Новости Календарь

Skype vs. государство: три сценария

Skype vs. государство: три сценария © Novas Media

У Skype долгая, напряженная, но пока в целом счастливая, история взаимодействия с регуляторами в разных странах. Больше 10 лет компания демонстрирует искусство ловкого лавирования в мутных водах национальных законодательств, сохраняя неизменную позицию: да, мы по факту работаем на телекоммуникационном рынке и конкурируем с телекоммуникационными компаниями, но сами телеком-компанией не являемся, используем другие технологические принципы, а потому сложное лицензирование и госрегулирование, применимое к традиционным операторам связи, нас не касается. Эта позиция выдерживала не только регулярные попытки спецслужб даже в самых либеральных странах получить постоянный, гарантированный законодательством, доступ к трафику сервиса, но и атаки операторов сотовой связи, которых давно раздражает гибкий и динамичный конкурент.

При этом назвать Skype совсем уж неприступной крепостью нельзя. Контроль со стороны Microsoft, компании системной и бюрократической, снизил прежнюю гибкость сервиса в правовом поле. Skype уже полтора года официально не скрывает, что готов предоставлять информацию о содержании разговоров пользователей «уполномоченным судебным, правоохранительным или правительственным органам в случае получения от них юридически обоснованного запроса».

А теперь случился еще один прецедент: французское ведомство ARCEP, регулирующее телекоммуникационный рынок, обратилось в прокуратуру Парижа с требованием начать расследование в отношении Skype. Регулятор считает, что работа сервиса интернет-телефонии без лицензии на предоставление услуг связи противоречит законодательству.

Требование получить лицензию на крупном национальном рынке – самое неприятное, что случалось со Skype за долгие годы бодания с госорганами. ARCEP настроена бескомпромиссно (обращение в прокуратуру – результат двухлетних попыток договориться с сервисом о добровольном лицензировании) и, скорее всего, своего добьется. Это будет означать, во-первых, что в конкретно взятой Франции доступ властей к голосовому трафику будет значительно облегчен. А во-вторых, опасаются наблюдатели, французский опыт обязательно начнут перенимать и другие страны.

Означает ли это, что скоро Skype везде будут лицензировать и регулировать, как громоздких операторов сотовой связи со всеми вытекающими: дополнительным контролем, обременениями, облегченным доступом государства к голосовому трафику и прочим?

Вот три возможных сценария развития событий.


Самый оптимистичный сценарий

Skype после долгих разбирательств удастся избежать лицензирования во Франции. Сценарий, к сожалению, маловероятный. Французское законодательство с точки зрения регулирования цифрового сектора самое жесткое в Евросоюзе. Facebook заставили отключить для страны технологию распознавания лиц, Олланд мечтает ввести налог на сбор персональных данных для интернет-компаний, а France Telecom, давно интригующая против сервиса интернет-телефонии, как никогда влиятельна в нынешнем правительстве.

Не сразу – процесс и переговоры займут довольно много времени, – но Skype все-таки придется согласиться на лицензирование и на все вытекающие обременения. Скорее всего, у компании появится отдельное юридическое лицо во Франции и отдельный пользовательский договор для французов, учитывающий местную законодательную специфику.


Самый пессимистичный сценарий

Skype вынуждают получить французскую лицензию, после чего начинается массовое «зарегулирование» сервиса интернет-телефонии в других странах, которые воспользуются парижским прецедентом. Причем, как отмечает WSJ, они-то от компании потребуют сделать то же самое, но в соответствии с их законами обязательства Skype будут выходить за рамки установленных Францией норм, весьма либеральных. Еще один вариант развития событий, который, к счастью, можно признать не самым вероятным.

Далеко не во всех странах законодательство подготовлено для такой инициативы со стороны регулятора. Во Франции, чтобы вынудить Skype получить лицензию телекоммуникационного оператора, не нужно переписывать закон. Он изначально предполагал, что лицензировать в качестве телеком-услуги можно все типы деятельности, которые связаны с передачей данных (даже веб-сервисы мгновенных сообщений). Другое дело, что использование этой нормы во французской практике зависело от объема данных, который проходит через сервис. Skype на французском рынке достиг размеров, позволяющих признать его сравнимым по рыночной значимости с большими телекомами, и тут же получил черную метку от регулятора.

В большинстве других стран (например в России) законы менять придется, причем серьезно. И если уж за это возьмутся, то точно не сейчас и не в связи с французским прецедентом.


Реальный сценарий

Самый же вероятный сценарий развития событий таков. Особый статус Skype во Франции не станет поводом для повсеместного применения практики лицензирования в других странах. Где-то это произойдет, но не будет трендом. Однако французский опыт заставит Microsoft пересмотреть принципы региональной правовой поддержки сервиса, дабы избежать затратных процессов согласования работы сервиса с национальными регуляторами.

Французский прецедент подтолкнет Skype к постепенному отказу от единых глобальных правил использования, их заменят локальными принципами, которые будут варьироваться в зависимости от региональной специфики. Это не означает, что, например, в России Skype немедленно передаст свои шифровальные алгоритмы ФСБ или, как в Китае, внедрит в местную версию модуль с «кейлоггером» – встроенной программой, проверяющей набираемый текст на нежелательные слова и пересылающей собранные логи предположительно спецслужбам.

Это лишь означает, что в модели взаимодействия Skype и государства (любого – очень цивилизованного или очень дикого, либерального или авторитарного) появится еще и фактор добровольных компромиссов на местах, плавных, не резких, очень формализованных, но все-таки компромиссов. И это, конечно, не очень хорошая новость.

Предыдущий материал

«Черный список» сайтов в деле: как это не работает

Следующий материал

Им закон не писан: нужна ли роботам своя конституция?