Новости Календарь

Иран выбился в мировые лидеры по темпам развития науки

Иран выбился в мировые лидеры по темпам развития науки Фото: rohama.org
Сейчас пристальное внимание мира опять привлечено к Ирану, всех интересует состояние его ядерной программы. Я хочу рассказать о небывалом прогрессе иранской науки, без которой невозможны любые продвинутые технологические разработки: мирные или военные.

Вот уже несколько лет темпы развития исследований по самым разным областям знаний в Иране являются загадкой для мировых аналитиков. Казалось бы, образ исламских фанатиков, который прочно закрепился за руководителями Ирана, никак не вяжется с инновациями и научными прорывами. Однако если взять самый объективный индикатор – число публикаций в мировых научных журналах, – то окажется, что скорость развития науки в Иране на голову выше, чем у любой другой крупной страны, включая Китай. Пик роста приходится на последнее десятилетие: в 2001 году персидские ученые опубликовали 2000 статей в международных журналах, в 2010 году – уже 27 500. Если так пойдет и дальше, уже через год-другой по числу публикаций иранские ученые обойдут российских.

Число публикаций в базе научной периодики Scopus. Россия и Иран, 2001-2010


Источник: Scopus

Феномен иранского «публикационного взрыва» одним из первых зафиксировал канадский науковед Эрик Аршамбо, который связал его с реакцией на ирано-иракскую войну 1980–1988 гг., выявившую технологическую отсталость Ирана. Если смотреть шире, успехи страны парадоксальным образом связаны с политикой обособленного (от светского Запада) развития, опоры на собственные силы в условиях международной изоляции.

Многое в нынешнем иранском секторе R&D напоминает СССР середины прошлого века: страна с богатейшей культурой, традициями и залежами полезных ископаемых подвергается быстрой индустриализации после революции, а вокруг враги. Правда, при наличии плановой экономики и пятилеток в Иране существует и ширится частная собственность и даже есть свой инновационный бизнес. Однако, как и в России, ему мешают коррупция и административные барьеры. Поэтому иранская наука живет почти исключительно за счет государства, хотя мода на инновации не обошла исламскую республику: технопарк, аналогичный «Сколково», находится в Пардисе.

Высший руководитель Ирана аятолла Хаменеи давно является горячим сторонником развития естественных наук. Он не раз заявлял о необходимости поднимать социальный статус ученых, инвестировать в исследования и образование, одним из первых среди исламского духовенства разрешил терапевтическое клонирование и операции со стволовыми клетками. Конечно, Хаменеи имеет в виду национальную науку, дающую свободу от стран Запада и позволяющую диверсифицировать зависимую от нефтеэкспорта экономику. Пока все развитие науки идет именно на нефтяные деньги и очень выигрывает от высоких цен на энергоносители.

Ныне действующий официальный план развития науки был принят в 2009 году. Он подразумевает рост расходов на R&D к 2029 году до 4% ВВП (сейчас около 1%). В целом план очень напоминает аналогичные документы России и многих других стран – заклинания про «экономику-основанную-на-знаниях», обещания построить  связи университеты-бизнес, выделение приоритетных областей (нано, био, IT, космос, медицина  и прочее – примерно как у нас). Разгадки тайны иранского публикационного взрыва в нем нет.

На деле ключевая область, выбранная высшим руководством и поддерживаемая соответствующими финансами – ядерные технологии и связанный с ними круг фундаментальных дисциплин. Число публикаций иранских авторов по ядерным наукам в 1990-2009 годах выросло в 84 раза, подсчитал Аршамбо. Параллельно развивается ракетостроение: человека обещают запустить в космос на иранской ракете к 2019 году, а пока запустили черепаху.

В отличие от России научные центры создаются в основном вокруг университетов, а иранские Академия наук и Академия медицинских наук служат скорее «клубами ученых». Конечно, важную роль играют НИИ космического и атомного ведомств.

Из-за геополитики и санкций очень многие технологии Ирану приходится разрабатывать самостоятельно. Уже созданы персидские лазеры, суперкомпьютеры, сканирующие микроскопы, лекарства, роботы и многое другое. Так же, как и в СССР, многие местные достижения на деле опираются на разработки американских и европейских корпораций.

При этом, несмотря на всю враждебность Исламской республики по отношению к США и прочим «агрессорам», несмотря на все санкции, сотрудничество персидских ученых с коллегами из стран Запада существует. В соавторстве с иностранцами написано больше 15% научных статей иранцев, попавших в международные базы, причем чаще всего соавторы работают в США. Несмотря на значительную утечку мозгов, правительство продолжает спонсировать поездки ученых на конференции за границу.

В Иране, как и во многих других азиатских странах, очень ценятся научные успехи, признанные мировым сообществом, и прежде всего учеными Америки и Европы. На практике это выражается в благоговении перед публикациями в авторитетных западных журналах, учет которых ведет специальный государственный центр.

Без сомнения, бурное развитие науки – одна из заслуг «либерала» Мохаммада Хатами, бывшего президентом в 1997–2005 годах. С приходом к власти Махмуда Ахмадинежада финансирование науки продолжило расти, но управление сектором начало вызывать массу вопросов. Сначала Ахмадинежад назначил министром науки Мохаммада Мехди Захеди, который называл себя «одним из величайших математиков истории», не имея никаких заметных научных результатов. Под его руководством в вузах началось постепенное избавление от авторитетных интеллигентных профессоров. Ректором Тегеранского университета на пару лет стал религиозный деятель без высшего образования.  

Затем министерство науки возглавил Камран Данешджу. Он был брошен «на инновации» прямо из центризбиркома, которым руководил на скандальных выборах 2009 года. Смена деятельности не привела к смене методов: вскоре выяснилось, что научные статьи, опубликованные Данежджу в 2009 году в двух иностранных журналах, – дословный плагиат корейских и американских работ. Статьи были отозваны издателями, журнал Nature сообщил о позоре – а Данешджу продолжает занимать свой пост.

Недавно он начал вводить в вузах раздельное образование и усилил давление на недостаточно лояльных исламской революции профессоров. Министр развил такую активность, что пришлось вмешаться самому Ахмадинежаду: он направил в министерство письмо с просьбой прекратить гендерную сегрегацию и необоснованные увольнения. Данежджу подчинился, но пообещал продолжить борьбу за чистоту исламской морали. По его словам, готовится более глубокое решение – раздельными будут не группы, а сами университеты.

Остается добавить, что министр науки в свое время был выдворен из Великобритании за поджог книжного магазина. Посмотрим, удастся ли сохранить нынешние темпы развития под таким руководством.

Предыдущий материал

Что хорошего сделал министр Фурсенко

Следующий материал

Голос разума: наука научилась слышать мысли