Новости Календарь

«Антимайдан» — упрощенная и удешевленная версия БОРНа

«Антимайдан» — упрощенная и удешевленная версия БОРНа Акция памяти общественных активистов - адвоката Станислава Маркелова и журналистки Анастасии Бабуровой. Фото: Сергей Киселев/Коммерсантъ
19 января – этот день вообще-то стоило бы иметь в виду как одну из очень важных исторических дат постсоветской России. В этот день в 2009 году в результате террористического акта в Москве погибли адвокат Станислав Маркелов и журналистка «Новой газеты» Анастасия Бабурова. Их застрелил на Пречистенке нацист Никита Тихонов, сейчас он отбывает пожизненный срок за это убийство, суд был громкий и довольно подробно освещался в прессе, и кто интересовался этим делом, тот знает, что на момент убийства Тихонов принадлежал к легальной организации «Русский образ» и к подпольной «Боевой организации русских националистов» (БОРН); обе организации были созданы и руководились при участии чиновников тогдашней («сурковской») администрации президента и силовых структур. В показаниях Евгении Хасис, осужденной вместе с Тихоновым за соучастие в убийстве, звучало имя «куратора» БОРНа от администрации президента Леонида Симунина, который помогал членам БОРНа и персонально Тихонову деньгами и передавал им пожелания по поводу дальнейших действий организации, в том числе убийств. После показаний Хасис анонимные источники в администрации президента опровергали связь между Симуниным и Старой площадью, но основной их аргумент заключался в том, что Симунин никогда не работал в администрации, а такой аргумент ничего не значит – во времена Суркова чиновники администрации президента очень часто держали сотрудников своих аппаратов на аутсорсинге, чаще всего в штате каких-нибудь ООО, и Симунин, скорее всего, был одним из именно таких аппаратчиков. Среди его публичных титулов была должность в прокремлевском движении «Местные», и это тоже указывает на то, что показания Хасис по поводу Симунина достоверны, – «Местные» с момента своего создания напрямую управлялись администрацией президента.

Зачем Кремль в те годы заигрывал с нацистами и курировал их подпольные организации, в общем, понятно – конец нулевых был временем расцвета «русских маршей», а традиция политического провокаторства в России насчитывает больше ста лет. И точно так же, как в начале ХХ века российская охранка, заигравшись в «кураторство» с революционерами, позволила своему агенту застрелить премьер-министра Столыпина, в 2009 году Леонид Симунин и его друзья так тщательно «курировали» БОРН, что то ли позволяли его боевикам убивать, то ли прямо содействовали им в организации убийств (известна история о фотографиях убитого ими же антифа-активиста Федора Филатова – его фотографировали в ОВД при задержании, а потом именно эти снимки какие-то друзья БОРНа из центра «Э» передали Никите Тихонову, чтобы он знал, в кого стрелять).

Маркелов и Бабурова погибли шесть лет назад. Уже шесть лет 19 января – такая узконишевая памятная дата для антифашистов и анархистов, которые поминают адвоката и журналистку ежегодным шествием по центру Москвы. Связь между бандой нацистских убийц, администрацией президента и силовиками, став достоянием гласности, так и не стала поводом даже для самого скромного политического скандала. Кроме непосредственных исполнителей убийства никто не был осужден, никто не лишился должности, а знаменитый Леонид Симунин даже сделал своего рода карьеру – сейчас он работает в сепаратистском правительстве в Донецке, отвечает за энергетику. Да что скандал, что отставки – не было даже вообще никакой общественной дискуссии по поводу допустимости вот такой азефовщины в современной российской политике. Шесть лет назад люди, за которыми как минимум наблюдали спецслужбы и Кремль, совершили громкое убийство – и что? И ничего, как будто все в порядке вещей.

