Новости Календарь

Как интернет и телевизор разогревали волнения

Как интернет и телевизор разогревали волнения Фото: ИТАР-ТАСС/ Митя Алешковский

Через час после объявления первых результатов выборов я написал, что главные политические силы в России – это партия телевизора и партия интернета, и что их противостояние достигнет критической точки, когда интернет захватит 50–60% электората.

Я недооценил партию интернета. Выясняется, что 40% охвата хватает, чтобы события вышли из виртуального мира на улицу. Вопреки телевизору.

Телевизору нужен тотальный контроль над аудиторией – только тогда он эффективен. Телевизор – инструмент монопольного типа. Интернету хватает какой-то пропорции. По той причине, видимо, что интернет начинает захват общества с той его части, которая более активна. Для кого движуха – это фан.

Удивительно то, что теперь движуха – политическая. Еще вчера эта молодежь была далека от политики. Многие пришли на митинг впервые, как и на выборы. Теперь горделиво вывешивают фотографии, на которых модные ботинки безнадежно расквашены грязью Чистопрудного бульвара, потому что это самая чистая грязь, с которой им пришлось столкнуться в эти дни. Подкалывают светскую обозревательницу Божену Рынску за ее девичьи переживания из-за того, что пошла на революцию в новой шубке, а там дождь. В Facebook ей пишут: бриллианты-то взяла на митинг выгулять?

Радулова и Рынска – это такой современный хипстерский вариант «Свободы на баррикадах». Вот кто бы мог подумать.

Однако и переоценивать влияние интернета не стоит. Не менее важную роль в «восстании лайков» (хорошее название придумал Роман Баданин) сыграл телевизор. Для того чтобы молодежь вышла на улицы, в телевизоре должны быть бодрые рапорты о победе ЕР. И они были. Это – вклад телевизора.

Интернет стал лишь призывным пунктом для своих обитателей, но вовсе не политическим заводилой. Вовлек молодежь в политику вовсе не он. В политику бунтари оказались вовлечены персонажами из мира телевизора – «Единой Россией» и Чуровым. Ну, или кто там за режиссерским пультом.

На Чистых прудах собрались молодые люди, которые вполне могли бы стать сторонниками Медведева трехлетней давности. Того, который говорил: «Свобода – лучше, чем несвобода». Это их лозунг, и он очень хорошо теперь подходит для стояния возле ОВД, где прячут Навального с Яшиным. У президента были хорошие лозунги. А идея «встреч президента со сторонниками» была адресована как раз этому креативному классу, пока не выродилась в «передвижной Селигер». Убедившись в этом, креативный класс вышел на Чистые пруды.

Никогда за годы пресловутой стабильности в Москве не собирались такие уличные протесты. Но у многих, кто постарше, фоном зудит, наверное, и другая мысль. Пастернак, кажется, описывал, как в феврале 1917-го люди на улицах Петербурга были воодушевлены собственным подъемом и единением, коего, казалось, достаточно для победы и перемен, которые еще чуть-чуть – и наступят. Примерно так же участники описывают и атмосферу Чистых прудов. Но бенефициаром оказалась третья сила, которая выползла из подворотни и разметала и тех, и других. Что-то будет в этот раз? Зависит, кстати, не от интернета, а все еще от телевизора. Когда ситуация будет зависеть целиком от интернета, тогда совсем уже плохи дела.

Предыдущий материал

Карта региональных выборов: как голосовала Россия

Следующий материал

Как Кремль своими руками нанес удар по «Единой России»