Новости Календарь

Вода Крыма: нужна ли новая стройка на века?

Вода Крыма: нужна ли новая стройка на века? Безводный участок Северо-Крымского оросительно-обводнительного канала. Фото: ИТАР-ТАСС / Станислав Красильников

В Крыму обострилась одна давняя, актуальная уже несколько тысячелетий проблема. Речь идет о водоснабжении полуострова – непоступлении воды из Днепра в Северо-Крымский канал. Российская сторона видит в этом руку Киевакиевская сторона переложила вину на крымских специалистов. Крымские власти заявили о планах реконсервировать пресноводные скважины времен СССР. 

С водой проблема в Крыму была всегда, и прежде всего в его равнинной части. В летний период дожди там большая редкость. Многие водотоки, которые наполняются весной, к середине лета пересыхают. Источником воды с древнейших времен были колодцы, воды из которых хватало, чтобы напоить скот и людей, но было слишком мало для полива. Решение проблем с водоснабжением позволяло превратить сухую степь в благодатный оазис.

В горной части Крыма ситуация более благоприятна. Сами горы – это природная машина для конденсирования влаги из воздуха, аккумулирующая дождевую воду в осенне-зимне-весенний период. На северных склонах существуют многочисленные источники, там же местные жители устраивают запруды для сбора воды – «ставки». Значительная часть воды уходит вглубь и формирует артезианские водоносные горизонты.

Осадки, выпадающие в горах Крыма, с течением времени формируют залежи пресных подземных вод в его степной части

Академик Паллас, обследовавший Крым после его завоевания Екатериной II, одним из первых предположил, что Крымские горы служат источником питания для водоносных горизонтов всего полуострова. Уже в начале ХХ века началось бурение скважин на воду в степной зоне, что позволило снабжать население отличной питьевой водой. В период между мировыми войнами бурение активно развивалось, и вскоре возникли первые неприятности – скважины начали подсасывать соленую воду.

Проблема в том, что известняки-ракушечники имеют очень высокую водопроницаемость. Пока они заполнялись пресной водой, стекающей с гор, давление этой воды не давало проникнуть в их толщу рассолам из лиманов или из других водных горизонтов. А вот когда скважины стали отсасывать воду, все изменилось, соленые воды получили доступ в пресные водные горизонты. Тогда и возникла вполне разумная идея: построить канал, который принесет в Крым воду для орошения и животноводства, а высококачественная вода будет использоваться только для нужд населения. Проект обсуждался еще в 1930-е годы, но помешала война. В начале 1950 года начались работы по созданию на Днепре Каховского водохранилища, откуда и должна была подаваться вода в канал.

Великая стройка коммунизма

Проект был воистину грандиозным. Просчитывалось все: например, район Валдайской возвышенности в Смоленской области, откуда и начинает свой бег Днепр, и другие важнейшие области питания – верховья Припяти и Десны – рассматривались как заповедные зоны.

Однако с самим каналом все складывалось не совсем так, как планировали разработчики. Например, было ясно, что страна просто не имеет нужного количества гидротехнического бетона, чтобы уложить им все русло канала. И на многих участках канал имел грунтовое ложе. В результате даже изначально предполагалось, что около 40% воды будет теряться – уходить в грунт или испаряться. Но ждать роста мощностей цементобетонного производства не стали. Хрущев подталкивал строительство, и 17 октября 1963 года днепровская вода пошла в Крым. Но лишь в 1975 году первая очередь была завершена – вода дошла до Керчи. Канал длиной 400 км в итоге стал орошать почти 280 тысяч гектаров земель степного Крыма.

 На схеме видно, что Северо-Крымский канал имеет многочисленные ответвления

Схема работы канала была следующей. В зимний период он осушался, чистили и бетонировали его русло, а также ремонтировали уже забетонированные участки, в которых появлялись трещины. Ранней весной канал заполнялся водой, которая шла в многочисленные водохранилища Крыма. В лучшие годы (1986 год) он подавал до 92% всей воды (2,3 млрд м3), необходимой для орошения сельхозкультур. На полуострове стало развиваться рисоводство, выращивались бахчевые культуры.

