Новости Календарь

ГМО: нас пугают, а нам не страшно

ГМО: нас пугают, а нам не страшно Фото: AFP
Вот уже неделю продолжается дискуссия вокруг нового исследования, демонстрирующего вред генетически модифицированных организмов. Подача действительно была грамотная: сразу же после публикации статьи ее автор провел пресс-конференцию аж в Европейском парламенте; статью никто сразу не прочитал, зато пресс-конференция имела бешеный успех, премьер-министру Франции даже пришлось пообещать, что ГМ-кукуруза будет немедленно запрещена, если исследование окажется достоверным.

Смерть неизбежна?

На первый взгляд новая статья о вреде ГМО действительно выглядит впечатляюще. Если, например, прочитать только абстракт, то из него можно узнать, что все умерли. Крысы, получавшие с пищей генно-модифицированную кукурузу или гербицид «Раундап», умирали чаще и быстрее, чем контрольная группа, страдали от опухолей, переживали гормональный дисбаланс и вообще были очень бедненькие.

Если погрузиться в полный текст исследования, то сначала все тоже смотрится очень хорошо. В исследовании участвовали целых двести особей, все крысы были одной породы, жили в одинаковых условиях, контрольная группа тоже получала с пищей кукурузу (не модифицированную, а в остальном такую же), при этом в некоторых экспериментальных группах преждевременно скончались аж 50% самцов и 70% самок, в то время как в контрольной группе эта участь постигла всего 30% самцов и 20% самок. Но на этом ужасы кончаются и начинается разбор полетов.

Десять крыс против девяноста

Двести экспериментальных животных – это отлично, если смотреть вредоносный эффект какого-нибудь одного фактора. Но в данном случае на этих немногочисленных крысах исследовали девять разных опасностей. Группы по десять самцов и десять самок кормили разными дозами генно-модифицированной кукурузы, выращенной без гербицида (три группы), разными дозами кукурузы, выращенной с гербицидом (еще три группы), разными дозами самого гербицида (еще три), и только оставшаяся десятая часть животных выступала как контроль. Простая теория вероятностей говорит, что при таком дизайне эксперимента наверняка найдется какая-нибудь группа, чьи дела обстояли хуже, чем дела контрольной группы. Собственно, на этом эффекте и построено исследование.

Проще объяснить на примере. Пускай мы хотим доказать вред ювелирных украшений для здоровья. Мы берем 10 мальчиков, которые не носят украшений, 30 мальчиков, которые носят кольца (по одному, по два или по три), 30 мальчиков с сережками (тоже в разных количествах) и 30 мальчиков, украшающих и уши, и пальцы. Через пятьдесят лет мы видим, что в группе без сережек и колечек умерли всего три мальчика, а вот в одной из оставшихся девяти экспериментальных групп умерли целых пять мальчиков. «Ура, – говорим мы, – украшения вредны!» – и проводим в Европарламенте пресс-конференцию с требованием немедленно запретить кольца и серьги. Я не издеваюсь. Сами почитайте. Там именно это и написано. 

Статистика такая статистика

Самое забавное, что в исследовании не удалось обнаружить никакой корреляции между смертностью и абсолютным количеством сережек и колечек, то есть, извините, кукурузы и гербицида. Больше всего погибших крыс обнаружилось в группе, получавшей наименьшее количество генно-модифицированной кукурузы. 

Еще один финт ушами заключается в том, что для контрольной группы посчитали среднюю продолжительность жизни – и выкинули из исследования всех тех, кто прожил дольше, независимо от того, чем их кормили. А вообще, было бы интересно посмотреть, что случилось дальше, потому что, например, среди самцов, которых кормили трансгенной кукурузой, на момент прекращения эксперимента умерло девять крыс из контрольной группы, семь крыс из групп с малой и средней дозой ГМ-кукурузы, и всего шесть крыс из группы, получавшей большую дозу ГМО. Вообще-то, это тянет на заголовок «Генетически модифицированные растения продлевают жизнь!».

Cui prodest?

Нет, серьезно. Существуют конкретные общепризнанные правила проведения экспериментов, которые описывают, в частности, как именно нужно доказывать канцерогенность какого-нибудь вещества. И в этих правилах четко говорится, что для корректного статистического анализа и в экспериментальной, и в контрольной группе должно быть не менее пятидесяти животных каждого пола. Если какой-то исследователь этим пренебрегает – то он либо не осведомлен о существовании гайдлайнов (что довольно странно для профессионального биолога), либо осознанно ими пренебрегает, потому что его как раз не очень интересует корректный статистический анализ. 

Скорее всего, мы наблюдаем второй случай. Дело в том, что главный автор исследования, Жиль-Эрик Сералини – широко известный борец с генетически модифицированными организмами, и уже не раз подвергался критике за некорректное обращение со статистикой. Вот, например, ехидный пост генетика Русланы Радчук про статью Сералини двухлетней давности, в которой он даже не ставил своих экспериментов, а переиначивал результаты чужих так, чтобы все-таки вывести из них хоть какую-нибудь опасность. В свежей статье, так напугавшей общественность, интересен раздел «благодарности», где автор благодарит за поддержку фонд CRIIGEN, сайт которого переполнен более или менее паническими и пафосными статьями о страшном вреде ГМО и требованиями их немедленно запретить. Ну, понятно, кто платит, тот и заказывает музыку.

Неудивительно, что многие научно-популярные издания уже успели откреститься от нового исследования Сералини и сообщить читателям, что они совершенно не считают его достоверным. Например, NewScientist не поленился собрать комментарии независимых экспертов. Том Сандерс, возглавляющий отдел пищевых исследований в Королевском колледже Лондона, отметил, что у использованных в эксперименте крыс в принципе очень легко возникают опухоли – особенно если их кормить вволю, а о количестве пищи в статье ничего не сказано. Специалист по физиологии растений Марк Тестер из университета Аделаиды высказался еще ехиднее: «Они показали, что старые крысы заболевают раком и умирают. Это единственный вывод, который можно сделать».

Предыдущий материал

Почему Шнобелевская премия не «Серебряная калоша»

Следующий материал

Стартапы с хорошими генами: как зарабатывают на рынке биотехнологий