Новости Календарь

«Голос»: «У нас нашли иностранное финансирование, которое мы даже не получили»

«Голос»: «У нас нашли иностранное финансирование, которое мы даже не получили» Замдиректора ассоциации «Голос» Григорий Мельконьянц © Александра Краснова / ИТАР-ТАСС
Ассоциация «Голос» стала первой российской некоммерческой организацией, против которой был применен так называемый закон об иностранных агентах. Сегодня Министерство юстиции завело против «Голоса» два административных дела, суть которых сводится к тому, что ассоциация обязана была объявить себя иностранным агентом. Согласно закону, любая НКО, получающая зарубежное финансирование и занимающаяся политической деятельностью, обязана внести себя в реестр иностранных агентов Минюста. При этом ассоциация «Голос», у которой возникли серьезные проблемы с властями еще накануне думских выборов в 2011 году, сразу после принятия закона объявила о том, что прекращает получать финансирование из-за границы, сокращает штат сотрудников и переходит на содержание за счет добровольных пожертвований.  

Замдиректора «Голоса» Григорий Мельконьянц рассказал Slon, почему у Минюста появились претензии к его организации.

Расскажите, как вы узнали о возбуждении дела против «Голоса»?

– Сегодня нам вручили два протокола об административных правонарушениях: один на организацию, другой – на директора Лилию Шибанову. В рамках этих обвинений Минюст выявил у нас один-единственный факт иностранного финансирования, которое мы даже не получили. Осенью прошлого года Норвежский Хельсинкский комитет вручил нам Сахаровскую премию, а вместе с ней и денежную премию семь тысяч евро. Мы уже тогда понимали, что закон «Об иностранных агентах» будет применяться очень активно и избирательно, а следовательно, знали о рисках, поэтому отказались от финансовой части премии. Денежная премия на наш расчетный счет так и не поступила – она попала на транзитный счет, где средства обычно проходят банковскую проверку. Мы в банк направили письмо с просьбой вернуть деньги обратно, и они так и не были нам зачислены. Судя по всему, Минюст об этом даже не знал, и для них стало сюрпризом, что мы отказались от денег. Они-то считали, что мы вовсю тратим эти несчастные семь тысяч евро. 

Вторая часть предъявленных нам претензий – это занятие политической деятельностью. Такой посчитали нашу работу над проектом Избирательного кодекса России. Для этого проекта «Голос» предоставлял площадку с 2008 года, проводились семинары и круглые столы – для такого научного труда: как должно было бы выглядеть избирательное законодательство в России. Активная стадия этого проекта – 2008–2010 годы, но он уже давно остановлен. Однако эти двух фактов достаточно для претензий как к незарегистрированным иностранным агентам. 

Удивительно совпало, что обе претензии к вам подпадают именно под санкции закона об иностранных агентах. 

– Именно так и есть. Обе повестки идут в связке: чтобы ты зарегистрировался в перечне иностранных агентов, ты должен соответствовать двум критериям – получать иностранные деньги и заниматься политической деятельностью. Одно без другого быть не может – поэтому, видимо, на Минюст давили, а они высасывали из пальца, как могли. Только лишь 3 апреля нам пришел запрос из прокуратуры на предоставление документов, как на следующий день поступило приглашение на вручение протоколов, состоявшееся сегодня. Мы им еще ничего не успели предоставить, а нас уже куда-то причисляют. Это тоже удивительно: зачем проводить проверку, когда все уже и так решено? Мы со своей стороны не считаем себя виновными. Иностранных денег не брали и приняли все меры, чтобы эти 7 тысяч евро никак не повлияли на нашу работу. 

Что вам теперь грозит?

– Пока протокол еще не вступил в силу. Завтра материалы будут переданы в суд. Как судья с ними ознакомится и проведет заседание – так и будет понятно решение. Если оно будет не в нашу пользу, мы, разумеется, будем обжаловать его в высших инстанциях. 

А какие могут быть применены санкции?

– Финансовые и довольно большие. Речь идет о штрафе примерно миллион рублей.

За счет каких ресурсов существует «Голос»?

– Сейчас – только за счет пожертвований российских граждан. Все выезды, наблюдения и колл-центр функционируют исключительно за счет российских пожертвований. Иностранную поддержу мы сейчас не получаем. Да и у остального сектора российских НКО она значительно сократилась.

Какую сумму вам удалось собрать за счет пожертвований с момента отказа от иностранного финансирования?

– Часть нашего финансового реестра уже открыта. Мы ежемесячно получаем выписки из банка, которые вскоре будем публиковать. 

И все же, о каких цифрах пожертвований идет речь?

– Сейчас нам пожертвовано, кажется, около 100 тысяч рублей маленькими суммами. Мы их получили за этот небольшой период – с самого конца прошлого года, когда принимался закон об агентах.

Как считаете, к чему должны привести эти проверки НКО?

– Думаю, стоит цель полностью обессилить неугодные НКО: заводить против них уголовные дела, привлекать к ответственности руководителей, блокировать счета, арестовывать имущество, чтобы просто сделать их работу невозможной. Иначе бы такие ресурсы на эту кампанию не были затрачены. Видимо, стоит задача закрыть ряд организаций.

Как думаете, почему «Голос» стал первым на пути закона «Об иностранных агентах»?

– Ну, это не к нам вопрос, конечно. Думаю, это связано с известностью нашей организации. По-моему, за новейшую историю России ни с одной НКО не боролись так, как с «Голосом». Наверное, это такое признание наших заслуг.

Предыдущий материал

«Тут каждый может купить пива и выпить с водителем марсохода»

Следующий материал

«Список Магнитского»: как Госдеп российскую оппозицию обманул