Но стали проявляться проблемы: из-за утечек воды в русле канала в ряде мест стал расти уровень приповерхностных вод, что привело к засолению почв. А на канал навесили еще одну задачу – восстанавливать оскудевающие запасы грунтовых вод, которые становились все солонее и солонее.

Война с солью

Инженерам пришлось решать совершенно противоположные проблемы. В частности, до середины 1970-х годов на орошение уходила изрядная часть добываемой артезианской воды. Росло население Крыма, и оно тоже требовало воду. По данным на 1975 год, отбор подземных пресных вод в степной части Крыма более чем на 20% превышал их естественное питание. Уровень грунтовых вод упал в отдельных местах на 25 м, и зона соленых вод стала смещаться на юг все стремительнее, выводя из строя водозаборы.

Тут и родилась идея закачивать в водоносные горизонты воду из Северо-Крымского канала, чтобы остановить движение соленых вод. Так сказать, помочь природе. В 1972 году были проведены первые эксперименты. Выяснилось, что для остановки процесса распространения соленых вод нужно в районе Красноперекопск – Джанкой закачивать до 1,3 млн м3 пресной воды в сутки, что составляло не менее 5% от стока канала. И это был только один участок.

Противоположной проблемой был отвод воды с рисовых чеков, а также излишков воды в результате неумеренного полива. Ирония судьбы: не успели построить канал для водоснабжения, как потребовалось тут же строить дренажные каналы для отвода лишних вод.

Это все, что осталось от недостроенной Крымской АЭС, которая могла бы решить проблему экологичного энергоснабжения Крыма

Другой проблемой была необходимость постоянно следить за техническими системами канала. Вода далеко не везде течет самотеком, в нескольких местах ее поднимают насосами (см. рисунок 2 выше). Всего в системе степного орошения было построено более 400 таких станций, больших и маленьких, которые потребляли более 500 кВт∙ч электроэнергии в год. Именно эта потребность в электроэнергии привела к строительству мощных линий электропередачи на остров, а затем, в 1968 году, – к принятию решения о строительстве АЭС. Однако строительство Крымской АЭС было остановлено в 1989 году ввиду общего развала советской экономики и страхов перед атомной энергетикой после катастрофы в Чернобыле.

Период полураспада

Северо-Крымский канал требовал огромных средств для поддержания работоспособного состояния. Но новое время выдвинуло новые приоритеты. Гром грянул в 1994 году, когда из-за жаркой и засушливой погоды воды в канале стало не хватать – по причине ее нехватки и в самом Каховском водохранилище. Тем временем экологическое движение стало весьма критически относиться к качеству воды из канала, давно не чищенного и несущего воды Днепра, в который сбрасывались отходы многочисленных промышленных предприятий.

Появились сообщения, что вода из канала, обогащенная пестицидами и прочими загрязнениями, попадая в желудочно-кишечный тракт, вызывает онкологические и инфекционные заболевания. Ну а к 2010 году стало ясно, что Северо-Крымский канал уже приходит в критическое состояние. Украинские СМИ сообщали, что потери ресурса достигают 20% (это от того, что раньше доходило), необходимо полностью реконструировать три главные насосные станции и три водозаборные перегородки, а также автоматизировать информационную систему канала. За полвека своей эксплуатации канал еще ни разу не ремонтировался. Было разработано технико-экономическое обоснование, но, судя по всему, дело так и не сдвинулось с мертвой точки.

