Новости Календарь

Как теперь путешествовать с российским паспортом?

Как теперь путешествовать с российским паспортом? Фото: facebook.com/snorapp

Украинский кризис негативно отразился на отношении к россиянам за рубежом. И это почувствовали на себе не только менеджеры попавших под санкции Евросоюза «Газпрома» и ВТБ или политические деятели, которых лишили возможности отдохнуть в США. Простым туристам за границей тоже все чаще приходится оправдываться по поводу Крыма или «Боинга». Согласно недавнему исследованию Pew Research Center, проведенному в 44 странах с марта по июнь 2014 года, 43% опрошенных отрицательно относятся к России. Антирейтинг России вырос почти вдвое с 2013 года в Америке, Великобритании, Польше, Германии, Италии, Испании, Франции. Рекордсменами стали американцы – их мнение о России ухудшилось на 29%, у поляков – на 27%, у британцев – на 24%. Среди украинцев сегодня отзываются о России плохо 60% – в 2011 году таких было всего 11%.

История о массовой драке между российскими и украинскими туристами на турецком курорте с выкрикиванием лозунгов «Москаляку на гиляку!» и водружением российского флага на крыше отеля оказалась фейком. Но конфликты на почве политики во время заграничных поездок у россиян действительно возникают, и путешествовать с российским паспортом становится все сложнее. На этой неделе в Москве прошла пресс-конференция «Как обезопасить свой отдых, или Проблемы русских туристов за рубежом». Участники пришли к выводу, что нужно чаще писать в СМИ о том, как наши сограждане попадают в неприятности за границей, и вообще пора уже развивать внутренний туризм, если в других странах нас так не любят.

С враждебным отношением россияне сталкиваются и в бывших союзных республиках. В белорусском Гомеле накануне 9 мая автомобили с российскими номерами расписали «поздравлениями». На капоте одной из машин зеленой краской нарисовали двуглавого орла, на другой написали «С днем Победы!». В Минске машинам с российской символикой прокалывают колеса и бьют стекла. А в литовском Каунасе на автомобиле с георгиевской лентой нацарапали «Крым наш». Пользователи соцсетей, несогласные с позицией России по отношению к Украине, советуют вкладывать в загранпаспорт записку «I never voted for Putin».

Slon собрал несколько историй о том, как россиянам за рубежом поневоле приходилось участвовать в спорах о геополитике. 

«Важно убеждать их, что не все мы тупое пьяное быдло в футболках “Крым наш!”» 

Ксения Вицинская
32 года, управляющий менеджер кинофестиваля «2morrow/завтра»

С 27 марта по 5 мая я путешествовала по Европе. Первым пунктом была моя любимая Барселона. Мы заселились с подругой в лучший хостел этого города и на стойке информации разговорились с сотрудницей. Милая девушка была из Литвы. Разговор шел в позитивном ключе до тех пор, пока она не узнала, что мы из России. Тут она изменилась в лице и, повысив тон голоса сказала: «Это ужасно – то, как ваша страна ведет себя с Украиной, с Крымом! Это кошмар!» Буквально за пару недель до этого мы с подругой ходили на митинг за мир и в поддержку Украины (к слову, там были почти все мои друзья и даже мама), о чем мы рассказали сотруднице хостела. Добавили еще, что не все в России, и особенно в Москве, разделяют политику Путина, и уж точно все мы против войны. На тот момент российские СМИ еще не вошли во вкус разжигания безумной розни и люди действительно были против войны, такого количества агрессии еще не было. Девушка успокоилась и сменила гнев на милость, но осадочек остался, как говорится.

Затем там же я познакомилась с дамой лет сорока из Великобритании. Беседа была очень теплой, пока она не спросила обычное: «Where are you from?» Я ответила, что я из России, из Москвы. Дама поджала нижнюю губу и тут же сообщила: «То, что Россия сделала с Крымом, ужасно». Я ответила, что вообще в Крыму действительно живут одни русские и он больше русский, чем украинский, но то, как было проведено присоединение – безобразие, так как это произошло вне правового поля, а закон писан для всех. Расстались мы с дамой вполне тепло. Ей я тоже рассказала про «Марш мира». Как ни странно, европейские СМИ не осветили такое событие, а митинг в центре Москвы был очень многочисленный!

Дальше я улетела в Мюнхен. Среди русской диаспоры пожилой возрастной категории я заметила радость в связи с «отжатием» Крыма и поддержку Путина – они смотрят там русские каналы. В конце апреля я перебралась в Берлин, и там как-то вечером в кафе со мной заговорил очень симпатичный швед лет сорока. Узнав, что я из России, он мило улыбнулся и сказал: «Ну, тогда о политике говорить не будем». Компания ирландцев просто посмеялась, обозвав мою страну агрессором, но разговор был в шутливом тоне – они напились вкусного немецкого пива и были в слишком хорошем настроении для споров о политике.

