Новости Календарь

Медведев хочет навести порядок в интернете

Медведев хочет навести порядок в  интернете Фото: РИА Новости/Григорий Сысоев
Президент Дмитрий Медведев на бизнес-саммите B20 выступил с новой концепцией по защите авторских прав в интернете. Послание президента не получило резонанса: у членов G20 были более горячие вопросы для обсуждения. Но обратить внимание на него все же стоит. 

Медведев не без гордости вспомнил, как обсуждал эту тему на одном из совещаний «большой восьмерки»: «По-моему, я был единственным не только из тех, кто использовал iPad, но и тех, кто призывал к каким-то изменениям в этой сфере. Большинство же моих коллег говорили о том, что лучше ничего не трогать, потому что иначе мы получим колоссальный конфликт между правообладателями, пользователями, нарушим базисные позиции, принципы авторского права, смежных прав». 

Итак, президент фактически противопоставляет себя международному сообществу. Мировые лидеры выступают за сохранение текущей ситуации, Медведев предлагает модернизацию правового регулирования интернета. И пусть иностранные коллеги к нему не прислушались, нам стоит следить за этими его высказываниями очень пристально – ведь они могут обрести силу закона в России. Какие конкретные предложения озвучил президент?

Если отбросить общие слова, предложение президента сводится к следующим пунктам. Во-первых, Медведев считает, что информационные посредники (операторы связи, владельцы интернет-сайтов и т.д.) должны нести ответственность за нарушение авторского права и смежных прав на общих основаниях при наличии вины. Во-вторых, президент сразу оговаривает первый пункт: информационные посредники не будут нести ответственность в том случае, если они не знали и не должны были знать о незаконности контента. В-третьих, президент предлагает ввести презумпцию, согласно которой использование объектов авторского и смежных прав в интернете считалось бы свободным, если правообладатель не заявит об обратном. Наконец, президент предлагает расширить возможности правообладателей по распоряжению и управлению правами на результаты творческой деятельности в глобальной сети и изменить способ получения согласия правообладателя.

Рискну предположить, что участники G20 невнимательно слушали президента России далеко не только потому, что исповедуют подход «лучше ничего не трогать». Конструктивные предложения Медведева противоречат сами себе, а главное – тому консенсу регуляторов и игроков рынка, который сложился в последнее время в разных странах. Ключевой вопрос – кто несет ответственность: пользователь, потребляющий контрафактный контент, или провайдер, его размещающий, – в выступлении президента фактически не получает ответа. Да, говорит Медведев, информационные посредники несут ответственность, но лишь в том случае, если принципиально нарушали закон. Но таких – откровенно пиратские сайты – и так в рамках национальных законодательств пытаются преследовать по закону.

Интереснее, кем  в парадигме Медведева становится условный «Яндекс», который привел пользователя на этот сайт? Верно ли, что условный «Яндекс» должен самостоятельно отсеять из своей поисковой выдачи сайты, которые предположительно являются незаконными? Это невозможно, это тупик. Условный «Яндекс» не может и не должен самостоятельно регулировать такую массу контента. Если он делает это по рекомендации регулятора, то у регулятора должно быть решение суда о незаконности размещенного на сайте контента. Но этот механизм уже работает повсеместно. Получается, президент лишь фиксирует своим предложением существующий порядок вещей. 

Хорошо, говорит президент, но я предлагаю ввести презумцию: используй и размещай, что хочешь, пока правообладатель не заявит об обратном. Но де-факто презумция работает уже сейчас. Современная правовая система не накажет кого-либо за ссылку на пиратский сайт, но сам сайт может удалить ее по требованию правообладателя. Не говоря уж о том, что идея презумпции свободного использования в отношении объектов авторских и смежных прав в интернете не согласуется с общим правилом получения согласия правообладателя на использование объекта. 

Пока же инициаторы реформ плодят такую вот юридическую кашу, рынок и регуляторы интуитивно пришли к эволюционной модели трансформации права в сети. Есть реальная судебная практика, которая постепенно дает ответы на ключевые вопросы регулирования. Например, президиум ВАС еще в декабре 2008 года указывал, что если провайдер не инициирует передачу информации, не выбирает ее получателя, не влияет на ее целостность, а также принимает превентивные меры по предотвращению использования объектов исключительных прав без согласия правообладателя, он не может быть привлечен к ответственности. И это только российский пример, в Европе таких десятки.

Иногда судебная практика приводит к удивительным прецедентам, но тоже очень полезным. Последний случай – из Испании. Житель города Логроньо обвинялся в продаже пиратских копий аудио- и видеозаписей, скачанных из интернета. Истцом в процессе выступала испанская ассоциация производителей аудиозаписей AFYVEЕ. Судья отказала правообладателям в иске, отметив, что цифровое пиратство может способствовать росту продаж легального контента. Кроме того, судья постановила, что обвиняемый не должен будет компенсировать правообладателям нанесенный ущерб, поскольку установить размер этого ущерба невозможно. Неожиданное, дискуссионное, но обдуманное и логичное решение. 

Вот это рабочая идея для дискуссии. Из уст президента она звучала бы куда интереснее, чем те противоречивые и банальные предложения, которые мы услышали в результате

Предыдущий материал

Народно-хакерская армия Китая

Следующий материал

Почему Google, Facebook и Yahoo против антипиратского закона