***

Сегодняшнее антифашистское шествие памяти Маркелова и Бабуровой может быть чревато неожиданностями. Политический провокатор нового поколения, «православный активист» Цорионов, называющий себя Дмитрием Энтео, призывает своих сторонников помешать шествию. Цорионов рассчитывает на поддержку движения «Антимайдан», презентованного на прошлой неделе. Активисты «Антимайдана» в одинаковых шапочках в эти дни уже появлялись на публике – сначала на Манежной площади, где должна была состояться акция сторонников Алексея Навального, затем в кафе «Бобры и утки», где должен был читать лекцию соратник Навального Леонид Волков. В обоих случаях «антимайдановцы» устраивали драки, на Манежной они даже пытались кого-то задерживать и сдавать полиции, и в обоих случаях полиция вела себя с ними крайне дружелюбно, как будто перед ней как минимум народные дружинники, а не преступное сообщество, созданное для занятий хулиганством по предварительному сговору.

Сравнивать «Антимайдан» с БОРНом, наверное, нельзя. Там был заговор, оружие, конспирация, идея (в тех же показаниях Хасис сказано, что как минимум от одного убийства Тихонов отказался, объясняя это тем, что он революционер, а не наемный киллер), здесь – вплоть до названия калька с украинских «титушек», которые, как известно, не смогли помочь Виктору Януковичу сохранить власть и бесславно разбежались, даже не дав майдану решающего боя. Критики «Антимайдана» уже не раз проводили эту параллель, по соцсетям ходит шутка «Отстояли Киев, отстоим и Москву». Но Москва-2015 – это совсем не Киев-2014. «Титушек» Янукович мобилизовывал во время беспрецедентного политического кризиса, то есть этот ход, каким бы бездарным и глупым ни был, был хотя бы ответным. В Москве люди в шапочках появились в мирные дни, когда нет ни майдана, ни сколько-нибудь серьезной оппозиции, которая могла бы как-то угрожать власти Путина, то есть, в отличие от Киева, российский «Антимайдан» сам по себе становится источником дестабилизации.

Болотное дело научило москвичей, выходящих на митинги, тому, что драка с полицией гарантирует тюремный срок. Человек в шапочке – не полицейский, и людей, готовых подраться с таким человеком, найти будет гораздо проще. Сложившаяся в последние годы, начиная даже не с Болотной, а с Триумфальной, традиция, когда мирных митингующих забирают в автозаки, потом составляют протоколы и отпускают, теперь может быть нарушена, то есть инициаторы «Антимайдана» зачем-то сами превращают любой следующий митинг в потенциальную драку. Это можно было бы считать очередным проявлением какой-то высшей кремлевской хитрости, – в последние годы мы с ней много раз сталкивались в самых неожиданных местах и давно привыкли, что, если в политике происходит что-то необъяснимое, то это придумал Володин, преследующий какие-то свои володинские цели – управляемый конфликт, искусственный раскол общества и что угодно еще. Но случай «Антимайдана» из этого ряда выбивается.

С настоящими, «взрослыми» кремлевскими инициативами всегда выступают какие-нибудь очевидные циники, беспринципные люди, которым дали бумажку, и они ее читают, а получат завтра другую – прочитают и ее, им нет разницы. Инициаторы «Антимайдана» – другие. Если образно, то это люди не с бумажкой, а со справкой, то есть, может быть, когда-то давно они тоже не верили в то, что говорят, но к 2015 году превратились в настоящих и убежденных противников мирового заговора против России. Именно таковы, по крайней мере, байкер Залдостанов («Хирург») и публицист Стариков, объявившие об «Антимайдане» на прошлой неделе. Другим, наверное, звонят из Кремля – мол, надо сказать, что враги Путина это враги России, и с ними надо бороться, а Старикову и Хирургу звонить не надо – они сами круглосуточно думают о врагах и о том, как их победить. Таким людям куратор из Кремля если и нужен, то не для того, чтобы давать им поручения и следить за выполнением, а напротив, чтобы следить, как бы не переусердствовали. Чем это может быть чревато? Опыт БОРНа, то есть опыт предыдущего делегирования на аутсорсинг российской властью своей монополии на насилие, доказывает, что чем угодно, но в современной России никого не интересует ничей предыдущий опыт. История нацистских убийц, которым покровительствовала власть, сегодня интересна только друзьям и знакомым их жертв. Упрощенная и удешевленная версия БОРНа, «Антимайдан» – уже на улицах Москвы.

Предыдущий материал

Навальный: «Остается только хлопать друг друга по плечу и помнить, что другой страны у нас нет»

Следующий материал

Нерадикальные радикалы: за что борется «исламская оппозиция» в России