Как-то за ужином в ресторане я долго беседовала с очень симпатичной парой: он из Амстердама, она, кажется, из Англии. Узнав, что я из России, они стали расспрашивать меня о политике. Я, как обычно, поведала, что не весь народ поддерживает Путина, что идет страшная пропаганда и простые люди ей верят, отсюда такой процент голосовавших за него на выборах. Мы говорили об ужасных законах, о политзаключенных и цензуре. Ребята поведали мне, что европейские СМИ тоже освещают политику России однобоко. Конечно, во всем виновата агрессивная политика Путина – посмотрите, как не любят в Европе американцев именно из-за политики США, – но европейские СМИ к этому тоже приложили лапу. Большинство европейцев уверены, что русские поддерживают Путина.

Когда европейцы видят перед собой хорошо воспитанного человека, который посещает выставки и концерты и ведет себя тактично плюс говорит по-английски, они очень удивляются. Обычно им встречаются хамоватые туристы, не говорящие на английском, – увы, таких русских и правда много, особенно на море. Но я каждый раз их убеждала, что русские, как и любая нация, очень разные. А многие интеллигентные русские просто не признаются, что они из России. Важно общаться с европейцами, не стесняться говорить, откуда ты, и убеждать их своим примером, что не все мы тупое пьяное быдло в футболках «За Путина» и «Крым наш!». Чтобы снизить градус ненависти, нам всем нужно перестать стесняться говорить за границей: «I'm Russian!»

«Как только говоришь, что ты из России, тебя сразу называют фашистом!»

Елена
24 года

Я только прилетела из Англии. Там как только говоришь, что из России, тебя сразу называют фашистом! Начинают спрашивать, не стыдно ли нам убивать бедных украинцев... И постоянно повторяют, что как мы были фашистами, так и остались. На вопрос, почему мы фашисты, вспоминают Катынь, – почему ее и при чем тут Украина? Ребята в метро ехали на вечеринку в клуб, мы разговорились. Пока они не узнали, что я из России, все было нормально, как только услышали – началось: «Да вы там все фашисты!» Я не обиделась и сразу припомнила им Ирландию и особенно Шотландию, которая не желает быть территорией Великобритании и хочет суверенитета. Им это не понравилось!

Сказать честно, я прямо-таки убегала из Лондона. А еще у меня в Оксфорде был случай: меня отказались обслуживать в кафе, так как услышали, что я говорю по-русски по телефону. Сказали, мол, приносим извинения, но вам лучше покинуть ресторан. Я даже не спорила – плюнула на стол и ушла. Не особенно-то и хотелось! Много раз приходилось отвечать на вопрос: «Зачем вы делаете это с Украиной?» – «Она нам на фиг не нужна!» И присоединение Крыма, конечно, с тактической точки зрения прекрасно для флота и все такое, но никто не задумывается о том, что теперь существенная часть бюджета уйдет на Крым... Ведь это все из наших налогов.

Может быть, у нас и нет танков, и нас не обстреливают со стороны Европы, но с нами идет настоящая холодная война – информационная. Я слишком горжусь своей страной, чтобы обвинять в этом свое государство. Немногие в истории смогли бы вернуть территории без единого выстрела, и это большая победа. И большая гордость. Но могу сказать только одно: 85 процентов людей в странах Европы – тупые. Они не хотят рассматривать другую точку зрения, кроме той, что им предлагает их государство. Что в Германии, что в Швейцарии – все абсолютно так же. И переубеждать людей нет смысла совсем. А вот в Сербии и Черногории совсем наоборот: они поддерживают русских, но ничего сказать не могут, так как лишатся поддержки Евросоюза.

«Раньше разграничение какое-то было: Путин – одно, русские – другое»

Игорь Исаев
28 лет, журналист из Варшавы

Я приехал в Варшаву лет десять назад учиться с (из?) Украины, семья у меня смешанная, поэтому я знал польский. Мое окружение – это поляки, немного украинцев и белорусов. Кстати, часть знакомых – бизнесмены, у которых есть мелкие ресторанчики или магазинчики, многие из них вывесили украинские флаги у себя. И вот в наших разговорах, когда между нами нет русских из России, я замечаю, что их все чаще начинают оценивать в категории коллективной ответственности. Раньше разграничение какое-то было: Путин – одно, русские – другое.

