Новые медиа     

Интернет как вирусный редактор – II. Скрытая угроза. Для власти

Сетевые фильтры значимости формируют альтернативное гражданское общество, но и власть не дремлет
Скопируйте код в ваш блог. Форма будет выглядеть вот так:
 22 1 146 экспорт в блог
Репрезентативность вирусного редактора | Благородство и блогородство | Опасность для власти | Империя наносит ответный удар | Телеграф со встроенной РСДРП(б) | Назад, в будущее

В предыдущем посте «Интернет как вирусный редактор» я попытался обосновать существование в интернете спонтанного сетевого фильтра значимости, который я назвал «вирусный редактор». Этот вирусный редактор базируется на тематической вездесущности блоггеров, которых очень много, поэтому они случайно, но обязательно поднимают, в том числе и значимые темы.

А дальше найденная тема, если она оценивается как значимая, попадает в систему вирусного распространения. Перепечатывая сообщение или ссылаясь на него, каждый блоггер обязательно рассчитывает, что его пост тоже будет интересным, значимым и получит отклик. Тем самым, шаг за шагом концентрируется значимость исходной темы. В какой-то момент срабатывает эффект частотности, когда сам факт обращения большого количества людей к теме еще больше увеличивает ее значимость для новых читателей («все об этом говорят»). Включается второй уровень возгонки значимости. И в результате концентрация значимости может достигать социальных масштабов, как было в случае с майором Дымовским.

Таким образом, свобода личных реакций и свобода авторства в интернете ведет не только к невообразимому шуму и какофонии, но имеет и встроенные механизмы выработки значимости, что позволяет превращать часть шума в иерархический самонаводящийся порядок. В реальной жизни эту функцию уборки лишних мнений, выработки значимости и отбора социальных ориентиров выполняют СМИ. В интернете – спонтанный вирусный редактор.

Вирусный редактор – сетевое существо, он везде и нигде. В отличие от СМИ он не руководствуется волей и даже не является суммой воль, а есть сумма свободных реакций, обязательно выстраивающихся в цепь, не принадлежащую никому.

Но понятно, что поведение вирусного редактора неким образом суммирует представления его участников о значимости. А кто эти люди?

Сходу все ответят на этот вопрос с печалью: это чаще всего плохие люди. Наиболее активны и многолюдны подворотня и злоба, в интернете много немотивированной гадости и ругани. Поэтому и вирусный редактор, дескать, должен суммировать эту гадость.

На деле происходит наоборот.

РЕПРЕЗЕНТАТИВНОСТЬ ВИРУСНОГО РЕДАКТОРА

Я пришел в интернет в 1997 году. Количество подключенных в России, по разным оценкам, составляло от 600 тысяч до миллиона человек. Судя по более поздним пропорциям, из них ежедневно выходило в сеть около 200 – 300 тысяч, а то и меньше. Наверняка есть точные данные, но в данном случае важно увидеть динамику и социальный охват.

Большинство этих людей было сосредоточено в Москве, большинство пользовались интернетом из офиса, государственных или научных учреждений (других вариантов было немного). Значит, это были почти исключительно белые воротнички. Можно с подачи писателя Минаева сколько угодно хихикать над офисным планктоном, но работники офисов и учреждений, вне всякого сомнения, имеют уровень образования и культуры выше среднего по стране. Может быть, сильно выше. Я помню, что в те годы в интернете недостаточная вежливость была поводом для жутких обид и ссор, а мат был низостью. Да что там – и деревья были выше.

К 2009 году население Рунета выросло в сорок раз – подключены почти 40 миллионов, ежедневно пользуются 21,3 миллиона (можно посмотреть данные ФОМа, который обсчитывает интернет с 2002 года).

Разумеется, социальный охват тоже расширился. Ну, каждый сам имеет представление о нынешней интернет-аудитории. Все, как говорится, там были. Более широкий доступ, безусловно, привел к изрядной демократизации и снижению социального портрета.

При этом справедливым будет предположение, что социальный и культурный статус пользователей интернета все еще выше среднероссийского. Просто потому, что самые нижние и достаточно массивные страты интернетом не охвачены и не будут – им это незачем.

Тем не менее, вряд ли кто оценит суммарный культурный статус широких масс нынешних юзеров чересчур высоко. Казалось бы, свободная возгонка человеческих качеств этой среды должна была сделать вирусный редактор подобием виртуальной толпы, освобождающей низменное.

