Новости Календарь

Если не Facebook, то что? 8 мнений

Главной темой года в российском Facebook можно признать сам Facebook. Социальную сеть активно критиковали ее же известные пользователи (см. «Почему «ВКонтакте» лучше, чем Facebook»), эта критика собирала множество фейсбучных лайков, призывы «валить из Facebook» и дискуссии об альтернативных площадках стали привычными и обыденными.

Slon предложил экспертам представить, какая альтернатива может появиться у главной социальной сети мира в ближайшем будущем. И может ли?   

Василий Гатов, медиааналитик 

Появление социальных систем размером с Facebook или Twitter заставляет нас иначе смотреть на историю. Если раньше к подобного рода массивам подходили с точки зрения классической социологии, выделяя репрезентативную выборку, которая может дать представление о поведении ключевых групп, сейчас ее больше рассматривают с маркетинговой стороны. На этих платформах пользователи существуют изолированно, и узнать что-либо релевантное очень сложно. Мы можем только строить гипотезы, которые исходят из опыта. Первая – о том, что неудовлетворенность пользователя ведет к возникновению еще какого-либо продукта. Вторая – обратная – говорит о том, что когда у системы есть миллиард пользователей, конкурировать с ней заведомо невозможно. 

Поэтому на рынке все время возникают предположения, что, с одной стороны, появился сервис, который «убьет Facebook». С другой, что он скоро «умрет», потому что окажется бессилен в этой конкурентной борьбе. 

Мы не можем рассматривать социальные сети как традиционный продукт. Но мы можем логически определить какие-то вещи. Например, увидеть, что они обладают поколенческими свойствами. Значение имеют не гендерные факторы, а особенности коммуникации возрастных групп. Facebook – сеть для тех, кому около 30 лет. В ней интересно и более молодым, но в основном это все же люди возраста Цукерберга и его старших соратников. 

Во «ВКонтакте» средний возраст – 23 и 24 года. Он увеличивается, и «подпитка» младших возрастов сейчас не такая уж активная, как была несколько лет назад. Но сейчас я не вижу какой-либо альтернативы для completely connected generation (пользователи, которые сейчас моложе 15 лет. – Slon). Никаких устойчивых признаков того, что оно выбрало себе какую-то одну сеть и ей увлекается, я не вижу. Эти пользователи растворяются в существующих на рынке платформах. Но доля их вовлеченности меньше, чем у тех, кто старше лет на пять. 

Я верю в будущее узкоспециализированных сетей. Сам я стал проводить больше времени на Academia.edu, задача которой схожа с Archive.org, но вдобавок еще и предлагает общение вокруг научных топиков. Или на Scoop.it, которая представляет собой систему курирования контента. 

Я думаю, что некая часть того, что мы сегодня отдаем Facebook, перейдет к более специальным сервисам. На этой площадке произойдет размывание аудитории, но вряд ли случится коллапс, сравнимый, например, с опытом MySpace. 


Михаил Казаков, руководитель SMM в digital-агентстве Pichesky 

Почему вообще свет сошелся клином на Facebook? Кроме того, что «хороша ложка к обеду», Facebook это: функциональность, глобальность, мобильность.

Если представить, что, при прочих равных условиях, пользователи внезапно лишатся Facebook, то очевидно, что единственной альтернативой останется Google+, который сочетает в себе достаточный функционал, глобально распространен и у него довольно удобный мобильный клиент.

Да, «ВКонтакте» очень силен по всем фронтам. Однако, он малознаком западной аудитории, хотя и пришелся бы многим по вкусу, так как локализован на хорошем уровне и не уступает технологически, особенно в мобильной версии. Клиент «ВКонтакте» на данный момент вообще один из самых сильных на рынке социальных приложений.  
 
Нишевые социальные сервисы не смогут стать заменой полнофункциональной сети, поэтому ожидать притока пользователей, допустим, в Foursquare в такой ситуации не стоит. Где-то не хватает личных сообщений, где-то приватности, где-то иного функционала. 

LinkedIn и «Мой круг» в этой ситуации я бы смело отнес в разряд нишевых, просто потому что они не развлекают, а значит, не могут рассчитывать на широкую аудиторию.

Локальные игроки также будут не в состоянии агрегировать оставшихся без Facebook пользователей. Orkut, Hyves или Renren отстают по всем параметрам.

Резюме: российская аудитория поделится между Google+ и «ВКонтакте», в пользу первого. 