У меня, как у представителя секс-меньшинств с айфоном есть мобильное приложение, которое в моей среде называют «гееискатель». И какое-то время назад несколько моих знакомых, и я тоже, стали писать в нем в качестве приветствия «Слава Украине» или «ПНТ ПНХ» – кириллицей. Почему-то распространилось это даже на такие места. И я вот уже было хотел изменить «приветствие», как началась пора отпусков и несколько прекрасных дядей, явно туристы из России, стали писать мне не очень хорошие вещи в ответ. Один написал, что я «..... Тягнибок». После этого я решил такие фразы не убирать, и мне, наверное, даже немного лестно получать такой «хейт спич».

У нас здесь медиа явно поддерживают проукраинскую повестку, я не знаю ни одного журналиста из основных СМИ, который бы каким-то образом выступил за Путина. Но некоторым шоком для многих моих знакомых журналистов стала высокая поддержка Путина в России – в Польше исследования «Левада-центра» обсуждались достаточно долго. После этого, мне кажется, польское общество все чаще стало озвучивать мысль, что россияне поддерживают то, что делает Путин, и что есть лишь несколько россиян, которых надо как-то поддержать. Раньше наоборот было: поляки думали, что несколько россиян издеваются над многими миллионами своих сограждан, а сейчас пропорция развернулась.

«Показывает на небо, потом показывает «бум-бум» – это он про сбитый самолет шутит»

Федор Коршунов
24 года, программист

Я живу в Таиланде и, по большому счету, подобных проблем не испытывал: я всегда улыбаюсь, и меня редко принимают за русского. Но в мае, когда все чувствовали, что Россия захватывает Украину, я был на местном Bike Week – такой фестиваль байкеров и их мотоциклов. Прохожу с подругой мимо будки, где швед продает шлемы и атрибутику. Показываю на маску, которую надевают под шлем (натуральная балаклава!), говорю: «В такой можно банк ограбить!» Продавец, большой такой толстый улыбчивый шведский байкер, спрашивает, чего мы смеемся. Я ему говорю: в такой маске можно банк ограбить. Он тоже засмеялся, спросил, откуда мы. Говорю, что из России. Он: «You guys invaded f…cking Ukraine!» Мол, с банком легко справимся. Потом спросил, надолго ли мы приехали, а я ему, мол, от призыва сбежал и, похоже, не вернусь. «Все настолько плохо?» – вздохнул он и добавил, что про Украину, конечно, пошутил.

Сразу после падения «Боинга» мы едем в автобусе с десятью русскими и тайцами-водителями из Малайзии в Таиланд и проходим предпограничный контроль. Малайзийцы останавливают автобус, подходит человек в форме, позади него – солдаты с автоматами (вообще надо сказать, юг Таиланда – место неспокойное, на следующий день там был теракт, например). Человек в форме просит список пассажиров, дальше, как я понял по мимике и жестам, говорит водителю: «О, все из России». Показывает на небо, потом показывает «бум-бум». Никто в автобусе не понимает. Мужик смеется, россияне в недоумении. Потом до тайца доходит, он улыбается, потом доходит и до меня. Я говорю: «Это он про сбитый самолет шутит». У впереди сидящих девиц возникает чувство обиды: «Это же все Украина, они сами признались, сбили, думали, что это был российский самолет!» Возникает небольшой спор, в ходе которого я им объясняю, что, скорее всего, виноваты пророссийские сепаратисты. Вот с такой обложкой вышла малайзийская газета в тот день. Вообще, есть чувство, что России очень много в новостях. Мы с женой в основном смотрим Би-би-си или «Аль-Джазиру», реже «Фокс»: Путин и Украина везде! Европейцы ходят с газетами – и на обложках он!

«Кто-то даже попросил прощения за то, что у вас такой президент»

Недим Усейнов
31 год, политолог

Я крымский татарин, по паспорту украинец, в Польше живу уже 13 лет. Накануне аннексии Крыма мы провели акцию: вкладывали антивоенные листовки под дворники российских машин, припаркованных у торговых центров. По выходным сюда ездит много калининградцев. Мы старались непосредственно с людьми в конфликт не вступать, чтобы им не было некомфортно, чтобы они не чувствовали себя осажденными. Местные СМИ об этой акции широко писали и верно донесли нашу идею: мы не хотим, чтобы калининградцы перестали ездить в гости, мы призываем россиян к диалогу, а не к конфронтации. К нам на улице подходили калининградцы без всякой агрессии, а кто-то даже попросил прощения за то, что у вас такой президент. Зато калининградский турцентр после этого пугал горожан провокациями.

