Быстрый Слон Бизнес Будущего App Heroes Календарь Slon Magazine Colta.ru 16+

Елена Мизулина: «Википедия – прикрытие педофильского лобби»

Елена Мизулина: «Википедия – прикрытие педофильского лобби»
Законопроект о «черных списках» интернет-сайтов был воспринят общественностью как попытка введения цензуры. Российская «Википедия» объявила забастовку на день, Livejournal выразил свой протест, Vkonakte на каждой странице вывесил ссылку со словами «В Госдуме России слушается закон о введении цензуры в интернете. Подробности на ru.wikipedia.org». Slon предложил прокомментировать закон о «черных списках» интернет-сайтов автору законопроекта Елене Мизулиной и одному из основателей российской «Википедии», директору «Викимедиа.ру» Владимиру Медейко.

Елена Мизулина, депутат от «Справедливой России»

После принятия поправок, останется ли у властей в этом новом варианте закона возможность вносить в черный список сайты без решения суда?

– Да, останется. Это касается трех категория информации – детская порнография, инструкции по производству и приобретению наркотиков и инструкции по осуществлению суицида. Вот эти три. Если не удалили, то попадут в реестр. И именно инструкции, а не просто упоминания слов «самоубийство» и «наркотик», а именно инструктирование, как, например, осуществить суицид посредством повешения.

Никаких других ограничивающих мер не вводится?

– В остальном идет даже облегчение. Во-первых, этот законопроект убирает обязательства возрастной классификации. Остается добровольный характер: хотят классифицируют, не хотят – не классифицируют, кроме сетевых изданий, зарегистрированных как СМИ. Кроме того, РАЭК и медиасообщество сформулировали предложения относительно экспертизы. Ведь в той редакции закона, которая имеет место сегодня, предусмотрено, что на экспертизу в аккредитованные учреждения экспертов может направлять орган, который осуществляет надзор и контроль – Роскомнадзор. К нам медиасообщество обратилось с тем, что закон все-таки должен и им такое право предоставить – обращаться напрямую. Соответственно, если сомнения будет вызывать экспертиза, то возможна повторная экспертиза. Мы это и сделали, то есть и это в поправке есть.

И все же, относительно черных списков – что делать в ситуации, когда в социальной сети кто-то на своей страничке вывешивает такую инструкцию? Это будет применяться в отношении всей социальной сети или по отношению к этой страничке внутри сети?

– Только к страничке. Это и будет реестр именно сайтов либо страниц сайтов. Поэтому и заложили, что и IP-адрес, не только доменное имя, URL-ы. Потому что IP-адрес – это совершенно точная адресация, именно поэтому.

Если действительно невозможно применить эту практику в целях политической цензуры, тогда почему, как вы думаете, Wikipedia и Livejournal так жестко выступили против?

– Вы знаете, мне не очень хотелось бы высказывать такое предположение, но у меня большой опыт парламентской деятельности, я уже продвигала законы по борьбе с торговлей женщинами и детьми в целях сексуальной эксплуатации… я знаю, с каким сопротивлением сталкиваюсь. Потом, известный антипедофильский законопроект, определение детского порно и так далее… Информационный закон в этой же части подвергся очень резкой критике. Я лично считаю, что «Википедия» – это прикрытие, как у террористов. Они всегда, как живым щитом, прикрываются детьми либо женщинами. Это – прикрытие, поскольку самой «Википедии» вряд ли что грозит. Я пользуюсь «Википедией». Причем, обратите внимание, только русскоязычная версия закрыта. Поэтому это попытка шантажа российских парламентариев. За ними стоит лобби, и очень велики подозрения, что это педофильское лобби. И я скажу вам, поскольку я очень много программ по борьбе с торговлей женщинами и детьми реализовывала вместе с министерством юстиции, с коллегами из ФБР, и многие законопроекты мы вместе с ними обсуждали, обменивались опытом, я знаю, как у них это организовано. Я обязательно пошлю запрос от имени комитета относительно того, как они расценивают такого рода поведение «Википедии», за которой стоят, в том числе, американские интернет-ресурсы (это ведь не наш ресурс). А повлиять, кстати, мы можем только включив реестр, ничего другого мы сделать не можем, если они не будут считаться с нашими правилами.

А когда вы говорите о педофильском лобби, вы имеете в виду каких-то чиновников, которые сами являются педофилами, или…

– Необязательно, необязательно. Хотя ничего нельзя исключать. К сожалению, ситуация такова, что все может быть. Но очевидно то, что это лобби, которое объединяет не только чиновников, оно объединяет и бизнес, который делает деньги на детской порнографии и проституции, и тех, кто пользуется услугами соответствующих клубов, услугами проституток, где очень часто оказываются несовершеннолетние. Поэтому здесь и чиновники, и бизнес.

И они настолько влиятельны, что они могут даже «Википедию» и Livejournal каким-то образом….

– Очень влиятельные. Мне откровенно признались на одном из форумов представители интернет-сообщества, что где-то до 85% доходов тех, кто занимается интернет-услугами, составляют распространение и оборот порнографической продукции, в том числе и детской.

Если условный педофил берет и открывает свой сайт не в зоне .ru , а в зоне .com, у иностранного провайдера, на иностранном хостинге, я, из России, увижу этот сайт, внесенный в реестр?

