Новости Календарь

Как доверие и iPhone победили пропаганду

Как доверие и iPhone победили пропаганду

Ключевым элементом концепции удержания власти Путин сделал контроль над источниками получения гражданами информации. Когда источников с большим охватом лишь несколько, над ними можно взять контроль. Но с развитием социальных сетей количество источников получения людьми информации неимоверно возросло – им стал каждый из нас. Каждый такой источник обладает сравнительно небольшим охватом, но совокупный охват огромен. А учитывая скорость распространения информации, которую граждане считают стоящей распространения, а также то, что информация распространяется этими источниками (то есть нами) не только в онлайне, но и в офлайне, – «Первый канал», НТВ и прочие – отдыхают.

Очень важно, что к новым источникам информации гораздо больше доверия. Мы получаем информацию не от абстрактной Екатерины Андреевой, а от людей, которых знаем и которым доверяем значительно больше. Это отнюдь не феномен соцсетей. Если Екатерина Андреева вдруг объявит Цапка национальным героем, то жители Кущевки поверят не ей, а своим знакомым, которые сталкивались с этим «героем».

Нынешние события стоит назвать iPhone-революцией. Позавчера в прямом эфире я смотрел, как ОМОН бьет на Триумфальной площади мою знакомую Алену Попову, которая на этих выборах была кандидатом в депутаты от «Справедливой России» в Новосибирске. Трансляцию вел со своего смартфона один из участников митинга. Некоторые бы не поверили в то, что на избирательных участках в кабинки для голосования положили ручки со стирающимися чернилами – если бы не увидели видео, снятое на телефон одним из нас. А непрерывная трансляция в соцсети записей, фоток, видео, отметок о местоположении и т.д. от наших голосующих, наблюдающих и митингующих друзей позволяет нам чувствовать, что мы не одни такие, что нас много, хотя наши друзья находятся и не рядом с нами. Это называется social proof.

Поставить под контроль такое количество источников информации невозможно. Подавляющее большинство людей, проголосовавших на выборах «за любую другую партию, кроме партии жуликов и воров», были убеждены пойти и все-таки проголосовать отнюдь не Навальным, при всем моем к нему уважении, а своими знакомыми.

Еще одним мифом, которым утешали себя «стратеги» на Старой площади (и продолжают надеяться на него), является миф о том, что интернет-аудитория – это маргиналы, и что их мнение совершенно нерелевантно мнению народа. Народ, дескать, смотрит «Дом 2», «Аншлаг» и «Пусть говорят», а в интернете эти передачи презирают. Месяц назад компания SMM3.org по просьбе «Коммерсантъ Деньги» провела исследование рейтинга телевизионных передач по интересу к ним онлайн-аудитории. Оказалось, что этот рейтинг в точности повторяет данные, публикуемые TNS по результатам офлайновых измерений. Так что миф о том, что «в интернете не народ», уже устарел.

Вещательная модель, построенная на том, что если сказать одно и то же с кучи зарегистрированных аккаунтов в социальных медиа, то это будет иметь эффект, также не работает, поскольку люди доверяют не всему, что написано, а мнению тех людей, которых они знают, – а кто знает этих киберзомби? Не работают тактики с арестом Навального и глушения DDoS-атаками независимых интернет-СМИ, поскольку они также исходят из ложной идеи наличия единого центра (или нескольких таких центров), из которых осуществляется руководство и вещание.

Когда выясняется, что не работает ничего из того, что считалось абсолютно надежным, возникают отчаяние и хаотическое метание из стороны в сторону. Отсюда и ретвиты сообщений о е…ных в рот баранах, и попытки переобуться в прыжке с заявлением о том, что Путин «независимый кандидат» и к ПЖиВ имеет отношение постольку поскольку…

Ключевой элемент, на котором была выстроена стратегия удержания власти, – контроль над источниками информации – утерян, причем не потому, что плохо держали, а в результате технологического прогресса. 

Предыдущий материал

Двадцать лет без СССР

Следующий материал

Свадебный генерал предвыборного штаба