Новости Календарь

Титушки в России: новые тенденции в охоте на гражданских активистов

Титушки в России: новые тенденции в охоте на гражданских активистов

В 2014 году в России на волне подъема ультрапатриотических настроений продолжились поощряемые властями гонения на гражданских активистов, оппозиционных политиков, внесистемных правозащитников и журналистов. После того как схлынула волна массовых протестов 2011–2012 годов, изменилась и тактика подавления оппозиционных настроений. Государство перешло к агрессивной пропаганде, направленной на то, чтобы дискредитировать любое протестное движение. Чаще всего несогласных обвиняли в «предательстве национальных интересов».

Главной целью такой политики было подорвать доверие к любым протестным выступлениям, лишить их поддержки рядовых граждан. Пропагандистская риторика вызвала в отдельных слоях российского общества агрессию по отношению к тем, кого уже на государственном уровне причисляют к «национал-предателям». Последствия такой накачки провоцируют самые опасные методы воздействия на несогласных: угрозы применения насилия и физические расправы.

Кто и как бьет?

Анализ подобных случаев показывает, что угрозы и насилие, как правило, используют лояльные действующей власти патриотические и националистические группировки. В репортажах СМИ с акций протеста, где обычно и происходят нападения, упоминаются представители «Национально-освободительного движения», «Народного собора», казачьих формирований, «православные патрули», а также анонимные провокаторы и хулиганы.

Обычно они сначала пытаются запугать несогласных – с помощью анонимных угроз в соцсетях и по телефону, распространяют клевету по месту жительства, работы или открыто угрожают, например, во время проведения публичных мероприятий. Когда сломить волю и настрой общественного деятеля не удавалось, преследователи могли перейти к прямому физическому насилию.

Статистика

Согласно анализу публикаций в СМИ и соцсетях, за неполные девять месяцев 2014 года произошло как минимум 42 нападения, во время которых пострадало около ста гражданских активистов, журналистов, экологов, градозащитников, политиков, лидеров профсоюзов и гей-активистов. С одной стороны, динамику и тенденции здесь проследить невозможно, так как в последние два года никто не вел сбора подобной статистики по всем категориям условных несогласных. С другой – можно вывести некоторые закономерности.


Чаще всего физическое насилие применялось во время проведения публичных акций, когда от рук агрессивных оппонентов пострадали более 45 организаторов и участников этих мероприятий. Ярким примером служат события, произошедшие 24 августа в Санкт-Петербурге. На Невском проспекте группы людей с георгиевскими ленточками и символикой «Национально-освободительного движения» слаженно и при попустительстве полиции нападали и избивали одиночных пикетчиков, отмечавших День независимости Украины.

Девять нападений на гражданских активистов произошли на городских улицах и в других общественных местах. Примером может служить избиение 30 июля Вадима Сухорукова, лидера активистов, протестующих против точечной застройки в подмосковных Люберцах. Его подкараулили на улице, когда он шел на стройплощадку, – хотел с инспектором Ростехнадзора проверить документы, подтверждающие законность возведения объекта.

В семи случаях общественные деятели подвергались избиениям в подъездах своих домов, либо рядом с ними. Так, 16 апреля в Петербурге на лестничной площадке был избит градозащитник Алексей Ярэма, а 29 мая в Москве – градозащитник Владимир Квасов.

При осуществлении профессиональной деятельности, связанной со сбором и распространением общественно-значимой информации, в этом году пострадало более 15 журналистов. Характерные примеры: по сведениям Фонда защиты гласности, 8 февраля в Пермском крае в штабе одного из кандидатов избили журналистку газеты «Частный интерес» Екатерину Каракулину, а 3 марта в Калужской области на митинге в поддержку решения Совета Федерации об использовании армии на территории Украины был избит журналист «Калуги вечерней» Артем Мамочкин. В шести случаях нападения на журналистов злоумышленники повредили и редакционное оборудование (фотоаппараты, видеокамеры).

Оружие

В большинстве случаев нападавшие били активистов и журналистов без использования оружия. Однако в четырех случаях пострадавшим были нанесены и ножевые ранения. 9 мая в Йошкар-Оле пострадал от ножа активист Евгений Пирогов. 29 мая ножевое ранение получил московский градозащитник Владимир Квасов. 28 июля в Санкт-Петербурге пять ударов ножом достались правозащитнику Александру Скобову. 26 августа от холодного оружия пострадал саратовский журналист Александр Крутов.

В трех случаях нападавшие применяли газовые баллончики. Самый вопиющий случай произошел 2 июня в Тюмени. Неизвестные в масках ворвались в квартиру Ивана Статьева, лидера рабочего профсоюза Антипинского нефтеперерабатывающего завода, ослепили его из газового баллончика и жестоко избили.

Дважды использовался раствор зеленки. В результате травмы глаз получили четыре активиста: участницы Pussy Riot Надежда Толоконникова и Мария Алехина (6 марта в Нижнем Новгороде), гей-активисты Николай Алексеев и Кирилл Непомнящий (1 сентября в Костроме).

