Новости Календарь

Как Украине выйти из войны с минимальными потерями и большими перспективами

Как Украине выйти из войны с минимальными потерями и большими перспективами Фото: Fotolia/PhotoXPress.ru
Подписанный только что минский меморандум предполагает прекращение боевых действий с 15 февраля и отвод войск от нынешней линии фронта. Кроме того, он предполагает, по мнению Путина, конституционную реформу на Украине, которая бы учитывала интересы жителей ДНР и ЛНР. А по мнению Порошенко – вывод всех иностранных войск («наемников») с территории тех же ДНР и ЛНР. 

В итоге прекращение боевых действий, скорее всего, все-таки будет. И даже каких-то пленных отпустят. А вот про «наемников» и интересы жителей ДНР и ЛНР – сомнительно. То есть даже совсем очевидно, что не получится ничего с этим. 

Людей, конечно, на какое-то время убивать перестанут. Но на какое именно, сказать сложно.  А главное, все почти остаются при своих проблемах и своих гешефтах. Разрушать – не строить. Прекращение огня, отвод войск и туманные обещания конституционной реформы – очень сомнительные основания для того, чтобы бросить все и начать восстанавливать разрушенное. Если что и разумно восстанавливать на этих основаниях, так это боезапасы.  

И если для Российского государства и руководителей Новороссии от войны сплошные гешефты, то для Украины все происходящее во всех смыслах – убийственная катастрофа. Подвешивание войны и всех проблем, с ней связанных, только усугубляет эту катастрофу. Война даже в ситуации перемирия будет оттягивать критически значимые ресурсы и обрекает Украину на поражение, экономический и социальный крах. 

Любые действия Украины в этой ситуации не только не решат проблемы, а заметно ухудшат ее и без того плачевное положение. 

По логике восстановления боезапаса придется вкладывать огромные деньги и ресурсы в армию. Причем не стратегически в укрепление института армии, а в конкретную АТО спешным порядком и для конкретной войны. На АТО (не на армию, а именно на дополнительное обеспечение группировки в Донбассе) в период зимнего перемирия тратилось около 80–100 миллионов долларов в месяц. Сейчас, под лозунгом «не повторим ошибки Дебальцева», эта сумма, скорее всего, заметно увеличится. Но деньги даже не самое страшное – наращивание сил АТО ведет к перманентной социальной дестабилизации (одно дело – «наемники», для которых война – решение социальных и психических проблем, а совсем другое – призывники). То есть чем лучше Украина будет готовиться к войне, тем будет хуже ей и ее жителям. 

Кроме того, надо будет держать на балансе Донецкую и Луганскую области. Пенсии и прочие обязательства Украинского государства гражданам, живущим в Новороссии, сейчас не выплачиваются, но они как бы заморожены на депозите – до восстановления законной украинской власти (около 180 миллионов долларов в месяц, и это уже с осени копится). Если вдруг все получится так, как говорит Порошенко: Путин заберет своих наемников, и жители, освободившись от их гнета, вернутся в лоно Украины, им придется выплатить сразу очень большую сумму. А еще тогда придется потратить как минимум 15 миллиардов на восстановление разрушенного войной. Даже если предположить, что масштабы разрушений сильно преувеличены российской пропагандой, все равно оценки независимых экспертов уже не опускаются ниже 15 миллиардов. 

То же самое произойдет, если героические силы АТО разобьют бандформирования террористов и Украина выиграет войну. Только с поправкой на куда большие суммы затрат на АТО (еще долго придется обезвреживать бандгруппы «наемников») и восстановление инфраструктуры. 

Учитывая нынешние трудности в экономике Украины, разрушенный Донбасс ее может окончательно угробить. Так же, как и продолжение войны в нынешнем виде, включая перемирие.

Но это не значит, что положение безвыходное. У Украины есть возможность выйти из войны с минимальными потерями, большими перспективами, а заодно нанести страшный, возможно, смертельный удар своему главному противнику: путинской России и ее наемникам. А именно прекратить АТО и на пять лет объявить мораторий на какое-либо вмешательство в дела ДНР и ЛНР. А через пять лет – референдум о статусе регионов, на котором жители решат, быть ли им гражданами Украины или нет. В каких границах: можно в тех, что определены минским меморандумом, даже пусть с дебальцевским «котлом» (на чем так настаивали вчера в Минске лидеры Новороссии), можно отдать и еще какие-нибудь плацдармы, которые теперь, когда Украина принципиально отказалась от войны, не имеют никакого значения. Ну и на границе Украины с Новороссией вместо войск АТО – «голубые каски» ООН. 

Для Путина это худший, по сути дела, катастрофический вариант, против которого он не сможет никак возразить. Ну не может же он прямым текстом сказать мировому сообществу, да даже и себе: «Мне нужна война, я хочу, чтобы людей бесконечно убивали, – это мне нужно для самоутверждения и решения внутрироссийских проблем». 

Что получает Украина? 

Украина получает мир. Снимает с себя проблему ответственности за Донбасс, его восстановление, обеспечение его жителей. Консолидацию оставшихся территорий (антироссийская риторика очень легко может превратиться из инструмента, разжигающего ненависть для войны, в инструмент консолидации ради мира). Экономическую помощь ЕС, США и мировых финансовых институтов, которую теперь можно будет эффективно тратить не на войну, а на структурные реформы и решение инфраструктурных проблем. Принципиальное отделение от России, выход за пределы ее доминирующего влияния, – до сих пор повестка украинской жизни формировалась в Кремле. Кремль определял, как жить, кому править, воевать или не воевать. Нынешняя антироссийская ненависть и война – одна из самых жестких форм зависимости от российской власти. Но как раз свободный отказ от войны и противостояния, концентрация на собственной жизни и собственных проблемах – это и есть принципиальный разрыв с Кремлем. 

Что получает Россия?

Россия получает разрушенный Донбасс, отрезанный от экономических связей (25% экспорта Донбасса приходилось на Россию, но не более того), который оказывается прямо или косвенно на ее балансе. И это притом, что население необходимо будет всячески ублажать – через пять лет референдум. Это очень большие деньги даже для России. А в ее нынешнем сложном финансовом положении совсем не нужные траты. И ведь санкции тоже никто не отменит. Разве что новых не добавят. При этом любой раздухарившийся Моторола, вторгшийся на территорию, контролируемую «голубыми касками», может запустить процесс новых санкций. 

Да, кстати, насчет Моторолы. Еще Россия получает несколько десятков тысяч мужчин с автоматами, боевым опытом и обретенной в войне гармонией. Что с ними делать в мирной жизни? Ну, чеченцы уедут домой – Кадыров найдет им задание, но ведь, кроме чеченцев, там много всяких BMW и Моторол, да и просто обычных русских мужчин, обретших смысл жизни в деле убийства других людей. То, чего не может пока сделать украинская армия, придется делать России и ее спецслужбам. Разоружать, стравливать, отстреливать. Это хлопотная и непростая работа. С неочевидным результатом, кстати. 

Разумеется, российское телевидение будет продолжать рассказывать про зверства украинских недолюдей и козни злобной Америки. Но без войны это уже не то. Не тот пафос, не тот эффект. Люди уже привыкли к «Градам» и кассетным бомбам, геноцид русского населения с применением украинской мовы уже не проканает. 

То есть тяжело придется России и Путину. Очень тяжело. 

Предыдущий материал

«Это предательство всего, за что мы сражались». Стороны конфликта о новых минских соглашениях

Следующий материал

Из «Межигорья» в никуда: как Украина избавлялась от Януковича