Новости Календарь

Борис Ходорковский: «Вера умирает последней. Я надеюсь»

Борис Ходорковский: «Вера умирает последней. Я надеюсь» Борис Ходорковский. Фото: ИТАР-ТАСС / Михаил Метцель
Отец Михаила Ходорковского в интервью Slon прокомментировал сенсационное заявление Владимира Путина о скором помиловании олигарха, отсидевшего десять лет. «Недавно он написал такую бумагу и обратился ко мне с прошением о помиловании, – сказал президент после официального окончания четырехчасовой пресс-конференции на несколько камер. – Он уже провел в местах лишения свободы больше десяти лет, это серьезное наказание, он ссылается на обстоятельства гуманитарного характера, у него больна мать. И я считаю, что можно принять решение. И в ближайшее время будет подписан указ о его помиловании».


– Борис Моисеевич, как вы узнали о том, что Михаил Борисович будто бы написал прошение?

(Смеется.) Никак. Данных у меня нет, сказать ничего не могу. Слушаю все по радио – у меня тут в каждом углу стоит. Вот, слушайте. (Подносит к трубке пиликающую трубку.) Вот так – целый день.

– Единственный источник информации о том, что он подал прошение, – слова Путина?

– Сказать ничего не могу. Ничего сказать не могу. Я не в курсе абсолютно.

– Простите, скажите, пожалуйста, как себя чувствует Марина Филипповна? Поминалось ее здоровье...

– Трепыхаемся пока, елки-палки! Нам либо 80, либо под 80. Что вы хотите? Старые стали. Ждем, конечно. Мы хотим дождаться. И обнять. Вы понимаете, что такое через стекло контактировать? В течение длительного времени? Так хочется подержать в руках...

Родители М.Ходорковского Марина Филипповна и Борис Моисеевич Фото: ИТАР-ТАСС/ Михаил Метцель

– Вы верите словам Путина?

– А выхода нет. Я даже Медведеву верил, когда он комиссию создавал по проверке. Но, сами понимаете, комиссия определилась. Понимаете... Я все понимаю, все могу понять, я и сам все-таки в чинах работал на заводе. И если бы мой ребенок, понимаешь (с напором в голосе), крал бы в свой карман, я убил бы [его] еще на заводе. Мы о своем кармане никогда не думали. Предъявили обвинение, что он себе на карман клал, (хмыкает), это даже не смешно.

Вера умирает последней. Я всегда надеюсь. Надеюсь все-таки, что Путин... Это в его интересах сейчас.

– Почему в интересах?

– Потому что – Олимпиада. Потому что акции поднимаются, естественно. Нам начинают доверять. Извините, второй телефон звонит. (Говорит по телефону.) Внучка звонит.

– Почему, как думаете, в такой форме это преподнесено – после пресс-конференции, на пару камер, когда никто не слышит?

– Откуда я знаю? Я политик, что ли? Я не политик, не дипломат. Я знаю, что, если надо... Я считаю, что в данной ситуации это нужно стране. Даже такие слухи, о том, что его могут помиловать, подняли процент акций. Понимаете? А если выпустят, еще больше поднимутся. А акционеры, которые сейчас хорошо за рубежом устроились, будут стремиться в Россию. Выгодно нам. Всем должно быть выгодно.

– Когда вы виделись с Михаилом Борисовичем последний раз?

– Несколько месяцев назад, через стекло и телефонную трубку.

– И вы, и Марина Филипповна?

– Да.

– И тогда никаких разговоров о помиловании не было?

– Не было.

– Марина Филипповна сейчас дома? В больнице?

– Дома. Я ее домой забрал, на некоторое время... Ребята, будьте здоровы только. (С усилением в голосе.) Здоровы будьте! Для нас, для вас, для всех – это самое главное, понятно? Как старый пенсионер и любитель детей я советую: берегите детей. Берегите. Вот и все.

Предыдущий материал

Когда Ходорковский прекратит отмывать?

Следующий материал

Сергей Гуриев: «Владимир Путин или плохо проинформирован, или говорит неправду»