Новости Календарь

Платежные агрегаторы: как это работает

В рамках совместного проекта с программой «Рунетология» Slon публикует интервью с представителями российского интернет-бизнеса – предпринимателями, экспертами, создателями стартапов, топ-менеджерами компаний и руководителями отраслевых организаций.

На этот раз генеральный директор международной процессинговой компании PayU Елена Орлова – о том, каким будет рынок онлайн-платежей через 57 лет, какова специфика и особенности бизнеса платежных агрегаторов и как платежные системы борются с киберпреступностью,

Полная версия интервью здесь. Послушать интервью без сокращений вы можете на сайте программы «Рунетология».  


О потенциале российского рынка

Предпочтения наших покупателей меняться будут, и это связано со многими факторами. Несколько лет назад регионы России мало использовали банковские карты, потому что они были у небольшого количества людей. Те, у кого они были, получали зарплаты на эти карточки и тут же обналичивали деньги. По мере проникновения карточек в нашу жизнь не только в столице, но и в других городах привычки покупателей стали меняться. Люди начинают дольше хранить деньги на карточке, они понимают, что смогут воспользоваться этой карточкой, причем как в обычном магазине, так и в интернете. Все зависит от развития всей банковской системы, от того, как быстро эмитент выпускает карты и как быстро предприятие подключает эквайринг у себя. В нашей стране это занимает, как правило, годы. Тем не менее ситуация меняется. Я думаю, что как минимум половина пользователей будет платить в онлайне.


О тренде по обелению платежей

Тренд по обелению на сегодняшний день прослеживается, он стал заметным, хотя нельзя сказать, что сегодня все хотят обелиться. Существует много компаний, в основном частных небольших бизнесов, которые противодействуют этому обелению. В целом надо сказать, что крупные магазины развиваются, и как правило, эти крупные магазины принадлежат западным инвесторам, которые требуют стопроцентного соблюдения законов. Появляется привычка, что бизнес должен быть законным, белым и пушистым, платить налоги, получать деньги по безналу. Эта привычка постепенно складывается. Мы видим, что магазины начинают смотреть в эту сторону.


Про организацию безопасности

Если перевести это на понятный язык, то система антифрода включает в себя технологический компонент – программный продукт, который является самообучаемым; это система фильтров, фильтры сложные, их много и они постоянно совершенствуются. Например, увидели, что есть какая-то лазейка, и ее сразу перекрыли фильтрами. Фильтры – это не панацея, потому что машина всегда остается машиной, она не может правильно принимать решения, как человек. Есть ряд компаний, которые используют только фильтры, и тогда подозрительными транзакциями могут оказаться нормальные транзакции, но система их будет блокировать. В PayU мы действуем по-другому – наряду с машиной мы используем еще и людей. 24 часа в сутки 7 дней в неделю у нас работают люди, которые непосредственно просматривают те транзакции, которые машина посчитала подозрительными. Каждую подозрительную транзакцию эти люди разбирают. У них есть две цели: не пропустить мошенническую транзакцию и при этом пропустить хорошую транзакцию. Для магазинов повышается конверсия платежей, то есть большая доля заказов оказывается оплаченной. Убытки магазина, связанные с потенциальными мошенниками, мы таким образом страхуем. Вот так это работает, если говорить простыми словами. 


О конкурентах

Если говорить об отдельных способах оплаты, то конкурентов очень много, потому что каждый банк хочет напрямую подключиться к магазину, магазин зачастую хочет напрямую подключиться к банку, потому что думает, что он сэкономит. Когда я описывала наш сервис, я сказала, что мы заботимся о том, чтобы у магазинов продажи были выше. Банки, как правило, мало об этом думают. Зачастую они используют автоматические фильтры, которые отрезают большое количество транзакций. Мы знаем примеры, когда до 30–50% транзакций теряются, потому что так настроены фильтры. С другой стороны, у нас есть конкуренты, которые точно так же дают либо процессинг карт, либо агрегирование. 


О преимуществах платежных агрегаторов

Тем не менее большое количество магазинов склоняется в сторону агрегации, потому что это быстро, это экономит личные деньги, ресурсы на разработку, это дает больше продаж. Почему это дает больше продаж? Когда подключен один агрегатор, а у человека на карточке не хватило денег на оплату конкретного заказа, при этом у него есть деньги на «Яндекс.Деньгах» и он хочет использовать остаток оттуда, то, если эти способы подключены по отдельности, магазину будет очень сложно сделать раздробленную оплату. Если эти способы подключены через агрегаторы, например, через нас, то это сделать очень легко, это делается с помощью кнопки. Мы присылаем человеку форму, в которой указано, что у человека не хватило денег, предлагаем ему другие способы оплаты, и он может заплатить остаток с другого кошелька. Таким образом, заказ будет получен, оплачен, и магазин продаст товар. Это самое главное, на мой взгляд. Для интернет-магазина это существенно, потому что сбор заказа стоит очень дорого, трафик на сайт нужно получить, нужно продать, и очень жалко терять пользователей, которые просто не могут закончить оплату.