Александр Амзин, интернет-эксперт 

Если говорить обо мне, то я перемещаюсь во «ВКонтакте», но не ухожу из Facebook просто потому, что в локальной сети нет зарубежных пользователей, с которыми я общаюсь. Лидеры мнений находятся в Facebook и никуда оттуда не уйдут из-за привычки и крепких связей с зарубежными коллегами. 

Что касается разговоров о том, что Facebook испортился, – я бы сказал, что он просто не обращает внимания на российскую аудиторию. Локализация проведена очень плохо. Интерфейс выглядит более запутанным по сравнению с «ВКонтакте». Facebook сильно проигрывает в том, что не позволяет смотреть и загружать видео и аудио. Стандартный сценарий поведения «ВКонтакте» – составить подборку аудиозаписей, но в Facebook это невозможно. 

Я не верю в то, что аудитория Facebook может вернуться в LiveJournal. Хотя сейчас эта площадка и предпринимает действия по репозиционированию. Также нельзя сказать, что эти пользователи могут уйти в Twitter. Каждая сеть подразумевает различные сценарии поведения. Twitter – микроблог для дистрибуции ссылок. Facebook – сеть для их обсуждения. Даже механизм автоматической подписки на комментарии под постом постоянно возвращает вас к обсуждению. Основная цель пользователей «ВКонтакте» – потребительская. 

Google+, как и LinkedIn, я не рассматриваю в качестве массовых социальных сетей. Существует понимание графа, где вершины – это ребра, так называемые социальные объекты. Набор таких ребер и в Facebook, и «ВКонтакте» огромен. Но Google+ не удалось привлечь их себе. Что касается LinkedIn, то это скорее набор анкет с добавлением социальных элементов. Ну и «Одноклассники», во-первых, рассчитаны на определенную аудиторию, а во-вторых, подразумевают скорее эмоциональные связи, чем дискуссионные. 

Мне кажется важным разделить пользователей сетей по знанию английского языка. Те, кто знают его хуже и кому неважно общаться с иностранными контрагентами, смогут перейти во «ВКонтакте». Facebook останется сетью для обсуждения профессиональных тем. 

Добавлю, что понятия «пользователь "ВКонтакте"» или «пользователь Facebook» сейчас вообще не существует. Средний человек имеет минимум два аккаунта в социальных сетях. Так что здесь вопрос не в том, кто куда будет переходить, а в том, где он будет проводить больше времени. 


Владислав Вовк, управляющий партнер интернет-агентства «Далее» 

Интернет-трафик смартфонов и планшетов сейчас растет в геометрической прогрессии. Что говорить, если пользователи Facebook проводят больше времени не на сайте, а за просмотром его мобильной версии. Поэтому самая реальная альтернатива детищу Цукерберга – это социальная сеть, идеально адаптированная под мобильные устройства. 

Из конкретных примеров мне нравится Path с его приятным user experience и ограничением на количество друзей. Также интересно посмотреть за развитием таких геолокационных сервисов с элементами соцсети, как Highlight и Banjo


Сергей Кузнецов, основатель агентства SKCG 

Если честно, я не очень понимаю, что может заставить «отказаться от Facebook». Мне кажется, он сейчас перешел через ту критическую точку, когда компания становится Google или Microsoft. Их можно не любить, но пользоваться продукцией все равно приходится. При этом у Facebook в мире нет конкурентов – точно так же, как их нет у Google сегодня и не было у Microsoft 20 лет назад. 

Мне кажется, отказ от Facebook как глобальной платформы для коммуникации и идентификации случится только с появлением новых устройств – либо каких-то вещей, жестко встроенных в мобильные устройства, либо еще чего-то. Точно так же, чтобы потеснить Microsoft, потребовались не просто новые программные разработки, а новые устройства, на которых стало возможно использовать Android. 


Александр Новиков, директор компании «Радость понимания»            

Сейчас я могу выделить три паттерна поведения пользователей Facebook: 

1. Люди, которые просто смотрят и читают новостную ленту. Для них значение имеет то, что пишут друзья. Такую же роль площадки, по сути, могут выполнять «ВКонтакте» и Twitter, но у них есть свои особенности. Например, микроблог нужно просматривать постоянно, иначе вы просто пропадаете в потоке сообщений. 

2. Люди, которые постоянно публикуют ссылки и пишут статусы. 

