Новости Календарь

Что станет с Россией после захвата Крыма: победа Запада

Что станет с Россией после захвата Крыма: победа Запада Иллюстрация: Лью Руи
Многие мои друзья сегодня по полдня блокируют в Фейсбуке контакты и отфренживают тех, кто «за действия России в Крыму», а вторые полдня ужасаются в комментариях, как же много таких находится среди вчерашних друзей. Мы против «операции в Украине» по морально-этическим соображениям: нельзя же в самом деле захватывать часть территории соседа, да еще близкого нам по духу и языку, только потому, что он временно ослаб и не может за себя постоять! Мы не верим пропаганде государственных СМИ. Мы уверены в праве украинцев самим решать свою судьбу и верим, что сегодняшний трудный выбор Украины будет правильным. Надеюсь, что в этом мы правы. 

Мы также верим, что сегодня Россия вступает в опасное противостояние с США, Западной Европой и НАТО. Наша разница с «патриотами», в сущности, только в том, что мы не хотим этого противостояния, мы за сотрудничество; и еще – мы верим, что и США, и НАТО тоже за сотрудничество. Возможно, и в этом мы тоже правы, возможно, нет.

Мы не хотим замечать, что некоторое количество западных аналитиков, политиков и даже деятелей культуры – от Коэна и до Кустурицы (мы верим, что они никем не куплены, но, возможно, мы не правы) – стали писать о том, что Россия имеет право аннексировать Крым – моральное, или юридическое, или и то и другое, – и если Россия даже не имеет такого права, то может себе это позволить и ей ничего не будет… Руководители США и других стран НАТО категорически против вторжения России и аннексии Крыма, грозят не признать результаты референдума, выступают за санкции – но тут же кто-то все время говорит, что санкции неэффективны, что их не будет, – в общем, что «все можно»! Создается впечатление, что нам (гражданам России) они (американцы и европейцы) хотят внушить мысль, что они только для виду против, а на самом деле ничего не могут сделать и в общем за. 

А мы все тем временем – и патриоты, и либералы, и власти России, и русские в Крыму – зачем-то продолжаем дискуссию на тему: «Морально или аморально России получить выгоду от революции на Украине путем аннексии части территории, и если аморально, то допустимо или нет». Вопрос тонкий, у всех разные мнения. Когда вопрос ставится именно таким образом (выгодно?), многие страны и сегодня решают его в пользу аннексии или установления контроля (Турция и Северный Кипр – Турция, между делом, уважаемый член НАТО; Израиль и Голаны, Иудея с Самарией и пр. –  Израиль, между прочим, тоже не изгой; история с Косово; Гренада, Мексика и т.д.). Дискуссия бесперспективна в силу невозможности найти ответ, но очень интересна и, главное, сильно отвлекает. От чего?

Я думаю, она отвлекает от вопроса «Выгодна ли России аннексия Крыма?» или даже «Зачем Западу российская агрессия на Украине?».  

Еще недавно все мы соглашались, что: для России стратегически важна буферная зона с НАТО, а нейтральная Украина – отличная буферная территория; НАТО тоже вполне устроит нейтральная Украина; России выгоден нейтральный статус Прибалтики и Финляндии – тоже буфер. Россия крайне зависима от экспорта газа и нефти в Европу, конкуренты России – Иран, США, Кипр и Катар, чтобы сдерживать их наступление, надо иметь отличные отношения с Европой и влияние в ООН. Россия хочет тесных отношений с Казахстаном, удерживая свое влияние в регионе в противовес Китаю и Турции; Россия хочет дружить с Азербайджаном не только из-за нефти и гранатов, но и потому, что ось Турция – Азербайджан – Татарстан в перспективе угрожает целостности России; России крайне необходимо сотрудничество с США и Европой в высокотехнологичных областях, без него (а сегодня мы закупаем более 90% точных механизмов и машин, 45% нашего импорта машин и механизмов – Германия) мы не сможем даже поддерживать свою обороноспособность; наконец, нам как стране, органически разделенной на этнические части и удаленные регионы, стране, в которой больше половины регионов чувствуют себя обиженными центром из-за федерального характера основных налогов (и прежде всего НДПИ), просто жизненно необходимо настаивать на незыблемости принципа территориальной целостности государств. 

