Новости Календарь

4 шага – и в России будет независимый суд

Институт проблем правоприменения Европейского университета в Санкт-Петербурге нашел четыре главные причины того, почему россияне не доверяют судам, и четыре способа решить эту проблему доверия.


Шаг первый: снижение зависимости от прокуратуры

За три последних года доля лиц, которым в ходе судебных разбирательств выносится оправдательный приговор, не превышает 1,1 %.

Работа судьи оценивается по количеству не только рассмотренных дел, но и отмененных вышестоящими инстанциями решений. Поскольку прокуратура имеет возможность обжаловать любой оправдательный приговор, не считаясь ни с затратами ресурсов, ни с реальным качеством вынесенного приговора, судьям невыгодно оправдывать. Отмена приговора негативно повлияет на служебное положение судьи, так как будет считаться проявлением некомпетентности. Проще поддержать более сильную из сторон – обвинение.

Опасаясь обжалований, судьи также часто склоняются к переговорам со сторонами об устраивающем всех результате и к написанию решения до процесса. В настоящий момент более 50% уголовных дел в России рассматриваются в особом порядке, то есть, без судебного разбирательства: суд просто убеждается в том, что подсудимый признает вину, и утверждает позицию обвинения. Судьи в этой ситуации лишь определяют размер наказания. Исследование ИПП показывает, что несмотря на то, что юридическим смыслом судебной «сделки» является снижение срока подсудимому в обмен на признание вины, в реальности согласие на особый порядок не ведет таких подсудимых к смягчению приговора.

Дополнительным фактором является то, что большинство судей сами являются выходцами из прокуратуры (17%) или следственных органов (12%). У прокуратуры и ФСБ есть неформальное право вето при назначении судей, а неформальное общение с ними поддерживается даже тем, что они вообще зачастую находятся в одном здании.

Решение проблемы

– Создать новую систему оценки работы судей, в которой отмененные решения не будут являться главным признаком их плохой работы.

– Ввести законодательное ограничение на обжалование оправдательных приговоров прокуратурой.

– Четко прописать в Федеральном законе, что опыт работы в качестве следователя, прокурора, дознавателя не засчитывается при исчислении стажа работы в должности судьи, и одновременно снять эти ограничения для лиц, работающих в качестве адвокатов.



Шаг второй: реформа института председателей

Вторая ключевая проблемы судебной системы – подконтрольность судей председателям судов. Почти 70% опрошенных судей оценивают их роль в своей работе довольно высоко. Председатели судов не по закону, а в правовой традиции, определяют размер премий и надбавок, размер реальной нагрузки, доступ к неденежным материальным благам, продвижение по карьерной лестнице. Кроме этого, председатели участвуют даже в назначении судей. Согласно сложившейся практике, никак не закрепленной в документах, председатель суда приглашается на заседание квалификационной коллегии, на котором принимается решение о том, будет ли кандидат рекомендован к назначению в судьи. Таким образом, существует первичный фильтр, который позволяет не допускать в судьи изначально нелояльных председателю. Практически всегда отстранить судью против воли председателя суда очень сложно, и судьи это отлично понимают. А в случае, когда председатель хочет инициировать процедуру отстранения судьи, ему очень легко этого добиться.

Решение проблемы

– Изменить механизм назначения председателей. Председатель суда должен избираться коллективом конкретного суда сроком на три года без права на повторное замещение этой должности.

– Освободить председателя суда от подавляющего большинства хозяйственных и административных функций, которые он сегодня выполняет. Для этого нужно сделать реально работающим институт администратора суда.

– Последовательно отделить институт председателей от органов судейского сообщества, в частности, от совета судей.



Шаг третий: изменение системы назначения

Пункт 2 статьи 128 Конституции Российской Федерации устанавливает, что судьи федеральных судов назначаются лично президентом Российской Федерации. Ежегодно в должность должны вступать около двух тысяч судей. Получается, что каждую рабочую неделю президент должен принимать решения по 40 судейским вакансиям. Даже если предположить, что на одно решение нужно минут пятнадцать, получится, что десять рабочих часов в неделю – полноценный расширенный рабочий день – президент должен посвящать исключительно изучению личных дел кандидатов в судьи. Естественно, это невозможно.

Отдельно стоит сказать о составе экзаменационных и квалификационных комиссий. По закону процесс назначения судей должен быть подконтролен общественности, и поэтому в состав коллегии должны входить представители общественности. Однако на практике в эти органы как представители общественности за редчайшим исключением входят судьи в отставке, отставники силовых структур или представители вузовской юридической науки (часто тоже выходцы из судейского сообщества). В результате общественный контроль и даже просто доступ общества к информации затруднен.

В Комиссию при президенте по предварительному рассмотрению кандидатур на должности судей федеральных судов входят двадцать три человека. Трое не включены ни в какие органы власти, трое – представляют законодательную власть (учитывая Счетную палату), пятеро – судейское сообщество и высшие суды, и двенадцать, то есть более половины, представляют органы исполнительной власти. Особенно интересно присутствие там (среди людей, которые на практике назначают судей) замминистра внутренних дел, директора службы судебных приставов, заместителя генерального прокурора и заместителя директора ФСБ. Получается, что структуры, регулярно выступающие в качестве стороны в уголовном, административном и гражданском процессах имеют возможность подбирать себе удобных судей.

В этой ситуации независимость судьи становится изначально сомнительной – ведь судьей может стать только тот, кто всей своей прошлой жизнью не вызвал сомнений в лояльности ни на одном этапе.

Решение проблемы

– Перенести обязанность назначать значительную часть судей (60–80%) на федеральный уровень или легализовать и усилить прозрачность уже существующих механизмов.



Шаг четвертый: разгрузка

В среднем, судья рассматривает от 30 дел и материалов в неделю. Это означает, что, с поправкой на совещания, учебу и так далее, на одно дело у судьи уходит (при нормальном рабочем дне) от 1,1 до 1,6 часа. За это время судья должен ознакомиться с материалами дела, провести заседание, принять решение и изготовить текст решения. А у 12% судей нагрузка достигает 50 дел и материалов в неделю, что значит 48 минут на одно дело. Из-за нехватки времени судьи ограничены в возможности вникать в существо дел. В уголовном судопроизводстве решения по делам часто переписываются с обвинительного заключения. В административном – принимаются, по сути, вообще без рассмотрения материалов дела, за несколько минут. Та же ситуация и в гражданском правосудии. Чаще всего, судье нужно за полчаса вникнуть в ситуацию, принять содержательное решение и как минимум отредактировать черновик решения, подготовленный помощником. Понятно, что встречаются сложные или масштабные дела, на которые судья тратит много времени. Но даже там сказывается наличие постоянного временного пресса.

Решение проблемы

– Убрать требование обязательного изготовления мотивировочной части решения в судах общей юрисдикции при условии, что ни одна из сторон не заявляет желания обжаловать дело и не ходатайствует об изготовлении мотивировочной части.

– Наделить помощников судей некоторыми процессуальными полномочиями.

– Увеличить в 2–3 раза заработную плату технического персонала судов (в первую очередь, помощников судей), что позволит привлечь к этой работе более квалифицированных специалистов, снизит текучку кадров и позволит возложить на них реальную ответственность.

Предыдущий материал

«Российские сенаторы в Вашингтоне вызвали недоумение»

Следующий материал

Еще двое по делу Болотной: анархист и бывший яблочник