3. Люди, которые публикуют фотографии. Сейчас я вижу явный рост интереса пользователей к Instagram. Как можно заметить, в последнее время все больше публикаций оттуда появляется в Facebook. 

На мой взгляд, аудитория Facebook может «расползаться» по трем площадкам: «ВКонтакте», Instagram и Twitter. Я не думаю, что возникнет ренессанс LiveJournal, потому что он требует длинных текстов (постов). Вместе с тем из-за важности визуального контента для некоторых групп Instagram становится полноценным ресурсом. 


Антон Гладкобородов, основатель компании Piston Games и сервиса Coub

Я считаю, что самое гениальное, что придумал Facebook – это механизм фильтрации ленты. То что он пока еще не идеален – это промежуточная ступень. Но, возможно, работает он намного лучше, чем нам кажется. Если вы используете кнопку переключения на последние посты, действительно ли это то, что вы хотите увидеть? Многие сервисы умирали из-за того, что не успевали вовремя выделить главное для пользователя.  
 
Далеко не каждый способен отписаться от новостей друга – некоторые вообще не знают о такой возможности. А удаление кого-то из друзей – уже социальное явление. В ленте могут быть дальние родственники, новости которых не очень интересны, но избавиться от них вы не можете. Тут на помощь и приходит Facebook.  
 
Мне жаль, что пропало множество ссылок, которыми делятся друзья. Для меня Facebook был важным источником информации. Есть еще Twitter, но он совсем политизированный, у меня во всяком случае. Вместе с тем я понимаю, что Facebook пытается разобраться в том, что нужно пользователям. Если бы мы видели все ссылки, которые лайкают друзья, это был бы ужасный спам.  
 
Не надо забывать, что нам – людям из индустрии IT и медиа – могут быть важны совсем не те вещи, которые важны большинству пользователей. Они, может быть, хотят смотреть фотографии друзей, а ссылки им совсем не интересны.  
 
Альтернативы площадке я не вижу в любом случае, потому что новый сервис должен будет пройти тот же путь. Существуют профессиональные сети, но социальности в них намного меньше. Так что Facebook все равно останется важным каналом информации. Мне кажется, давление на сеть сейчас – это даже хорошо. Оно не дает компании расслабляться, так что продукт в итоге получится еще лучше.


Олег Пащенко, преподаватель Британской высшей школы дизайна           

Я думаю, что сейчас нет площадки, которая могла бы представлять альтернативу Facebook. Более того, я убежден, что топ-менеджмент интернет-компании очень долго продумывает все свои решения и знает, что он делает. Нам, рядовым пользователям, просто глупо выступать против формирования новостной ленты или еще каких-то неугодных нововведений. Все, что мы можем – это дистанцироваться и осмыслять происходящее со стороны. 

Недавно вышла книга Бориса Гройса: «Публичное пространство: от пустоты к парадоксу» – я и вам советую ее прочитать. Автор говорит о том, что любая частная стратегия человека в публичном пространстве – это самодизайн, дизайн собственной идентичности. В Facebook это тоже происходит. Когда человек декларирует свою идентичность, он выбирает специальную интонацию для этой площадки, публикует определенные снимки, создает себе аватар. Все это – декорированные персонажи, которые не показывают себя миру такими, какие они есть на самом деле. Чтобы вернуть себя настоящего, человеку нужно отказаться от декорирования. Об этом писал еще в 1908 году Адольф Лоос, который предлагал минимизировать объекты декора. Только в этом случае человек получит в распоряжение предметы, которые отражают его подлинную идентичность, и вернется к сути вещей. 

Сегодня много говорят о взаимном проникновении мира цифрового и материального. Человек настоящего испытывает очень неприятную эмоцию, которая похожа на состояние утраты телесности. Это ощущается последние 5 или 10 лет, со времен погружения в виртуальное пространство. Утрата телесности почти всегда ведет за собой утрату идентичности и кризис самоидентификации. Поэтому истории с tangible-интерфейсами, устройствами Kinect и прочими вещами, которые взаимодействуют онлайн и офлайн, будут вызывать еще больший интерес. 

Мне кажется, в социальных сетях должно появиться больше физических ощущений и реального взаимодействия, больше подлинности. В чем это будет выражаться, я пока не знаю. 

Предыдущий материал

Непрямой эфир: политика за неделю в соцсетях

Следующий материал

Непрямой эфир: политика за неделю в соцсетях