Новости Календарь

Интервью Евкурова о Кадырове: «Шантажируют своими выходками»

Неделю назад на территорию Сунженского района Ингушетии, где через сутки должен был пройти Съезд народов республики, въехали около 300 чеченских силовиков. Возглавлял отряд ближайший соратник Рамзана Кадырова, депутат Госдумы Адам Делимханов, передает «Кавказский узел». Сотрудники полиции Чечни вступили в противостояние с полицейскими Ингушетии. По сообщению Минздрава Ингушетии, шестеро их силовиков получили травмы различной степени тяжести. Чеченская сторона объяснила въезд на территорию Ингушетии операцией по поимке лидера подполья Доку Умарова. А в Совбезе Ингушетии сделали вывод, что чеченцы пытались организовать митинг в связи с территориальным спором между республиками. Парламент республики обратился за поддержкой Москвы.

Президент Ингушетии Юнус-Бек Евкуров дал интервью Slon и телеканалу «Дождь» о том, последовала ли какая-нибудь реакция Кремля на эту, по его словам, «провокацию» со стороны Чечни, и о своих отношениях с главой республики Рамзаном Кадыровым.

– Что сейчас происходит в выяснении вопроса, почему чеченские силовые службы приехали перед съездом в селение Аршты Сунженского района Ингушетии, собрали сход местных жителей, при въезде избив сотрудников МВД Ингушетии?

– Вот что я здесь вижу: первое – запугать этих людей, показать, что зря вы отказались войти в состав Чеченской Республики. И второе – это чисто провокация, чтобы раздуть там конфликт. Насчет избиения я бы не сказал. Попытки были, но там присутствовало максимальное количество людей, которые противостояли этой вооруженной группировке, – в том числе я поощрил их за то, что они не открыли огонь на поражение. Хорошо, что до этого не дошло, я думаю, что второго такого случая может и не быть, может дойти до кровопролития, если так бездумно будут поступать наши соседи.

– Как это вообще могло произойти на территории Российской Федерации? Есть ли какие-то сигналы от федеральных силовых структур?

– В первую очередь я бы сказал, что по нашим традициям, обычаям – это просто неуважение к народу нашему, я уже не говорю про руководство республики: оно не уважает ни меня, ни предыдущего руководителя. Они не уважают традиции, обычаи народа. Поэтому я бы свел это, по кавказскому нашему менталитету, к неуважительному отношению к соседям. Соседи не должны так себя вести – даже если они в чем-то правы, но в данном случае это провокация. Во-вторых, это пренебрежение к руководству страны, они прекрасно понимают, что если здесь произойдет что-то страшное, они подставят руководство страны. У них есть полномочия, возможности, да. Сегодня эти полномочия им даны не для того, чтобы демонстративно бряцать оружием, а у себя на территории работать, не лезть к нам. Это пренебрежение к руководству страны, вообще, пренебрежение к здравому смыслу!

Реакция была моментальной. Из администрации президента, от полномочного представителя, от руководства МВД. Уже сейчас комиссия работает и там, и у нас разбирается. Должный оттенок должны придать этой ситуации. Пока работа комиссии в процессе.

– Сформированное обращение на Съезде народов Ингушетии передано ли Путину и какова реакция?

– Парламент поручение направит Владимиру Путину по почте, в этом обращении все законно.

– Как вы сейчас реагируете на заявления Рамзана Кадырова, что он более правильно ведет работу по ликвидации боевиков? Кадыров, как в свое время чеченские власти высказывались и в отношении экс-президента Ингушетии Руслана Аушева, неоднократно обвинял Ингушетию в том, что бандиты идут именно от них, как вы прокомментируете?

– Это старая пластинка, они ее даже не меняют! Я это уже слышу давно… Все руководители Чеченской Республики только так и видят, они не только нас, они и Дагестан очень плотно обвиняли, и другие регионы – все виноваты, только не они. Народ-то не слепой, люди не слепые. Видят, откуда беда пришла. Нам бы вместе, сообща работать, а не пытаться обвинить кого-то во всех грехах. Понятно, что я воспринимаю это болезненно, это прямое обвинение, бессовестное даже, я бы сказал, отношение. Вообще к политике в целом. Ну, если он хочет так жить. Конечно, я мог бы таким же образом и ответить, но у него свое воспитание, у меня свое – тем более что стоят народы между нами. Вот я бы отметил такой акт: постоянные упреки – в высшей степени непорядочность. Можно было бы что-то и простить, но такие вещи не прощаются. Поэтому пускай руководство Чечни в лице Рамзана Кадырова продолжает эти свои детские обвинения: люди знают, кто кого готовил, как готовил, где были лагеря подготовки боевиков – в том числе и международных террористов. Мы на своей территории – это раз, мы будем сами наводить порядок – это два, и наводим порядок – это три. Для того чтобы это сделать, есть федеральные структуры, но самое главное: если они там хотят работать – я не против, но во взаимодействии и совместно. А они от совместной работы отказались еще в 2009 году. Для меня вывод один: руководство Чечни не хочет никакого контакта, никакого диалога. Руководство Чечни приняло закон, не уважающий наше добрососедство, руководство Чечни идет по своему пути, попирая все правила игры, поэтому, конечно, бесспорно, если они так будут себя вести, я с ними не буду никакого диалога вести. Я живу на своей территории, на своей территории буду работать. И пускай не вмешиваются в наши дела. Пытаться стучать в закрытые двери, да еще когда нам провокации делают, мы не собираемся. У нас тоже есть своя гордость и свое понимание вопроса.

– Что думает Москва по поводу последнего конфликта между вами?

– Главное, что федеральный центр держит руку на пульсе. Надеюсь, что быстро это решится. Потому что это чревато. Если еще одна такая провокация будет, мне тяжело гарантировать спокойствие в этом направлении.

– А их там вообще это волнует?

– Слушайте, не может это не взволновать! Ну как это, 400 сотрудников, вооруженные до зубов, заезжают, они же не с деревянными автоматами – с боевым оружием, с боеприпасами, которые стреляют, которые убивают. А здесь на посту стоят сотрудники, которые несут боевую службу согласно уставу. Потому что они на пост выставлены – защищать рубежи на этом направлении. А если огонь? Конечно, должно было взволновать. Тем более что вся страна, все руководство страны работает на то, чтобы выправить ситуацию, минимизировать угрозу для сочинской Олимпиады, а тут наоборот: шантажируют государство своими выходками, вспомнили про границы – вообще, сумасшествие какое-то. Я думаю, что поставят на место. 

Предыдущий материал

Дагестан: когда сорвет резьбу?

Следующий материал

Новый всплеск террора: откуда он взялся