В других случаях нападавшие использовали и прочие подручные предметы. 19 февраля в Сочи казаки плетками избили участниц Pussy Riot Толоконникову и Алехину. 3 июля в Петербурге сотрудник администрации муниципального округа Светлановское пытался огнетушителем ударить активиста Даниила Кена, чтобы воспрепятствовать регистрации последнего кандидатом в депутаты. 19 июля в Уфе железными трубой и прутьями избили члена партии «Справедливая Россия» Фарита Юсупова. 17 августа в Петербурге неизвестный с электрошокером напал на композитора Илью Демуцкого. 19 августа в Йошкар-Оле группа неизвестных забросала кирпичами активиста Евгения Пирогова. 26 августа с битой напали на саратовского журналиста Александра Крутова.

Практически во всех зафиксированных случаях нападения совершались неожиданно: удары наносились сзади, нападали из-за угла или в темное время суток. В девяти случаях из десяти преступники использовали численное преимущество.

Расширение горизонтов

В 2014 году все больше нападений стало происходить во время муниципальных выборов, когда уже региональные власти осваивают новые технологии борьбы с местной оппозицией. 20 июля в Бурятии около здания избиркома Тункинского района был избит главный редактор газеты «Аршан» Аркадий Зарубин. Перед нападением он пытался выяснить, почему избирком не принимает документы от кандидатов в районный Совет депутатов от партий «Справедливая Россия» и КПРФ. Телесные повреждения Зарубину нанесла группа людей, формально не имевших отношения к работе избирательной комиссии.

В июле в Санкт-Петербурге в СМИ появилась информация, что в последние дни приема документов от кандидатов вход в помещения избирательных комиссий был блокирован хорошо организованными молодыми людьми спортивного телосложения. Они отсеивали неугодных претендентов, которые так и не смогли зарегистрироваться в качестве кандидатов в депутаты. Все это происходило при полном невмешательстве работников избиркомов и полиции. В одном из материалов сообщалось, что журналистам удалось установить личность одного из блокировавших вход – им оказался член бойцовского клуба «Шторм», тренер-инструктор и «победитель многих турниров по тайскому боксу и кикбоксингу».

Показательный пример использования наемной силы для сокрытия фактов коррупции произошел 3 августа. В этот день было совершено нападение на сторонников Фонда борьбы с коррупцией, которые планировали провести общественную акцию около VIP-дач чиновников федерального уровня в подмосковном поселке Акулинино. В нападении на активистов принимали участие спортивного вида люди и охранники коттеджного поселка, которым содействовали и сотрудники полиции. Более двадцати общественников были задержаны, части из них разбили автомашины, у некоторых отобрали фотоаппараты, телефоны.

Еще одна злободневная тема, которую оппозиционные политики, журналисты и гражданские активисты в последние месяцы пытаются донести до общественности, касается фактов гибели российских военнослужащих в зоне вооруженного конфликта на Украине. В частности, депутат Псковского областного собрания и глава регионального отделения партии «Яблоко» Лев Шлосберг не только расследовал обстоятельства гибели десантников, тайно похороненных в августе в деревне Выбуты под Псковом, но и придавал этим фактам общественную огласку. В итоге 29 августа поздним вечером на депутата было совершено нападение. С серьезными травмами он попал в больницу.

Несколькими днями ранее в СМИ появились сообщения о нападениях на корреспондентов «Дождя», «Русской планеты», «Фонтанки», «Новой газеты» и задержании главного редактора интернет-портала «Телеграф» Сергея Ковальченко, которые в Псковской области проводили свои расследования на месте тайного захоронения погибших десантников.

В первых числах сентября стали получать анонимные угрозы и сотрудники правозащитной организации «Солдатские матери Санкт-Петербурга», проверяющие сведения о поступлении в военные госпитали большого числа раненых военнослужащих. Помимо угроз и оскорблений, был поврежден личный автомобиль сотрудника организации. В офис «Солдатских матерей» проникли люди с видеокамерой и вопросами «почему предаете Родину» и «на кого работаете». В тот же день поздним вечером эти же люди, раздобыв адреса некоторых активистов, пытались наведаться к ним домой. Через день на телеканале «НТВ» вышла программа о том, что якобы «Солдатские матери» в конфликте России с Западом занимают враждебную по отношению к нашей стране позицию США, следовательно, действуют в интересах иностранного государства.

Последние примеры показывают, что методы воздействия на оппозицию и гражданских активистов в нашей стране могут и дальше принимать все более криминальную окраску. Так называемые титушки, получившие опыт в уличных баталиях и расправах над несогласными, опробованные как охранники на дверях избиркомов, берегущие от пристального внимания налогоплательщиков поместья и дворцы госчиновников, отвлекающие общество от не всегда обдуманных и законных действий властей, могут все чаще привлекаться для устрашения и подавления любого протестного движения в стране.

Такая неадекватная форма реагирования на деятельность гражданских активистов и оппозиции говорит о том, что в условиях политической и социальной нестабильности власть не рассчитывает на полицейские и судебные механизмы. Она опасается, что привычные репрессии не совладают с новыми массовыми протестными выступлениями, с проникновением лидеров оппозиции в законодательные органы, с возрастающим вниманием общественности к вызывающе роскошному образу жизни чиновников и к не всегда объяснимой политике государства. 

Предыдущий материал

Россия после Путина: пять кругов ада для преемника

Следующий материал

Кейс: гибридная журналистика