О процентных ставках за проведение платежей

Всегда существует зависимость ставки от объема как у банка, так и у агрегатора и процессора. Чем больше объем, тем ниже будет ставка. Я назову диапазон. Это стоит от 2 до 3%; для стартапов – где-то 3,5%; некоторые на процессинг дают 5%. Мы даем стартапам 3,5%. Компаниям, которые более-менее выросли, которые дают стабильный оборот в онлайне, даем 2–3%, это стоимость карточного процессинга. Я не буду говорить, что банки будут существенно дешевле. Иногда разница может измеряться сотыми долями процента, например 0,05%. 
 
По электронным деньгам, как правило, ставка выше. Там ставка доходит до 5%. Самые дорогие – это «Яндекс.Деньги». Здесь ценовую политику диктуют сами «Яндекс.Деньги». Они говорят, за какую цену можно продавать «Яндекс.Деньги» мерчантам. В данном случае все агрегаторы находятся в одних и тех же условиях, они обязаны продавать по 5%.


О клиентах

Наши ресурсы, которые требуются для подключения как малого, так и среднего бизнеса, одинаковы, если мы говорим о стандартном подключении без доработок. В таком случае эти ресурсы должны окупаться. Как правило, если оборот 100 рублей, то комиссия с него составит 3,5 рубля. Это меньше наших затрат, поэтому у нас существует минимальная сумма комиссии – 1 тысяча рублей. Мы ее специально установили как порог. Это нужно для того, чтобы отсечь бизнесы-однодневки в интернете. С однодневками нам точно неинтересно работать, потому что мы затратим усилия на подключение, и потом этот бизнес свернется и уйдет, а мы от него ничего не получим. Для бизнеса, у которого месячный оборот больше 35 тысяч рублей, эта тысяча рублей вообще не ощущается, потому что она входит в комиссию. Так магазины могут посчитать, хотят они подключаться к нам или нет. В общем, даже небольшой бизнес имеет онлайн-оборот больше 35 тысяч рублей в месяц. Конечно, все они подключаются и не замечают этой минимальной комиссии.


О законодательном регулировании

В 2012 году вступил в силу закон «О национальной платежной системе», поэтому подход к агрегированию денежных средств, участие в переводах денежных средств от покупателей к продавцам теперь регламентируется именно этим законом. К сожалению, инвестиционная привлекательность этого бизнеса этим законом омрачилась очень сильно. Теперь необходимо получать специальную лицензию кредитной организации, для того чтобы иметь право заниматься переводами. Минимальные требования по уставному капиталу в небанковской кредитной организации – 18 млн рублей. Это то, что является реальностью в сегодняшней России. Но мы – состоятельная группа, которая, заходя на рынок, может себе позволить определенные инвестиции. Тем самым мы демонстрируем свои долгосрочные намерения. На одну минуточку мы на рынок не заглядываем 


О будущем рынка

Все эксперты продолжают говорить, что ожидания от российского e-commerce по темпам роста достаточно высоки, называются цифры 20–25% в год. Когда-то этот рост замедлится и будет составлять 15% в год, но тем не менее цифры достаточно серьезные. Общий объем денег, который может проходить через e-commerce, будет постоянно расти. Также продолжится развитие интернет-банкинга в России, который воспринимается пользователями в качестве более безопасного способа. Он тоже рано или поздно будет набирать обороты, и покупатели будут чаще использовать такой способ оплаты, соответственно, общий объем онлайн-денег будет возрастать. Мы можем умножить темп роста e-commerce на определенный коэффициент увеличения доли всех онлайн-платежей в объеме интернет-покупок. Для нас это рынок, который развивается огромными темпами, рынок, который будет развиваться с высокими процентами, большими, чем 20% в год. Могут быть темпы роста и 30%, и 40% в год. Мои ожидания, что в перспективе 5–7 лет доля онлайн-платежей в России должна приблизиться к 50%. На сегодняшний день в магазинах они составляют 10–20%; в сервисах с цифровой дистрибуцией доля высока, она больше 90%. Индустрия будет расти, и доля онлайн-платежей также будет повышаться. Я думаю, что эта доля составит 50% по всем сервисам, по всей индустрии.

Предыдущий материал

Андрей Кравец, Lostfilm.tv: «Прибыль должна быть большой, но однократной»

Следующий материал

Петр Кутис: «OneTwoTrip работает как арбитраж»