Новости Календарь
 
 

Политбюро 2.0, или Кто управляет Россией

Политбюро 2.0, или Кто управляет Россией
Евгений Минченко, президент коммуникационного холдинга «Минченко консалтинг», и Кирилл Петров, руководитель аналитического департамента Международного института политической экспертизы, подготовили доклад «Большое правительство Владимира Путина и Политбюро 2.0» (PDF с сайта «Коммерсанта») о нынешней политической ситуации в России. Исследование составлено на основе опроса более 60 экспертов, представителей политической и бизнес-элиты.

По мнению авторов доклада, сейчас страной управляет аналог советского политбюро. Вернувшись в Кремль, Владимир Путин сформировал ряд новых комиссий (в том числе по ТЭК и по контролю за исполнением собственных предвыборных обещаний), в которые входят как министры, так и представители администрации президента. Таким образом демонстрируется контроль президента и над правительством, и над администрацией: «Фактически реализована давняя мечта В. Путина – внедрить в России американскую модель, при которой президент руководит всей вертикалью исполнительной власти (своеобразное «большое правительство»)». «Реально сейчас выстроена такая модель управления, которая неработоспособна без участия самого Путина», – рассказал «Коммерсанту» сам Минченко.

В структуре политбюро Владимир Путин играет роль арбитра и модератора, разрешающего споры между кланами. «Политбюро 2.0» практически никогда не собирается на общие совещания, а формальный статус его членов не всегда соотносится с реальным влиянием на процесс принятия решений, отмечают исследователи. В состав современного аналога Политбюро входят:
  • Дмитрий Медведев – несмотря на то, что премьеру и пришлось на время отказаться от самостоятельных политический амбиций и лишиться некоторых ставленников в силовых структурах, Медведев получил контроль над «Единой Россией»
  • Сергей Иванов – доверенная фигура Путина, которая должна «обеспечивать внутриэлитный баланс в рамках администрации президента»
  • глава «Роснефти» Игорь Сечин, «обладающий обширным, но неформализованным влиянием»
  • тандем Геннадия Тимченко и Юрия Ковальчука, который «выступает в роли альтернативного И. Сечину полюса влияния в ТЭК»
  • группа Сергея Чемезова – доминирующий игрок в сфере ВПК, этой группе принадлежит политический проект «Рабочие Уралвагонзавода за Путина»
  • московский мэр Сергей Собянин, является лидером номенклатурной группы, в которую входит несколько губернаторов на Урале, Собянину удалось выстроить неконфликтные отношения с большей частью олигархических структур, имеющих интересы в Москве, кроме того ему удалось привлечь симпатии либерального бомонда (активно распространяются слухи о его скрытой оппозиции жестким действиям власти в отношении протестующих)
  • Вячеслав Володин, среди его козырей – полный контроль над «Народным фронтом» и частичный – над «Единой Россией», оперативное управление региональной политикой и серьезное влияние в парламенте, слабость его группы – «отсутствие серьезного экономического базиса, ярлык «чужака» в питерской команде».

Как эта структура функционирует в интересах разных групп, исследователи показали на примере назначений губернаторов последнего времени. Например, назначение главой Пермского края Виктора Басаргина связано с влиянием Сергея Собянина, главы Ставропольского края Валерия Зеренкова – Игоря Сечина. По словам Евгения Минченко, были  «размены», например, группа Сергея Нарышкина вместо Ленобласти, губернатором которой был назначен Александр Дрозденко от «группы Ковальчуков», получила Карелию – республику возглавил Александр Худилайнен.

Также эксперты выделяют группу кандидатов в члены Политбюро – среди них Алексей Кудрин, Аркадий Ротенберг, Николай Патрушев, Владислав Сурков, Александр Волошин, Роман Абрамович, «который из разряда членов «Политбюро 2.0» перешел в кандидаты, поскольку в последнее время старается переносить центр своей активности из России на Запад».

Конкуренция внутри групп властной элиты позволяет «уменьшить потенциал возможного влияния каждой из групп», объясняет Кирилл Петров. Поощряется создание политических экспериментов, например таких, как «Партия власти» Якеменко, но ни один из подобных проектов не может быть запущен, пока не получит одобрение. На случай кризисного сценария у власти тоже есть сразу несколько конкурирующих резервных площадок – праволиберальная с Михаилом Прохоровым и Алексем Кудриным и народно-патриотическая, которую представляют «Народный фронт» и вице-премьер Дмитрий Рогозин.

«В течение нулевых происходил значительный передел активов, в том числе за счет передачи их в госкорпорации, и сейчас серьезные объемы активов консолидированы формально у государства», – говорит Евгений Минченко. Сейчас же нужно эту собственность перераспределить через «новый этап приватизации», который позволит легализовать и обеспечить ее передачу по наследству, нынешний приоритет – это создание «закрытой правящей корпорации». Ну, а чтобы стимулировать перераспределение благ «в пользу успешных и отличившихся членов коалиции», создаются новые проекты – например, Большая Москва и развитие Сибири и Дальнего Востока.
Подписывайтесь на Самый Быстрый Слон в Твиттере