Новости Календарь

Рустем Адагамов о дебатах Прохоровой и Михалкова

В понедельник, на канале Россия-24, прошли дебаты между доверенными лицами Владимира Путина и Михаила Прохорова на тему: «Культурная политика государства». Бизнесмена представляла его сестра, Ирина Прохорова, возглавляющая издательство «Новое литературное обозрение», а вместо Владимира Путина в дебатах участвовал режиссер Никита Михалков. Заявленной темы дебатов придерживалась только Ирина Прохорова, Никите Михалкову она оказалась «неинтересна» и он предпочел говорить о том, почему Китай и Индия ближе России, чем «разлагающаяся» Европа, чем опасен для России «оранжевый сценарий» и как происходит «пульпирование народа». Блогер Рустем Адагамов поделился своими впечатлениями о просмотре телевизора:

Я всегда говорил, что России нужна своя Ангела Меркель, вчера я посмотрел дебаты Никиты Михалкова с Ириной Прохоровой и понял, что был прав. Но мне очень удивительно, что предвыборный штаб Михаила Прохорова так мало задействует в своей агитации такую замечательную женщину, я впервые ее увидел вчера по телевизору – и сказать, что я сражен, то это ничего не сказать. В штабе Прохорова вообще кто-нибудь читает твиттер? – она вчера его взорвала. Перед началом президентской гонки Антон Красовский делал заявления, что кампания их кандидата будет самой яркой и креативной, но более унылого впечатления о Михаиле Прохорове, чем то, которое создает его штаб, сложно себе представить. И вдруг оказывается, что у них есть замечательная, умная, красивая, яркая Ирина. Они ее специально прячут?

Ирина Прохорова выиграла дебаты с сухим счетом, важно и то, что она говорила, и то, как достойно себя вела. Михалков разговаривал с ней междометиями, а в конце полностью капитулировал со словами, что если бы на выборы Ирина шла со своим братом, то он бы за нее проголосовал. И самое удивительное, что он даже не пытался «включать барина», как он это делал, например, в разговоре со мной. Это высший класс дебатов и высший класс ведения разговора со стороны умной женщины. И я ведь впервые в жизни ее увидел и услышал.

Я много раз говорил, что поверю в то, что в России начались какие-то позитивные изменения только в тот момент, когда у нас появится женщина – если не президент, то кандидат в президенты. И, конечно, все расчеты на то, что «Справедливая Россия» выдвинет Оксану Дмитриеву, не оправдались, даже на этот шаг партия не решилась. Я уже долго достаточно живу, перевидал и пережил нескольких генсеков, одного президента, и я отчетливо понимаю, что при том уровне патриархальности нашего общества, засилья мужчин во власти, только женщина-президент может что-то изменить. И мы видим это на примере латиноамериканских стран, где одна за другой приходят к власти женщины-президенты, и, кажется, никто уже не сомневается в их компетенции.
 

Ирина Прохорова Никита Михалков
О финансировании культуры: «И я хочу вам заметить, а вы как человек, связанный с культурой, понимаете, что не количество денег в культуре определяет качество, а правильное распределение этих денег, прозрачность грантов, возможности доступа культуры ко всем людям во всей нашей стране»

О кризисе: «И знаете, когда мы говорим об экономическом кризисе, о том, о сем, пятое, десятое, мы забываем об одном, что настоящий-то кризис – это в разрушении структуры образования и культуры, потому что у нас вот позолоченные потолки и все прочее, и мы ремонтируем Большой театр, это святое дело. А на самом деле получается, что главные инфраструктуры культурные, которые должны обеспечивать воспроизводство культурой среды, – <…>они у нас на грани вымирания»

О Михаиле Прохорове: «И в этом смысле, мне кажется, то, что пытается сделать мой брат, а, я думаю, что в этом смысле, он действительно человек нового времени. Он пытается вместо бесконечных разговоров и самопиара показать в собственной программе, как можно системно, спокойно, без революций, разрушеинй, которые нас уже совершенно измочалили, выстроить действительно серьезный базис для развития страны»

О мифологиях : «Вы знаете, эти мифологии они прелестны. Вот вы знаете, как раньше у нас была партийность, теперь у нас духовность. Эти вещи такие обтекаемые – их не соберешь ложкой, поэтому можно всегда говорить – «вы не духовны, как раньше говорили – «вы не партийны», <…> легко устраивать какие-то погромные кампании против так сказать инакомыслящих, вместо того, чтобы решать некоторые простые, важнейшие, фундаментальные задачи, которые легко сформулировать, но сложно сделать.»

О Путине и культуре: « Во-первых, он практически о культуре вообще ничего не говорит, и, вообще, у него было огромное количество времени, чтобы что-то сделать, но вот я, человек, живущий в этой культуре, и работающий в ней, я вижу, к сожалению, что становится только хуже, а обещаний нам было дано очень много»
О том, кто «нам ближе по национальному коду»: «Мне говорят: «Мы будем жить, как в Еропе, мы должны двигаться к Европе», – говорит человек, который хочет стать президентом страны, большая часть которой находится в Азии. Вот я хочу понять – и я не вижу ответа. Европа, та самая старая Европа, сейчас изнемогающая, разлагающаяся, абсолютно, так сказать, лишенная энергии, в то время как за нашей спиной, на Востоке  – кроме огромной Сибири – стоит Китай, с фантастической культурой, стоит Индия, стоит вся та часть страны, которая намного, намного, вернее та часть регионов , которая намного ближе к нам и ментально, <…>, а самое главное ближе нам по нашему коду национальному, по нашему внутреннему коду»

О Путине: «То пульпирование народа, которое существует в течение этих четырех лет, <…> когда он реально знает положение в стране».

Об «оранжевом» сценарии: « Это очень и очень важно, то есть, может сложится ситуация при которой автоматически мы окажемся заложниками чудовищной системы, чудовищной системы разрушения государственности»

О тех, кто не будет голосовать за Путина: «Сегодня при том выборе, который у нас есть, любой, кто вольно или невольно будет голосовать против Путина, – будет голосовать против целостности и будущего России, я в этом глубочайшим образом убежден, потому что все варианты, которые нам предлагаются , они ведут в гибель».

О том, почему он будет голосовать за Путина: «то, как сегодня Запад и мир, наши «друзья» многие за рубежом не хотят... не хотят Путина, – уже это автоматически заставляет меня за него голосовать».

Следующий материал

Андрей Нечаев о том, что он узнал об оппозиции из фильма НТВ