Новости Календарь

Интернет ушел в тень

Интернет ушел в тень Фото: Getty Images/Fotobank.ru
Прошло два года с момента вступления в силу 139-ФЗ, поправок в закон о Защите детей от информации, причиняющей вред их здоровью и развитию.

Закон, который должен был защищать детей в интернете, сражается со взрослыми. В комплекте с остальными законами – от пресловутого закона о блогерах до внесудебной блокировки сайтов – власть получила карательный инструмент, применять который можно только избирательно. Что в силу технического устройства интернета сделало все усилия власти бессмысленными и вредными. 

По данным РосКомСвободы, сегодня заблокировано 88 000 сайтов. Большинство из них внесено в реестр запрещенных сайтов по ошибке. Лишь 10% от общего числа блокировок составляют страницы, пропагандирующие суицид, наркотики и экстремизм. В последнее время к этой троице прибавились сайты, которые по мнению прокуратуры содержат призывы к «изменению конституционного строя». Учитывая, что с соблюдением Конституции нынче большие проблемы, формулировка более чем пространная и трактоваться может как угодно. 
 
Например, детские самоубийства. Роспотребнадзор как о достижении отчитывается о количестве заблокированных сайтов, но о том, что количество детских самоубийств все равно растет, стыдливо умалчивает. Логичное предположение, что предотвращение подобных случаев лежит не в области блокирования вредной информации, а в области воспитания и заботы о детях, не слышали в момент принятия закона, не слышат и сегодня.

Или наркотики. Блокируя в «Википедии» статьи о марихуане, кокаине или героине, чиновники сами провоцировали интерес к веществам, изменяющим сознание. Посещаемость статьи «Курение каннабиса» выросло в 140 раз после новости о возможной блокировке. Спайс переехал на улицы. И ситуация с этим вредным явлением за последние два года стала чрезвычайной. Особенно дико это смотрится на фоне либерализации законодательства в отношении марихуаны на Западе. Блокировка сайтов, где содержится слово «марихуана», не помогла и тут.

С экстремизмом чуть сложнее. В основном что в реестре запрещенных сайтов, что в списке экстремистских материалов, запрещенных к распространению на территории РФ, содержатся тексты и изображения, разжигающие межнациональную рознь, откровенно призывающие к насилию или относящиеся к радикальному исламу. С другой стороны, там же – «сайты с красной кнопкой», созданные сторонниками Алексея Навального. Да и непосредственно блог navalny.com, который то блокируется, то нет. Попытка вылезти с инициативой блокировок за пределы России обернулась скандалом, Facebook отказался играть в политику. Эффективность борьбы с радикальным исламом оценить сложно, спецслужбы не отчитываются о проделанной работе. А вот результаты интернет-борьбы с недовольными «конституционным строем» – вполне. Протест растет, а действия прокуратуры только раззадоривают активистов. Применение законодательства, даже избирательное, снова не привело к нужному результату. 

Скандальный закон о блогерах тоже не добавил радости. Роскомнадзор, вынужденный следить из исполнением законодательства, оказался под прицелом. В стране насчитали 300 блогеров, что может вызывать только улыбку. А вот то, что компания Intel из-за этого закона закрыла свои блоги и форумы в России, радости вызывать не может.

Не вызывают радости и блокировки профессиональных ресурсов для IT-специалистов. Временная блокировка GitHub в очередной раз убедила одну из самых важных частей общества, что заниматься интернетом в России бессмысленно. Россия болтается где-то в середине рейтинга свободы интернета. Мечты об инновациях так и остались мечтами. С изоляцией и кризисом пали последние надежды на инновационный прорыв, «Сколково» забыто и не играет никакой роли, как и вдохновитель его создания. Стоит ли еще раз задавать вопрос о пользе этих законов?

Сеть дала симметричный ответ. Учитывая, что технологические способы массового запрета информации отсутствуют как класс, самый простой и очевидный вариант – обойти все преграды. Защищенный браузер Tor стал обычным делом. Как и анонимная сеть с доменами .onion, анонимайзеры, плагины, программы и множество иных простых и сложных решений. Технические или социальные преграды для использования подобного ПО отсутствуют – скачал, запустил, пользуйся. 

Обойти все государственные запреты сегодня в состоянии и школьник младших классов, и бабушка 80-ти лет. Выбор плагинов, приложений, сервисов, как платных, так и бесплатных, позволяющих обеспечить быстрый анонимный доступ в интернет, уже такой, что вопроса «как?» просто не возникает. Да часто и приложений не надо, режимы «Турбо» в браузерах «Опера» и «Яндекс» также делают бессмысленным существование черного списка сайтов. А внедряемый везде протокол https делает просто технически невозможной блокировку конкретной страницы.

Часть мотивов, по которым люди начинают использовать анонимизацию и шифрование, абсолютно бытовые и совсем не политические. Это возможность доступа к сервисам, которые не работают в регионе. В основном это видео, как пиратское, так и вполне легальное. Это запрещенные на рабочих местах социальные сети. С массовым распространением смартфонов и недорогой стоимости мобильного интернета это стало не таким актуальным, но когда-то было первым опытом обхода блокировок. 

Подлил масла в огонь и Эдвард Сноуден, рассказав, как спецслужбы следят за гражданами. Да и про киберугрозы в этом году СМИ говорили более чем много. В декабре 2014 года добавилась и яркая политическая история. 

Но общий мотив – это просто ощущение личной безопасности в интернете. Чем бы там ни занимались спецслужбы, какие бы мотивы ни двигали правообладателями, и чего бы ни хотели хакеры, – пользователь просто хочет спокойной жизни без глупых ограничений. Все эти сервисы ее в той или иной мере обеспечивают. 

Правда, и сюда власть решила залезть. Через традиционное для сливов место – газету «Известия» – тестировали попытку запретить анонимайзеры и шифрование. Жаль, традиционно забыли протестировать здравый смысл. Как было несколько раз сказано выше – запрет бесполезен. Более того, все, без исключения действия профильных структур в течение последних двух лет приводили к обратному. О том, что существует «эффект Стрейзанд», когда запрет информации приводит к большему тиражированию, чиновники так и не узнали. 

Произошел и ряд других системных изменений, прибавивших пользователям свободы и существенно усложнивших жизнь государств. Все больше сайтов не индексируется поисковыми системами. Все больше общения происходит в небольших группах, как через защищенные, так и не очень средства коммуникации. Если даже изданию Guardian, для которого собственные посетители являются предметом детального изучения, это кажется проблемой, то что говорить про спецслужбы, которые обладают где-то даже меньшими ресурсами. 

По данным Group IB, более 20 000 000 пользователей интернета в России и СНГ используют средства для анонимизации и шифрования. Их количество будет только расти. Это результат давления государства на интернет. Посодействует этому большой рынок сервисов и услуг, которые обеспечивают вашу безопасность, кто бы вам ни угрожал – злоумышленники или власти, что зачастую одно и тоже. 

Предыдущий материал

Кладбище героев и надежд

Следующий материал

Освенцим без Путина