Предположим, Крым мирно и тихо отходит России. Россия получает дотационный регион с отсутствием воды, энергии и инфраструктуры, полубандитским руководством и миллионом потенциальных мигрантов вглубь страны. В 2014 году Россия уже (при нефти $107 за баррель) секвестирует расходы на здравоохранение и социальное обеспечение, но при аннексии Крыма будет вынуждена потратить 2–3% бюджета только на этот регион (а если там будут воровать, как обычно, то и 5% может оказаться реальностью). У Крыма нет никаких шансов перестать быть дотационным, как и внести какой бы то ни было значительный вклад в ВВП России – в ВВП России вообще ничто, кроме нефти и газа, значительный вклад не вносит. Зато...

Россия уйдет с международных рынков капитала, нас ждет рост стоимости корпоративных заимствований для России, это еще несколько процентов бюджета в год, еще падение ВВП, еще инфляция, резкое падение импорта без адекватного импортозамещения; НАТО будет на Украине уже без каких-либо переговоров; ракеты в 100 км от границы и 500 км от Москвы как с юга (Украина), так и с Запада (Прибалтика – конечно, прибалты не будут сидеть и ждать, когда придет их очередь); американская морская база может появиться на Черном море, возможно, под Одессой, что сводит на нет все преимущества российской ракетной техники класса «море-море» (у нас дальше радиус поражения ракет, но хуже точность и слабые средства обнаружения цели, если корабли США стационарно подходят к нашим базам на свой радиус поражения, у нас остаются одни слабые стороны); резкий разворот Казахстана к Китаю (Турции), Азербайджана – к Турции; полное вступление Грузии в НАТО. 

В экономике в перспективе 2–3 лет мы можем потерять до 20% экспорта газа и до 25% экспорта нефти, в том числе из-за потери любых рычагов политического влияния на экономику мира (ограничение поставок нефти Ираном, газа Катаром и Израилем, сжиженного газа США на строительство «Южного потока»); выход на рынок Ирана (я не удивлюсь, если США с Ираном подружатся «против России» – обоим выгодно) может привести к падению цен на нефть, которому Россия (будь у нее «политический кредит»), могла бы помешать; возможно существенное падение импорта из Германии, а значит, резкое замедление в развитии (и так практически отсутствующем) точных производств и высоких технологий; неминуемый разворот в технологиях к Китаю, формирование за несколько лет зависимости (в том числе в вооружениях) от китайских поставок и технологий.  Наконец, когда цена на нефть упадет процентов на 30, федеральный бюджет сократится на 40% (примерно такую цифру дают расчеты) и регионы России начнут испытывать существенные проблемы со своим бюджетом (думаю, ждать этого не дольше 5–7 лет), Россия не сможет апеллировать к нарушению международного права, если Китай захочет защитить права китайцев в Хабаровском крае (кстати, уважаемые патриоты, не ждите, что Китай тогда остановит российское ядерное оружие – во-первых, никто в России не захочет умирать, во-вторых, за ближайшие 5–10 лет технологии противоракетной защиты смогут обеспечить Китаю 99–100% прикрытия от удара из России, в которой в это время развития технологий не будет).

Заметьте, все вышеописанное вообще не включает никаких международных санкций, которых, конечно, может не быть – по крайней мере в части, не выгодной США и Европе; речь не идет о жертвах военной операции (а тысяч убитых не будет, только если Украина вообще не будет сопротивляться агрессии – что будет странно, учитывая, что ее к сопротивлению активно подстрекает Запад, да и армия у нее 200 тысяч человек); речь не идет о военной поддержке Украины странами НАТО (не хотел бы я увидеть боестолкновение российских частей с частями НАТО и никому не желаю). То есть все вышеописанное – лучший расклад, может быть намного хуже. 

Я не поклонник теории заговоров, но вот что мне представляется.

