Новости Календарь

Андрей Луговой: «Конституция конституцией, но все митинги и шествия должны быть санкционированы»

Андрей Луговой: «Конституция конституцией, но все митинги и шествия должны быть санкционированы» Фото: ИТАР-ТАСС / Станислав Красильников

Вслед за сайтами с детской порнографией, пропагандой употребления наркотиков, а также с инструкциями по суициду под запрет Роскомнадзора могут попасть и сайты с призывами к участию в массовых мероприятиях, проводимых с нарушением установленного порядка. Соответствующие поправки в закон «Об информации, информационных технологиях и о защите информации» предложил внести депутат от ЛДПР Андрей Луговой.

Slon спросил у депутата, зачем он решил уравнять порнографов с митингующими.

– Андрей Константинович, в вашем законопроекте вы предложили запрещать доступ к не только к интернет-сайтам, где содержатся призывы к массовым беспорядкам или осуществлению экстремистской деятельности, но и к тем ресурсам, на которых звучат призывы к участию в публичных массовых мероприятиях, проводимых с нарушением установленного порядка. Вы не боитесь, что если ваш законопроект будет принят, то он тут же может быть опротестован в Конституционном суде, так как в 31-й статье Конституции указывается, что граждане РФ имеют право собираться мирно, без оружия, проводить собрания, митинги и демонстрации, шествия и пикетирование?

– Оспаривать в Конституционном суде может кто угодно и что угодно. Конституция конституцией, но все равно существуют же еще в каждом субъекте и городе свои законы, по которым митинги и шествия должны быть определенным образом санкционированы властями. Так как даже мирный сход граждан может привести к транспортному коллапсу и другим неприятностям. Поэтому я не вижу здесь никаких противоречий и считаю, когда кто-то будет призывать прийти на незаконные и несанкционированные митинги, шествия и собрания, в этом случае должна происходить блокировка сайтов. Должны приниматься соответствующие решения.

– Недавно, в день принятия закона о РАН, у стен Госдумы собрались несколько сотен ученых, протестовавших против реформы Академии наук. Получается, что  обсуждение ими этого закона и последующей акции тоже должно было быть заблокировано?

– Мы еще будем дорабатывать этот законопроект ко второму чтению. Я предложил только концепцию законопроекта.

– С другой стороны, все мы помним, как 5 декабря в Москве прошел несанкционированный многотысячный митинг, который в итоге стал толчком к началу политических реформ в России. Не станет ли ваш закон своего рода тормозом для развития демократии? Ведь если бы ваш закон тогда действовал, все эти люди могли бы и не собраться на митинг, и в Россию не вернулись бы, например, те же выборы губернаторов?

– Я не думаю, что реформы произошли из-за того, что люди вышли на улицу. Я хочу обратить ваше внимание на то, что количество людей, выходящих на митинги, было не таким уж и большим. Более того, многие митинги и шествия впоследствии были разрешены. О многих решениях, которые принимались впоследствии, говорили не только участники массовых митингов протеста, но и представители нашей партии  ЛДПР, и «Справедливой России». Это, на мой взгляд, не аргумент. Любая власть не заинтересована в акциях протеста, но и митингующие могут всегда получить разрешение. Как правило, митинги не разрешают проводить не по политическим соображениям, а, например, если выбрано не то место для акции. Если митингующие захотят провести акцию на Садовом кольце, то очевидно же, что вся Москва встанет в пробках.

– Тем не менее мы знаем немало примеров, когда какие-то акции протеста власти разрешают провести в последний момент. Получается, что обсуждение этой акции до ее разрешения будет заблокировано, а собрать десятки тысяч человек день в день будет практически невозможно. Вы этого добиваетесь?

– Здесь все ясно, я думаю. Если нет разрешения, не к чему и призывать. А то все лукавить начнут в интернете. Я думаю, что окончательно все отрегулирует практика. Плюс ко всему ко второму чтению в этот законопроект будут предложены поправки, которые в том числе как-то детально опишут ситуацию, при которой ограничивается доступ к тому или иному интернет-ресурсу или нет.

– В вашем законопроекте написано, что пресекать распространение призывов к участию в незаконных акциях будет генеральный прокурор РФ или его заместители. Именно они будут обращаться в Роскомнадзор с требованием ограничить доступ к тем или иным интернет-ресурсам. Но ведь на примере Бирюлева мы видели, что националисты договаривались о времени и месте акции в социальных сетях, зачастую в закрытых ветках. Как Генпрокуратура сможет отследить все такого рода дискуссии? Откроет специальный сыскной отдел?

– Безусловно, все отследить ей вряд ли удастся и вряд ли будет создана какая-то специальная группа или отдел. Я не знаю, как внутри устроен Роскомнадзор, но я думаю, что у них есть какие-то механизмы для отслеживания порносайтов с несовершеннолетними. Исполнительная власть сама должна будет определиться с механизмом реализации закона, который мы принимаем. Наша задача – определить правила игры.

– В вашем законопроекте прописывается, что Роскомнадзор будет блокировать странички в интернете незамедлительно и в досудебном порядке. А как тот или иной сайт сможет их разблокировать и опротестовать это решение?

– Через суд. До решения суда, если руководство сайта отказалось удалять противоправный контент сразу после предупреждения Роскомнадзора, доступ к информационному ресурсу будет заблокирован.