Но нет.

БЛАГОРОДСТВО И БЛОГОРОДСТВО

Поведение человека в вирусном редакторе прямо противоположно поведению человека в толпе. Этому парадоксу я нахожу два объяснения.

Во-первых, далеко не все пользователи интернета участвуют в работе вирусного редактора. Само по себе вирусное редактирование является социальным фильтром. К распространению значимых сообщений подключаются только люди с достаточным уровнем социализации суждений. А это уже какой-никакой ценз.

Даже если подростковые или протестные комьюнити запускают механизм вирусной редактуры для какого-нибудь нелепого или ерундового сообщения, они все равно играют в игру под названием «общество», они социализируются, у них включаются фильтры социальности.

К этому способны только люди с достаточным уровнем интереса к социальности, к социальному общению (а не только к бытовому общению и «теме сисек», простите мне мой олбанский). Кроме того, для участия в работе вирусного редактора пользователи должны уметь совершать целый ряд непростых интеллектуальных операций. Они должны уметь: а) прочитать, б) понять, в) оценить, г) написать, д) вложить частичку своего desire (хотя бы в факт перепечатки). Они должны иметь некий тонус неравнодушия к темам, потенциально представляющим всеобщий интерес.

То есть вирусный редактор уже на входе в систему словно «проверяет» личные допуски участника. Человек с недостаточными качествами просто не присоединится к вирусному редактору. И поэтому в работе вирусного редактора участвует достаточно хороший человеческий материал. При всем уровне злобности и всего такого – все равно хороший, социально апробированный. Ну, какой есть исходно.

Второе объяснение повышающих характеристик вирусного редактора связано с тем, что включая режим социальности, люди (уже отобранные на входе) стремятся быть еще лучше. Фильтруя, пропуская сообщения в вирусном редакторе дальше, человек неизбежно судит и судит публично, перед лицом других (он же рассчитывает на их отклик). А такие суждения обязательно опираются на моральные, социальные, политические, общечеловеческие принципы, даже если человек в быту или на улице сам не всегда придерживается этих принципов.

Как бы плох ни был человек, он все равно имеет представления о правильности, даже если лично им не следует. Даже преступник и асоциальный тип, как правило, осознает, что его поведение есть девиация. То есть фундаментальные представления о норме у него (и у всех) все-таки есть. И этими представлениями о норме человек все равно руководствуется. Хотя бы для других.

В результате, судят всегда по-высокому, а не по-низкому. В этом – залог применения повышающих фильтров в вирусном редакторе. Вирусный редактор улучшает сам себя и улучшает человека. В переложении на практический эффект можно сказать, что вирусный редактор неизбежно работает на повышение морального и интеллектуального статуса публичных тем в интернете.

Возможно, это базовая характеристика любых сетевых социальных смысловых фильтров (нечто похожее можно описать по отношению к «Википедии» – она САМА улучшает свое качество). Вот почему вирусный редактор антонимичен толпе: толпа – понижает статистического человека, а вирусное редактирование – повышает.

Вот это обстоятельство не может не беспокоить власти.

ОПАСНОСТЬ ДЛЯ ВЛАСТИ

Потому что вирусный редактор есть предтеча нового виртуального гражданского общества.

Даже механизм сходен: отбор и перепечатка сообщений похожи, по сути, на голосование (за значимость этих сообщений). И такое голосование дает совсем другие результаты, чем выборы «Единой России», но такие результаты, которые уже сопоставимы по «явке». Ведь за значимость сообщения о майоре Дымовском проголосовали, наверное, десятки или даже сотни тысяч пользователей – микроузлов вирусного редактора.

Наконец, вирусный редактор есть механизм виртуального общественного договора – самоскладывающегося консенсуса масс по поводу ключевых вопросов общественного бытия.

Это не значит, что вирусный редактор занимается политикой. Он занимается всем, чем угодно, включая оголтелую ерунду про эстрадных деятелей. Но в него попадают и политические зерна, обязательно перемалываемые в высококлассную и свободолюбивую муку (потому что вирусный редактор обязательно работает с повышением).