Во-первых, США и Европа совершенно не хотят дружить с Россией. Они хотят Россию нейтрализовать – как экономически, так и в военном плане. В этой стратегии США и Европа совершенно поддерживаются Китаем. Если США и Европа хотят консервации России с запада, то у Китая свои виды на Дальний Восток России и ему нужна слабая Россия, которую никто в мире не рискнет защитить, со слабой экономикой, сама являющаяся агрессором. Для этого им надо загнать Россию в «дружбу» с режимами, которые вызовут стойкую ассоциацию России у всего мира с самыми худшими проявлениями тоталитаризма и милитаризма; обеспечить постоянный поток негативной, неприемлемой для развитого, современного мира и абсурдно-непредсказуемой информации из России, тем самым нейтрализовав как возможные пророссийские лоббистские движения, так и попытки России налаживать сотрудничество с нейтральными партнерами; под приличными предлогами ограничить сотрудничество России с передовыми технологическими компаниями мира; наконец, поссорить Россию с максимальным количеством стран, особенно с соседями, и убедить приграничные для России страны занять рискованное место милитаризированных партнеров НАТО у российских границ, взяв таким образом Россию в кольцо. Да, и, конечно, обеспечить отсутствие в России роста предпринимательской активности, частного бизнеса, инноваций – всего того, что могло бы спасти Россию экономически при падении цены/введении эмбарго на экспорт нефти. Решив эти задачи, Запад может сидеть и ждать, когда цена на нефть упадет, Россия, не имея ни международной кооперации, ни соседей-партнеров, ни альтернативного бизнеса, просто рухнет (кто не верит – расчеты легко сделать, все данные есть в открытом доступе, я постараюсь опубликовать «прогноз» бюджета России при нефти $60 за баррель в скорости; а можно не делать и вспомнить конец 1980-х годов). При этом Калининград – исторически немецкая земля; Карелия – финская; Северный Кавказ, Башкирия, Татарстан (да и Крым!) – мусульманские территории; Калмыкия, Тува, Бурятия тяготеют к буддистским странам или самостоятельности; Дальний Восток уже заселяется китайцами; Курилы и Камчатка крайне ценны для Японии. Повторят ли тогда наши патриоты свое сегодняшнее «им можно – и нам можно»?

Уж не знаю, как такое получается, но действия руководства России в последние годы выглядят как точно соответствующие планам США, Европы и Китая. Что было бы, если бы руководство России действовало в интересах России, описанных выше? Безусловно, Россия не ставила бы на дважды судимого и явно коррумпированного лидера в братской стране. А если бы случайно поставила, то продолжила бы вести себя в феврале так же, как и в декабре: простроила бы отношения с новой властью на Украине (нам что дороже – Россия или Янукович?), предложила бы те же деньги, что и раньше (или еще больше); обещала бы тесное экономическое сотрудничество – в обмен на долгосрочный договор о нейтралитете Украины, невступлении в военные блоки и пр.; нашла бы партии и движения, которые можно поддерживать, которые бы блокировали переговоры с НАТО; выступила бы гарантом территориальной целостности Украины, чтобы снять все страхи у местных политиков. Кстати, то же самое давно надо было бы сделать и с Прибалтикой. И ни в коем случае нельзя было угрожать, пугать, нападать: понятно, что, вне зависимости от результата, теперь буферной зоне конец. Может быть, поэтому многие западные гуру активно подстрекают Россию к агрессии: как еще добиться изоляции России и потери ею своих потенциальных союзников вокруг своих границ?

У меня, разумеется, нет объяснения, почему мы так плохо позиционированы в игре, где ставка не просто мирная жизнь и благосостояние россиян, а, возможно, существование России как государства. Но понятно, что активная дискуссия о моральности действий России крайне удобна для тех, кто хочет отвлечь всех нас от единственно важного вопроса – выгодности этих действий. Удобна потому, что в России многие готовы быть «аморальными» (все мы люди), но действовать в ущерб себе хотят немногие. 

Поэтому я бы обратился к патриотам и борцам за права русских на Украине с призывом: «Давайте поступимся патриотической моралью и трусливо договоримся о мире и дружбе с новой Украиной – не с позиции силы, а с позиции сотрудничества. Это еще не поздно, хотя и США, и Европа будут исступленно мешать нам это сделать – возможно, вплоть до прямых указаний кому-то из руководителей России и самых чудовищных провокаций. Мы должны это выдержать, проигнорировать и суметь договориться. Это и будет триумф нашей дипломатии. Этим мы капитально утрем нос стратегам из НАТО – они не получат ни Украины, ни Казахстана, ни Прибалтики. Наоборот, их получим мы. Пока у нас есть нефтедоллары, территории, внутренний спрос на товары наших соседей – ничто, кроме нашей собственной агрессии, не заставит их поменять все это на деньги МВФ. Мы получим их целиком, в качестве друзей и партнеров. Постепенно, конечно, сразу наши глупости они не забудут. Но получим. А если будем продолжать дальше в том же духе – мы успеем получить и Восточную Европу, которой вовсе не так комфортно в тесном союзе с Германией и в бюрократии ЕС. Единственное, почему они там, это потому что нас боятся. Если уйдет страх – мы расширим зону своего влияния больше, чем это было во времена СССР. Именно этого боятся США и западные европейцы. Они рассчитывают, что Россия будет продолжать вести себя как агрессивный психопат. Потому что если нет, у них нет шансов остановить развитие наших отношений с нейтральными странами и рост влияния в мире. Давайте перестанем им помогать уничтожать Россию».

Предыдущий материал

Почему у Ходорковского не вышло поговорить с Киевом по душам

Следующий материал

Пресс-конференция Януковича как историческое событие