегодня Германия становится главным финансовым министерством Европы, и если отношения России и Германии будут развиваться теми же темпами, что последние 10 лет, они могут перевесить отношения между Германией и Америкой. Этот альянс пугает Америку своими масштабами. Вы же это тоже прекрасно понимаете.

–  Я этого прекрасно не понимаю. Наоборот, в мире крепнет международное сотрудничество и взаимозависимость.

– Можно я вам на это анекдотом отвечу? Голодные волки встретили в лесу зайца и собрались его съесть, а заяц им говорит:
– Погодите, мной вы сильно не насытитесь, а я могу вас привести к стаду овец.
Волки решили не есть зайца и пошли за ним. Идут, а голод мучает все сильнее, они значит спрашивают:
– Долго еще идти?
Заяц им отвечает:
– Вот, сразу за горой, которая перед нами.
Начали подыматься на гору – не совладали волки с голодом, набросились на зайца и съели. Наесться не наелись, голод мучает, но соблазна перед глазами более нет. Поднялись на гору и видят стадо овец...
Сытно отобедали, и тут один, значит, говорит:
– Как-то нехорошо с зайцем получилось.
Другой:
– Да уж, пойдемте, останки что ли захороним?
Вернулись, похоронили зайца, поставили камень на могилку и думают, что же написать:
– «Другу зайцу» – не пойдет, не поймут, зачем друзья его съели...
– «Врагу зайцу» – тоже не пойдет, какой же он враг, когда привел их к стаду овец...
Думали, думали, и написали: «Нашему консультанту и партнеру – зайцу».

Вот давайте зайцами не будем. И овцами тоже.

Предыдущий материал

Как Россия вредит себе в Южной Осетии

Следующий материал

Вадим Прохоров: «Переход на мажоритарную систему – плохо для оппозиции»