В условиях задавленности реальной политической дискуссии вирусный редактор получает дополнительные стимулы усиления и даже радикализации свободных политических частных реакций. Вирусный редактор обязательно по своей природе мигрирует в сторону оппозиционности, если в реальной жизни политика представлена андроидами и голограммами. В обществе свободные реакции не имеют возможности проявляться, а в вирусном редакторе свободные частные микрореакции – сама его суть. Вот они и смещаются туда с усилением, с радикализацией. Только не надо путать с экстремизмом – это радикализация свободы суждения, а не конкретного типа политических суждений. Вирусный редактор – есть чистая свобода реакций, иначе он не включится. Поэтому, кстати, вбросы, инспирированные реакции, в нем практически моментально затухают. Вирусный редактор самоочищается.

Мнение вирусного редактора о случае с майором Дымовским очевидно противоположно официальному мнению (или нашему представлению об официальном мнении – официального так и не было или оно как раз и состояло из своего отсутствия). И это при том, что мнение вирусного редактора плюралистично – там есть диапазон нескольких основных оценок. Но оно противоположно официозу уже и этим.

Главная опасность вирусного редактора для власти состоит в том, что власть склонна к распространению своей воли – это ее суть. А вирусный редактор не имеет воли и не способен к существованию чьей-либо воли внутри него. При этом он является действенным механизмом общественного самоосознания (пока, правда, в интернете).

ИМПЕРИЯ НАНОСИТ ОТВЕТНЫЙ УДАР

Факт формирования новой общественной реальности вирусным редактором интернета не может оставаться незамеченным со стороны властей. Речь идет вовсе не о том, что интернет входит в нашу жизнь, бла-бла-бла, и власть отвечает на вызовы времени путем обращений в видеоблогах.

Все куда конкретнее: для власти вирусный редактор – это не вызов, это угроза. Потому что когда есть редактор персонифицированный – его достаточно легко окормить, прошу прощения за каламбур. А если редактор размазан по сети, как зловредная программа Skynet в фильме «Терминатор»?

Единственным свидетельством наличия общества у нас является реакция власти на общественные события. Событий в обществе самих по себе нет, если на них не отреагировала власть (хотя бы молчанием). Именно поэтому политика и прочая общественная активность адресована, прежде всего (или даже исключительно), властям. Даже оппозиционеры апеллируют к президенту. Вот и доказательством созревания в Рунете вирусного редактора является реакция властей, косвенно проявившаяся в отказе «Яндекса» от рейтинга блогов.

В прошлых колонках я писал, что интернет не может рафинировать значимость, потому что производит много случайного шума, и уже нужны такие поисковики, которые не ищут нужное, а устраняют ненужное (Джинса 2.0. Контент создают рекламодатели). Рейтинг блогов – это похожий по функции сервис, помогающий наводить «порядок значимости» в бардаке интернета. То, что организаторы рейтинга решили его закрыть от греха подальше, является свидетельством: вирусная редактура – созревающий феномен. Интернет умеет не только атомизировать, но и научился сборке смыслов. Есть механизмы, позволяющие наделять сообщения гравитацией, центрировать их относительно центра массового сознания. Механизмы эти (рейтинг блогов), конечно, пока слабенькие по сравнению с огромным массивом сообщений. Но они есть.

Рейтинг блогов закрыть легко (или раздробить, как вышло по факту, потому что «Слон» и другие сделали свои рейтинги блогов). Но закрыть вирусного редактора не получится. Разве что совсем и везде выдернуть провод. Или… ввести паспортизацию IP, к чему дело, возможно, придет. Ведь для эффективной работы вирусного редактора нужна полная свобода реакций, полная непосредственность выражения интереса к событию путем его перепечатки или указания ссылки. А если IP превратят в ID, то свобода реакций будет уничтожена. Однако сейчас не об этом.

Рейтинг блогов и его закрытие – есть факт признания, что в интернете появились механизмы значимости, абсолютно независимые от чьей бы то ни было воли. Это конспирологическое суждение, но я могу сказать, что ответ властей уже есть или начинает формироваться. Вряд ли это рациональный ответ, построенный на осознании феномена вирусной редактуры. У власти есть инструмент, куда сильнее ratio; этот инструмент – инстинкт власти. Они почуяли.

ТЕЛЕГРАФ СО ВСТРОЕННОЙ РСДРП(б)

Однако первое «властное доказательство» существования вирусного редактора случилось несколько ранее. Весной, после погромов в Молдавии, организованных как реакция на тамошние выборы (оранжевый сценарий), журналисты влиятельного российского издания затеяли исследование на тему: может ли у нас интернет вывести людей на баррикады, как это случилось в Молдавии?