– Там ведь какая ситуация – если страница или сайт попадают в этот реестр, то блокирует уже не Минкомсвязи, блокирует уже оператор связи, который имеет лицензию, они обязаны убирать всю опасную информацию. Они, чтобы сохранить лицензию, подписывают соглашение, где обязуются это контролировать. Естественно, может оказаться невозможным, если операторы связи зарубежные, но это – другой момент, как они технически будут это делать – закон не вторгается.

Какие санкции предусматриваются для тех, кто не выполняет закон?

– Во втором чтении мы не вносим поправки относительно санкций в Административный кодекс. Сегодня санкции предусмотрены в основном для операторов связи, которые могут лишиться лицензии, но следом мы вносим отдельный законопроект об административной ответственности за нарушение этого закона. Я не исключаю, что мы не будем тянуть и внесем уже до конца этой недели. Если бы «Википедия», кстати, не активизировалась бы и не начала так шантажировать, может быть, мы бы это сделали осенью, а может, вообще бы подождали, что будет с реализацией рекомендательных норм. Но поскольку «Википедия» начала такую бурную деятельность непонятно от чего, то есть, не поддается это никакому разумному объяснению, кроме каких-то не очень законных интересов. Можно только догадываться, кому это выгодно, чтобы не было закона. Поэтому мы не будем откладывать и будем подкреплять административными мерами, а может, еще и более жесткие меры предусмотрим, учитывая, какое жесткое сопротивление было оказано на пустом месте.


Директор «Викимедиа.ру» Владимиру Медейко

Владимир, что вызывает такое возмущение в законопроекте о «черных списках» интернет-сайтов?

– Текст закона очень сырой. Сама идея защищать детей от того, что может наносить вред их развитию, очень верна, но беспокойство вызывают способы, которыми пытаются это реализовать. Во-первых, нас беспокоит внесудебный порядок принятия решений о том, что информация, размещенная на том или ином сайте, является противоправной. Таким образом, нет никакой гарантии, что соответствующие контролирующие органы не будут злоупотреблять своими полномочиями. Обжаловать такое решение можно только через суд, а вы сами понимаете, что даже месяц простоя для популярного интернет-издания может привести к тому, что оно потеряет существенную долю рынка. При этом суд может идти очень долго. Получается, что этот механизм могут недобросовестно использовать конкуренты в борьбе друг с другом.

Но ведь в законопроекте речь идет только о педофилии, а также об инструкциях по приготовлению наркотиков и по совершению суицида. При всем желании нормальное интернет-издание будет трудно подвести под эту статью.

– В том-то и проблема, что формулировки состава правонарушений расплывчаты, под них можно подогнать очень многое. И каждый читатель может, например, просто поставить комментарий, в котором будет какая-то подпадающая под закон информация, причем в странице, которая уже ушла в архив, – в законе нигде не обговаривается такая возможность. Какой-то провокатор может разметить реплику там специально, и отследить это, конечно, невозможно.

А что делать, если кто-то размещает такую информацию на своей страничке в социальной сети?

– Контролирующий орган сигнализирует о запрещенной информации хостеру и тот должен закрыть к странице доступ в течение суток. И он может, не разобравшись, закрыть весь ресурс, такие случаи уже бывали. Понимаете, мы сейчас можем рассматривать самые разные сценарии, насколько они реалистичны – это бабушка надвое сказала, но проблема в том, что закон должен четко прописывать и определение правонарушения, и механизм санкций, чтобы таких сценариев не допускать.

Но как тогда, по вашему, должен выглядеть этот закон?

– Навскидку тут не скажешь, это надо обсуждать с индустрией, с обществом. Но то что я могу сказать: здесь должен быть серьезный механизм общественного контроля, должен быть механизм быстрого реагирования (то есть если обвиняемая сторона не согласна с претензией – у нее должна быть возможность оспорить решение в суде до того, как применены санкции). Важно также, чтобы санкции были избирательными – не по доменным именам или IP адресам, а по конкретным страницам, где выявлено нарушение. Да и в конце-концов, практика показывает, что наиболее эффективный способ защиты детей – это родительский контроль, для этого есть соответствующие программы, позволяющие им фильтровать контент. Специальный государственный орган будет делать это менее эффективно.

Как вы намерены бороться с принятием законопроекта? Сегодня была забастовка «Википедии», но что дальше?

– Дальнейшие действия, скорее всего, не помогут. Если депутаты не будут более подробно разбираться с этим законом и обсуждать с индустрией, с российским сообществом его процедурные детали, то тогда придется обращаться к Путину, и, я думаю, практически наверняка, что кто-то, либо депутаты, либо президент на каком-то этапе обязательно выдаст, что проект очень сырой, его нужно разрабатывать, и, соответственно, в действие он не вступит. Но, если вступит в действие, будем искать другие пути. Вероятно, будем пытаться делать что-то на уровне законных актов и за счет них пытаться как-то компенсировать недостатки этого закона, потому что он сырой.


Предыдущий материал

Госдума предлагает закрывать сайты без суда

Следующий материал

Роскомнадзор отредактирует Youtube?

comments powered by HyperComments