Канал давно уже необходимо чистить и ремонтировать его русло. Тем более что в холодный сезон воды в нем нет или совсем немного

В 2012 году уже официально заговорили о проблеме питьевого водоснабжения города Керчь. Еще в советское время стало ясно, что воды из артезианских скважин для растущего города не хватает, и он стал пользоваться водой из Северо-Крымского канала. Однако, по данным украинских источников, питьевая вода для Керчи должна проходить сложную очистку. Из-за высоких тарифов на электроэнергию канал заполнялся только на 30%, что приводило к замутнению воды. Маловодность приводила к цветению воды, то есть размножению ядовитых сине-зеленых водорослей, а это – к двойному расходу коагулянта и жидкого хлора для ее обеззараживания. В результате из крана течет жидкость с содержанием канцерогенных хлорорганических соединений в 3–4 раза выше предельных концентраций, установленных ВОЗ.

Можно сделать вывод, что в ближайшие годы любой власти в Крыму пришлось бы решать проблемы оросительного водоснабжения Крыма, и в первую очередь – Северо-Крымского канала. Даже трудно сказать, в какую сумму может обойтись его восстановление и доведение до современных стандартов. Однако откладывать решение проблем дальше нельзя.

Тактика и стратегия

26 апреля поступили сообщения о том, что Украина полностью перекрыла подачу воды в Северо-Крымский канал. Прежде всего это удар по жителям степного Крыма, их полям и садам. Надо сказать, что это действие было вполне ожидаемым – это одна из серьезных неприятностей, которая могла быть предложена российскому руководству «в нагрузку» к Крыму.

Судя по всему, в России ожидали такого развития событий, так как уже в середине апреля во время поездки премьер-министра Дмитрия Медведева в Крым были озвучены и проблемы канала, в котором потери воды достигают 50%, и возможные пути их решения, включая строительство водопровода с территории Кубани через Керченский пролив и разработку подземных месторождений пресных вод в Джанкойском и Нижнегорском районах.

Специалисты «РусГидро» наряду с возвращением к системе водоснабжения из подземных источников полагают возможным еще один вариант – переброску в канал воды из местных мелких рек. Но реально как раз вскрытие многих линз с пресной водой, разведанных и законсервированных еще в советское время. Специалисты понимают, что надолго этих запасов не хватит, но на несколько лет, пока будет строиться альтернативная подача воды, их может оказаться достаточно. Возможны и иные, правда, довольно гипотетические варианты.

Фотоэлектростанция «Перово» в Крыму мощностью 100 000 кВт – это не только бытовое электричество, но и своя энергия для опреснения артезианских вод

Первый и самый аварийный – это опреснение слабосоленых артезианских вод. Здесь можно применить новейшие технологии. Возможно возобновление строительства Крымской АЭС либо опреснительных систем, работающих на природном газе, по аналогии с теми, которые используют страны Персидского залива. Следует также прекратить разбазаривать воду и переходить от водозатратного выращивания риса к более экономичному садоводству и огородничеству.

Но лучше всего отремонтировать и запустить в нормальную эксплуатацию Северо-Крымский канал. Его ценность резко возросла для Украины: если раньше за его воду платили гривнами, то теперь Украина будет взимать плату долларами, вода Днепра стала экспортным товаром. То же и с подачей электроэнергии. Только не надо жадничать – чтобы строительство своей АЭС в Крыму не оказалось более выгодным делом, нежели покупка электроэнергии. 

Хоть России и придется теперь платить за воду валютой, допустить гибели сельскохозяйственных угодий никак нельзя. Это будет ударом страшнее всяких санкций. Зато допуск к работе украинских строительных и сервисных компаний способствовал бы налаживанию конструктивных, прагматичных отношений. А орошаемая земля Крыма привлекала бы переселенцев из моногородов Крайнего Севера. В конечном итоге границы перемещаются, поколения сменяются, а канал может служить сотни лет.

Северо-Крымский канал – это и очередной пример того, что крупные проекты можно развивать только в условиях «объединенного экономического пространства», каким был СССР и каким сейчас является, например, Евросоюз, который поддерживает транснациональные проекты. Решение проблем водоснабжения Крыма может стать не яблоком раздора, а соединительной нитью двух стран.

Следующий материал

Почему у Кремля столько проблем с крымскими татарами