Я почти уверен, что тема исследования действительно была придумана самими журналистами, – она интересная. Но безусловно и то, что есть и другие «социальные институты», которые были бы не прочь выяснить: способна ли сетевая самоорганизация к офлайновым проявлениям? Ведь другие, традиционные виды общественной самоорганизации достаточно легко контролируются, опыт большой. И, конечно, этим «институтам» хотелось бы знать, может ли интернет быть не только коллективным агитатором и коллективным пропагандистом, но еще и коллективным организатором.

Тот факт, что появился запрос на осмысление организующих способностей интернета, конечно, свидетельствует о признании потенциала таких способностей. Пока что это такое наивное признание, приравнивающее интернет к телеграфу, который, как известно, для распространения революции нужен прежде всего. Но мы уже спрашиваем себя: может ли месиво сообщений в интернете быть организующим началом или организованной средой с высоким коэффициентом эффективности социального действия?

В случае с политическими флэшмобами предполагаемая соорганизация связана с оффлайном (политикой) и не является «чистым» феноменом интернета. В Молдавии изначально был факт политической воли зачинщиков, которые использовали сетевое сообщество, действительно, примерно как телеграф. А вот в вирусном редакторе уже проявляется чистый, сетевой, стихийный механизм самоорганизации с целью выработки значимости. Механизм самонастройки общественного мнения. Почти такой же, каковым являлись до сих пор СМИ, но другой. Он отличается неконтролируемостью.

НАЗАД, В БУДУЩЕЕ

И последнее про власть. Можно ли управлять вирусным редактором, как власть управляет газетами и телевизором? Сходу ясно, что это сложнее. Но теоретически, пожалуй, возможно. Городские легенды гласят, что соответствующие структуры умели управлять анекдотами и слухами, – здесь нечто похожее, но на принципиально другом качественном и количественном уровне.

Для целесообразного управления вирусным редактором надо изучать как раз журналистские (то есть не стихийные, а – в пику – рациональные) способы порождения читабельности, а также лингвистические механизмы частотности и узуализации (то есть частотного введения значений во всеобщий обиход). Частотность здесь – ключевой фактор. Теоретически, можно научиться ее грамотно инициировать, причем не только количественными, но и качественными приемами. Но это – отдельная тема. И нет никаких гарантий, что вирусный редактор примет инородное тело. Ну, только если количество «антивирусных» инициативников окажется сопоставимо с количеством честных участников вирусного редактора или превысит его. Но это уже будет вариант «Единой России», только в интернете. Увлекательный, кстати, сценарий для литературного осмысления.

Есть и технические ответы власти на угрозы вирусного редактора. Один из способов применяется в Китае и связан с блокированием доменов или поисковых возможностей. Но ясно же, что эта мера не устоит под напором технического прогресса и ползучей интервенции интернета. Рано или поздно абсолютный доступ в интернет будет чудовищно прост и бесплатен. Спутники уже накрывают все, сетевые терминалы (компьютеры) будут иметь карманный размер и сделаны из гибкого пластика. Сеть вообще будет невозможно контролировать локальными усилиями даже целого государства.

Там уже открываются геополитические возможности вирусного редактора, который может быть использован более технологически развитыми странами для возбуждения самоорганизационных процессов в закрытых обществах. Десять тысяч подключений к сети освободят Северную Корею, как десять тысяч ризографов разрушили Советский Союз. Но это совсем отдельная тема.

Наиболее надежный способ заткнуть рот вирусному редактору – все-таки паспортизация IP. И в ближайшие годы мы будем наблюдать увлекательные события вокруг этой идеи. Кстати, паспортизация IP начнется в странах с развитыми технологиями – просто они первыми найдут надежные способы. А мотивировано это будет борьбой с детской порнографией и взрослым терроризмом. Но в закрытых обществах эти технологии приобретут еще и полицейское назначение, хотя, конечно, тоже под прикрытием борьбы с экстремизмом.
Следите за обновлениями Slon.ru в вашей социальной сети: ВКонтакте или Facebook.
 22 1 146 экспорт в блог
ТЕГИ:  Дымовский Алексей Единая Россия [ПП] Китай Минаев Сергей Молдавия Новые медиа