Быстрый Слон Slon Premium Календарь Slon Magazine 16+

Дело Навального: как инопланетяне захватили прокуратуру

Дело Навального: как инопланетяне захватили прокуратуру
Не успели все удивиться приговору Навального, не успел он формально отказаться от участия в выборах мэра, не успели его сторонники выйти на Манежную, как российская правоохранительная система сделала ход даже не конем, а какой-то совсем неизвестной фигурой. Слабонервным и юристам просьба дальше не читать. 

Итак, прокуратура обжаловала решение о взятии Навального и Офицерова под стражу. Подача прокуратурой апелляции на взятие под стражу после вынесения обвинительного приговора – явление редчайшее, если не сказать уникальное. Если бы прокуратура предложила завтра же расстрелять Навального, то и это было бы не так удивительно. Даже если бы кировский суд оправдал Навального, возбудил уголовное дело против Путина или конфисковал дачу Якунина, многие юристы и то меньше бы удивились. Создается впечатление, что Генеральная прокуратура Российской Федерации была захвачена инопланетянами, которые вселились в тела прокуроров и начали требовать правосудия по своим справедливым инопланетным законам. Только представьте себе, что в 2003 году прокуратура заявляет о незаконности ареста Ходорковского (хотя технически это было сложно – Генпрокуратура и Следственный комитет были не отделены друг от друга). Не можете? Я тоже. 

Сотни и тысячи сидевших в предварительном заключении людей тратили миллионы на адвокатов, жаловались президенту, в Думу, в ООН и Страсбург на эту самую прокуратуру, которая твердо поддерживала позицию следствия: обвиняемые могут скрыться или поубивать свидетелей и поэтому обязательно должны ждать приговора за решеткой. Жалобы были абсолютно безрезультатны. Никто даже и не пытался жаловаться, когда его бросали за решетку после обвинительного приговора, – это воспринималось как абсолютная и однозначная норма. Ведь даже подследственных оставляли под стражей в полумертвом состоянии и после нескольких решений ЕСПЧ о необходимости перевода их в больницу для срочного лечения. А тут люди уже осуждены. Помощник судьи дает команду. Входит конвой. Осужденных отвозят в СИЗО. По всем законам жанра – на свободу только через пять лет (если не добавят). 

Но тут что-то ломается. И начинается уже никому не понятная юридическая игра. Вместо шашек прокуроры играют в Чапаева и показывают, что не такие уж они недалекие, как многие думают. У Навального – блог, у них – УПК. Сегодня – посадим, завтра – выпустим. 

После прокурорского демарша ситуация с делом «Кировлеса» приобрела характер окончательно шизофренический: сначала Навального сажают, чтобы он не мог принять участия в выборах мэра, потом – выпускают (а инициатива прокуроров этим с 99%-ной вероятностью и обернется), чтобы он все-таки смог принять в них участие, но опять же для того, чтобы потом (после вступления приговора в законную силу) снова сел, – поскольку приговор ему никто, разумеется, окончательно отменять не собирается. Не для того его столько публично судили.

Разумеется, всегда есть простор для теорий вроде войны между разными башнями Кремля, дальнейшего развития конфликта между Генеральной прокуратурой и Следственным комитетом; «силовики Навального посадили, а либералы выпустили». Но если кто помнит, то практически по всем резонансно-политическим делам суды, следствие и прокуратура проявляли трогательное единство. Если кто-то ненароком ошибался и вместо «десяточки» давал «пятерочку», старшие товарищи его быстренько поправляли. Так было, например, с делом Платона Лебедева, когда районный суд сбросил ему слишком большой срок, а областной – аккуратно его поправил. Вожжи правоохранительной системы в одних руках. Иногда другим дают для развлечения подхлестнуть одну из лошадок, не меняя направления движения.

Дело Навального показало, что российская правоохранительная система вышла на совершенно новый уровень развития: если раньше она управлялась двумя кнопками – «вперед» и «стоп», – то теперь у нее появился своеобразный рычаг переключения передач, который подразумевает еще и различные опции движения назад (и даже в разные стороны). Раньше было проще: посадили и уже не выпустят, могут только срок добавить. Теперь: надо – посадили, надо – выпустили, потом – опять посадили. Заодно и впечатление создается, что где-то там имеется правосудие. 

Однако все эти прокурорско-судебные маневры никого не должны вводить в заблуждение. Система осталась абсолютно прежней. Просто теперь с ней стало труднее бороться.

Предыдущий материал

Приговор Магнитскому: теперь в России можно и мертвого судить

Следующий материал

Хуже, чем преступление. Ошибка