Отношение к России тут изменилось, безусловно, но не настолько, чтобы большинство поляков перестали различать политику и человеческие отношения. Здесь понимают, что россияне стали жертвой многолетней пропаганды центральных каналов ТВ. Многие поляки могли бы назвать пару-тройку российских каналов, о которых здесь сложилось устойчивое мнение как о рупорах кремлевской пропаганды: это и Russia Today, и «Россия 24». Но, опять же, тут не клеймят россиян, даже несмотря на бешеный рейтинг Путина, вызванный крымской эйфорией. Я ни разу не видел в Польше агрессивного отношения к людям, говорящим на русском языке.

Проблема в том, что оппозиция в России слабо заявляет о своем существовании за пределами России. Эхо Болотной звучит все тише, и это плохо. Хорошо было бы, если бы известные российские оппозиционеры чаще приезжали в ту же Польшу и пытались донести правду о том, что не все в России приверженцы Путина. Снизить градус ненависти можно, показывая, что в России существуют группы несогласных с агрессивной политикой Кремля по отношению к Украине и странам ЕС, которые ценят дружеские отношения с соседями. Короче говоря, за рубежом нужна большая активность гражданских активистов, журналистов, политиков, оппозиционных Кремлю, готовых формировать имидж России как нормального государства с миролюбивым, а не агрессивным обществом.

«И тут сотрудник задает мне вопрос: “Ну, что там у вас с Крымом?”»

Марина
40 лет, мать 13-летнего сына-спортсмена

Мы много времени проводим в Америке, у меня там учится ребенок. Когда мы в марте прилетели в Америку, в зоне досмотра багажа, уже непосредственно перед выходом, со мной произошла курьезная ситуация. Обычно эти таможенники работают достаточно вальяжно: все прилетевшие устали и раздражены, потому что долго летели, потом стояли в очереди на паспортном контроле, всем хочется скорее взять сумку и рвануть. И тут сотрудник задает мне вопрос: «Ну, что там у вас с Крымом?» Он меня застал врасплох: я была готова услышать подобное в зоне паспортного контроля, но не на последнем этапе досмотра. Я откровенно сказала: «Знаете, я редко бываю в России, а в Крыму вообще ни разу не бывала». Таможенники посмеялись: «Да, ваша Россия большая, а теперь еще и Крым ваш!» Хотя Крым еще не был нашим.

Потом мы с сыном приехали на соревнования, и те люди, с которыми мы там общались, были интеллигентными и тактичными. Они, наоборот, переживали за нас, не создаст ли лично нам, простым гражданам, вся эта ситуация проблем в Америке. Но если говорить о детях, а там со всего мира спортсмены, то в 15 лет они уже пытаются рассуждать о проблемах мирового значения, и при этом довольно патриотичны. Конечно, они между собой обсуждали Украину. Мы везде говорили, что мы «from Russia», и наблюдали реакцию: отношение у персонала в барах, отелях и везде было ровное. Потом ради эксперимента стали говорить, что мы с Украины – отношение сразу становилось очень трепетным. Было видно, что люди хотят если не помочь, то поговорить и получить информацию из первых уст.

Вместо заключения расскажу историю, которая произошла в марте с автором этой статьи на паспортном контроле в Таллине. Женщина в окне долго рассматривала мой паспорт, потом попросила отойти в сторону. Когда все прилетевшие из Москвы ушли получать багаж, ко мне подошли двое эстонцев в форме и отвели в маленькую комнату. На стене висел плакат, где на четырех языках, включая русский, было написано примерно следующее: «Вас доставили на пункт контроля второго уровня. У вас есть право узнать имя сотрудника, который вас допрашивает». Я спросила его имя (и тут же забыла). Первый вопрос был стандартный: куда, откуда, зачем. Потом один вдруг спросил, что я думаю о Путине, Крыме – и не голосую ли за Партию регионов. Я с улыбкой (бояться не получалось: они выглядели совсем не грозно, хотя, кажется, пытались) объяснила, что ничего хорошего про Путина не думаю, присоединение Крыма не поддерживаю, а за Партию регионов не могла бы проголосовать даже при желании – это украинская партия. Вальяжный сотрудник, похожий на актера Семчева, снимавшегося когда-то в рекламе пива «Толстяк», искренне удивился и сел гуглить. Он показал что-то на экране коллеге, оба закивали. Я добавила, что раз уж они вышли в интернет, то могут заодно посмотреть, что партия Путина называется «Единая Россия» – и за нее я тоже никогда не голосовала. После этого они тоже улыбнулись и быстро меня отпустили.

Предыдущий материал

Как продвигается штурм Донбасса

Следующий материал

Как бы война. Репортаж с украинской границы