Новости Календарь

Что делать с рублем?

Почти 20-процентное снижение рубля с двухмесячного максимума пугает. По глубине падение похоже на то, что было осенью прошлого года, однако скорость, с которой рубль пикировал в конце недели, трудно объяснима. Валютные трейдеры говорят, что спрос на доллары разогрела «Роснефть», скупившая в течение недели $5 млрд, что соответствует дневному объему сделок с долларом на ММВБ начала недели. Экономисты указывают на другие причины: новый режим проведения валютных интервенций ЦБ и более быстрое падение цен на нефть. Как бы то ни было, опрошенные Slon эксперты советуют набраться терпения и не паниковать: конвертировать рублевые депозиты уже поздно. Если только вы не матерый валютный спекулянт и не готовитесь к экономическому апокалипсису.

Александр Морозов,
главный экономист HSBC по России и странам СНГ

Падение рубля – процесс закономерный. Особенно в то время, когда обостряются проблемы в еврозоне, в стремлении защититься от риска рубли продают, снижаются цены на сырьевые товары и, в частности, на нефть. При таких исходных валюты многих развивающихся стран дешевеют. Можно сказать, что падение рубля случилось даже несколько позднее, чем могло бы. Сейчас рубль стремительно наверстывает упущенное. 

По всей видимости, наша валюта уже прошла больше половины своего пути вниз. Если цены на нефть останутся выше отметки $100 за баррель, то, потеряв еще 3–5%, потом рубль будет способен отыграть часть потерь. Я полагаю, что поступательное движение вниз продолжится и на горизонте 2–3 лет. 

Теперь главное – не паниковать. Сейчас уже поздно что-то делать с рублями, а тем более – с рублевыми депозитами. Мы еще увидим укрепление рубля, хотя про мартовский курс, скорее всего, придется забыть. 


Юлия Цепляева,
главный экономист BNP Paribas

Произошедшее падение рубля до 34 за доллар нетипично и заставляет беспокоиться. Оно неприятно и болезненно, но все  же волатильность рубля находится в нормальных пределах, допустимых и обычных для развивающихся рынков. Бразильский реал тоже упал против максимума на 20%, и сказать, что с рублем происходит что-то уникальное, нельзя. Ослабление рубля не связано с внутренними событиями и отражает глобальные процессы. Это нестабильность в Европе,  неопределенность в вопросе возможного  выхода Греции из еврозоны, замедление роста в Китае и, как следствие, снижение цен на нефть.
 
Чтобы падение прекратилось, нужны хорошие новости об отскоке цен на нефть и хорошие новости об укреплении евро. Скорее всего, мы их увидим, и я не жду дальнейшего развития событий по негативному сценарию. Конечно, падение цен на нефть до $80 за баррель приведет к снижению курса рубля с достаточно большой скоростью. Но то, что мы видим на рынках – это движение, основанное не на фундаментальных факторах, а на спекулятивных тенденциях. Это не значит, что рынки неправильно себя ведут, это говорит о том, что эффект от ослабления будет не такой уж долгим. 

Нервные могут попытаться продать свои рубли и влиться в стройные ряды валютных спекулянтов, но, в принципе, можно просто ничего не делать. Рубль пойдет обратно вверх, если нефть стабилизируется на текущем уровне, а евро немного укрепится, чего вполне стоит ожидать, потому что евро перепродан.  Возвращения на прежние позиции не будет, но тем не менее. Я из тех, кто верит в рубль: профицит счета текущих операций в России будет выше $90 млрд даже при оттоке капитала. Это фундаментальный фактор, гарантирующий некоторое укрепления рубля. 


Антон Струченевский,
старший экономист ИК «Тройка Диалог»

Особого повода для паники из-за произошедшего ослабления национальной валюты нет. Россия не является исключением, подобного рода волатильность наблюдается практически на всех развивающихся рынках. Если посмотреть на бивалютную корзину, то окажется, что она находится на уровне сентября прошлого года. Тогда из-за ослабления рубля тоже была легкая паника, но после этого рубль достаточно серьезно укрепился: к марту был на уровне августа прошлого года. Сейчас просто дежавю.

