Новости Календарь

Почему «закон Ротенберга» не будет работать

Почему «закон Ротенберга» не будет работать

Стартовал новый сезон законодательных ужасов от Государственной думы. Для одобрения депутатов предлагаются изменения в федеральный закон «О компенсации за нарушение права на судопроизводство в разумный срок или права на исполнение судебного акта в разумный срок», которые обещают российским гражданам и компаниям, ставшим жертвами «неправосудных решений иностранных судов», компенсацию из средств государственного бюджета.

В связи с тем, что проект закона был внесен буквально в тот же день, когда финансовая полиция Италии арестовала активы Аркадия Ротенберга, включенного Евросоюзом в расширенный санкционный список, в народе он получил название «закон Ротенберга». Общественность немедленно впала в шок. И было из-за чего: в другой стране замораживают активы не самых бедных россиян, а возмещать им убытки предлагается из государственной казны. То есть за счет самых обычных российских налогоплательщиков. Перед глазами встает призрак «Челси» Романа Аркадьевича Абрамовича: при его конфискации российскому бюджету фактически придется кормить иностранных футболистов с многомиллионными зарплатами вместо многодетных матерей и пенсионеров.

Но давайте внимательно вчитаемся в текст. Именно в словесных формулировках прячется, как известно, и сам дьявол, и всевозможные юридические бесы. Дословно в проекте закона сказано следующее:

«Российские лица, в отношении которых иностранным судом в нарушение компетенции суда Российской Федерации вынесен судебный акт, предусматривающий принудительное исполнение за счет их имущества (обращение на него взыскания, наложение иных ограничений), могут обратиться в суд, арбитражный суд с заявлением о присуждении компенсации за нарушение их права на рассмотрение дела компетентным судом Российской Федерации».

Еще раз внимательно читаем: «российские лица». Кому принадлежат активы господина Ротенберга в Италии? Ну уж никак не напрямую ему лично, а каким-нибудь местным компаниям, которые принадлежат офшорам, а те, свою очередь, трастам, бенефициаром которых, может быть, и является господин Ротенберг или кто-то из его доверенных лиц. Могло случиться и так, что это делалось даже не из-за желания скрыть конечного собственника имущества, а из-за сложившихся привычек налоговой оптимизации или удобства владения активами. И никакие российские юридические или физические лица от подобного ареста (конфискации, реквизиции, заморозки) не пострадали. А итальянские собственники пусть себе судятся в своих справедливых итальянских судах. Пусть, каждому первокласснику в России известно, что ФК «Челси» принадлежит Роману Абрамовичу. Но формальным собственником «Челси» является либо компания Millhouse Capital UK Ltd., либо одна из ее структур. И кто у него акционеры и бенефициары, уже совсем другой вопрос. И пусть собственник идет в английский суд.

А теперь о совсем страшном. О чем вы все хотели, но боялись спросить. Даже сам Владимир Владимирович не сможет предъявить иск и вытрясти из бюджета деньги, если у него арестуют те $40–500 млрд, которые ему приписывает молва. Поскольку владельцами этих денег являются явно не российские лица.

Таким образом, законопроект таит в себе ужасное системное противоречие, которое убивает его «антинародный» характер на корню. Для того чтобы прибегнуть к возможностям, которые дает тебе «закон Ротенберга», тебе нужно доказать, что ты владеешь активами и они у тебя отняты в результате неправосудного решения иностранного суда. Понятно, что с доказательством «неправосудности» у российских судебных инстанций проблем вообще не возникнет: хочешь – в Басманный суд подавай, а хочешь – в Хамовнический.

Я бы еще закон слегка поправил, чтобы можно было, например, решением нового объединенного Верховного суда вообще все решения из судов соответствующей юрисдикции признавать «заведомо неправосудными». Берем Великобританию, и – раз: любое решение британского суда в отношении российского лица автоматически неправосудно и влечет выплату компенсации. Это же какая процессуальная экономия получается.

С «неправосудностью» все понятно. Но вот с принадлежностью активов «российским лицам» даже в Басманном суде будут большие проблемы. Наши российские лица, у которых такие активы имеются (за исключением крупных компаний), так долго и тщательно прятали эти самые активы от родного государства, чтобы скрыть коррупцию, отмывание денег и уклонение от уплаты налогов, что страшно даже думать о том, чтобы раскрыть все схемы владения этими активами. По происхождению многих активов и средств на их приобретение можно будет возбуждать десятки уголовных дел. Мы узнаем о таких тайнах, что принадлежность Ротенбергу каких-то жалких итальянских дворцов, покажется не более чем спором о владельце детского совочка в песочнице. Лучше уж активы потерять, чем сесть лет на пятнадцать.

Даже если внести в закон очень хитрую поправку, что компенсацию можно выплачивать лицу, которому, «по мнению иностранного суда, принадлежат спорные активы» (что уже попахивает совсем законодательной шизофренией), то это все равно не поможет. Поскольку «пострадавшие» лица будут с ходу все отрицать: «Миллиарды не мои, дворцы не мои, павлины не мои, и вообще – я госчиновник и живу на одну зарплату. А иностранный суд просто «неправосудно» приписывает мне какие-то квартиры в Монако и пентхаус в Нью-Йорке, чтобы опорочить мое светлое и честное имя. Но все же понимают, что это заведомо неправосудно. Пусть себе подавятся! Мне чужого не жалко».

Конечно, закон может и сработать. Но не в случае с олигархами, пусть даже и близкими к президенту. Им потери, скорее всего, и без судов компенсируют. А вот крупные, контролируемые государством компании, если у них в результате санкционной гонки оттяпают пару зарубежных структур, могут поставить вопрос о компенсациях из бюджета. Хотя, как показывает пример «Роснефти», для этого специальный закон и не нужен: достаточно просто попросить.

Предыдущий материал

Взятки HP в России: почему виновного не найдут

Следующий материал

Кого защитят «законом Ротенберга» о компенсациях