Пока мы видим паническую реакцию рынка, это перехлест. Но если цена на нефть стабилизируется на текущих уровнях чуть ниже $100 за баррель, то у рубля появятся неплохие шансы немного укрепиться. Может быть и дальнейшее снижение цен на нефть, тогда рубль будет слабее, чем сейчас. Но паниковать не стоит: экономика от этого не умирает, более того, некоторые сектора даже выигрывают (например, обрабатывающая промышленность), а бюджет при слабом рубле получает от них больше денег. В этих условиях должны расти цены на импорт, но значимого влияния на инфляцию, в конечном итоге, это не оказывает. Потому что составляющая импорта велика в конечной продукции, полученной из импортного сырья и комплектующих. Производители понимают, что рубль достаточно волатилен, и готовы отчасти идти на временное снижение прибыли, чтобы не терять нишу на рынке. Если цены на нефть стабилизируются, возможно, по итогам года инфляция составит даже ниже 5%.

Перекладывать активы в другие валюты не вижу смысла. Российские банки предлагают неплохую доходность по депозитам, которая  покрывает инфляцию и позволяет получить реальный доход. Думаю, этот фактор  будет отрезвляюще действовать на многих людей. Если начать бегать и перекладываться из рубля в доллар, то можно и проиграть – точно никто не знает, какой будет цена на нефть через месяц.


Владимир Тихомиров,
главный экономист «Открытие капитала»

Мы видим бегство в доллар, потому что все боятся худшего сценария в Европе – неконтролируемого развала еврозоны. Со  всеми вытекающими последствиями для экономики и спроса на сырьевые активы. Поэтому цена на нефть падает, а рубль слабеет. Однако нынешние уровни, на которых торгуется рубль, близки к минимуму. Во всяком случае, для ближайших 2–3 недель – пока не станет ясно, как будет развиваться ситуация в Европе и Греции. При стабилизации ситуации усилиями Еврокомиссии и ЕЦБ произойдет не только отскок цен на нефть и укрепление рубля. Конечно, если новое греческое правительство через пару недель объявит о дефолте и выходе из еврозоны, то будут другие цены на нефть и курс национальной валюты. Но этот сценарий, самый болезненный и дорогостоящий для всех, реально мало кто закладывает.

В связи с этим возникает вопрос: а почему тогда курс рубля снижался столь резко? Ответ на этот вопрос кроется в изменении внутренней политики ЦБ. В принципе, сейчас рубль повторил движение осени прошлого года – тогда он упал к бивалютной корзине на те же значения, что и сейчас. Но тогда процесс происходил более сглаженно за счет более активных интервенций ЦБ. На этот раз, в мае, ЦБ вплоть до последних двух дней не проводил валютных интервенций в ощутимых объемах и делал это сознательно. Теперь интервенции начались только на уровне, близком к границе коридора бивалютной корзины. Это было новым для игроков в его поведении, и поэтому произошло такое резкое снижение. Тем не менее, ранее представители ЦБ неоднократно заявляли, что будут позволять намного большие колебания в обозначенных пределах.

Перекладываться в другие валюты уже поздно. Если закладываться на самый пессимистичный сценарий, можно купить доллар и даже золото в надежде сберечь часть накоплений. Но шансы на то, то через месяц доллар будет стоить дешевле, слишком велики.  Бежать в другие валюты на этих уровнях не имеет смысла. Есть ощущение, что цены на нефть не упадут ниже $90–100 за баррель и курс рубля останется в пределах 37–37,5 к корзине. Это соответствует 33–34 рубля за доллар (если доллар уйдет выше 1,2 за евро, то 35–36 рубля).