Мир после кризиса      об экономике после кризиса

Тратить в настоящем, чтобы спасти будущее

Пол Кругман о недопустимости самоуспокоения, губительности высокой безработицы и преувеличенной опасности бюджетного дефицита
Скопируйте код в ваш блог. Форма будет выглядеть вот так:
 2 675 экспорт в блог

Рано расслабились | Цена вопроса | Помощь окупится

Акции растут. Бен Бернанке говорит, что рецессия закончилась. И когда речь заходит о борьбе с экономическим спадом, я чувствую растущее желание сильных мира сего объявить, что «миссия выполнена». Снова и снова я слышу о том, что пора переключить внимание с экономических стимулов на бюджетный дефицит.

Но это не так. И зарождающаяся сейчас удовлетворенность состоянием экономики одновременно глупа и опасна.

РАНО РАССЛАБИЛИСЬ

Да, Федеральная резервная система и администрация Обамы отвели нас «от края пропасти» – именно так назван новый доклад Кристины Ромер, возглавляющей Совет экономистов при президенте США. Ромер убедительно доказывает, что стимулирующая экономическая политика спасла нас от повторения Великой депрессии.

Но, хотя отсутствие новой депрессии – хорошая вещь, все указывает на то, что если правительство не сделает намного больше для спасения экономики, чем планируется в настоящее время, ситуация на рынке труда – рынке, где соискателей сейчас в шесть раз больше, чем вакантных рабочих мест, – останется ужасной на протяжении ближайших лет.

Действительно, по прогнозам самой администрации – прогнозам, включающим новые рабочие места, которые, как утверждает администрация, появятся благодаря ее антикризисным мерам, – уровень безработицы, составлявший менее 5% всего два года назад, достигнет в среднем 9,8% в 2010 году, 8,6% в 2011-м и 7,7% в 2012-м.

Такие перспективы не могут считаться приемлемыми. Во-первых, это обернется невероятными страданиями в течение следующих нескольких лет. Кроме того, безработица, остающаяся столь высокой столь долго, ставит под сомнение само будущее Америки.

Всем, кто думает, что мы делаем достаточно для создания новых рабочих мест, стоит прочитать новый доклад Джона Айронса из Economic Policy Institute – в нем говорится о «рубцах», которые может оставить столь высокая безработица. Среди прочего Айронс отмечает, что устойчивая безработица в том масштабе, в каком она прогнозируется сейчас, приведет к резкому росту детской бедности, и что есть множество веских доказательств того, что дети, растущие в нищете, склонны к порочному образу жизни.

ЦЕНА ВОПРОСА

Человеческая цена должна заботить нас больше всего, но последствия, измеряющиеся в долларах и центах, будут не менее мрачными. По прогнозам Бюджетного управления Конгресса, к примеру, в период с 2010 года по 2013-й (то есть не считая уже понесенных убытков) разница между потенциальным объемом производства и фактическим превысит $2 трлн. Речь идет о триллионах долларов потерянного производственного потенциала.

Постойте. Все еще хуже! В новом докладе Международного валютного фонда показано, что рецессия, к которой привел финансовый кризис, часто отрицательно сказывается на перспективах роста национальной экономики в долгосрочной перспективе. «Динамика производства, как правило, оказывается под существенным и продолжительным давлением после банковских кризисов».

Правда, в том же докладе говорится, что это не всегда так: «Мы обнаружили, что принятие в ответ более агрессивных краткосрочных бюджетных мер, – под которыми они имеют в виду временное увеличение государственных расходов, – тесно связано с уменьшением среднесрочных потерь производства».

Так что мы должны делать намного больше для обеспечения восстановления экономики, чем делаем, – и не только потому, что это облегчит наши страдания сейчас, но и потому, что улучшит наши долгосрочные перспективы.

ПОМОЩЬ ОКУПИТСЯ

Но можем ли мы себе это позволить: выделять больше помощи властям штатов, оказавшихся в тяжелом финансовом положении, и безработным, тратить больше на инфраструктуру, предоставлять налоговые кредиты работодателям, создающим новые рабочие места?

Да, можем.

Существует расхожее мнение, что попытки помочь экономике сейчас дают быстрое облегчение ценой проблем в долгосрочной перспективе. Но, как я сейчас показал, с точки зрения страны в целом, все совершенно не так. Спад будет иметь долгосрочные негативные последствия для нашей экономики и общества, а борьба с этим спадом приведет к лучшему будущему.

Увеличение расходов на восстановление и реконструкцию ухудшит ситуацию с госбюджетом, это верно. Но даже в этом случае расхожее мнение является большим преувеличением. Истинные издержки бюджета, связанные с расходами на поддержку экономики, на удивление малы.

Видите ли, потратить деньги сегодня – значит получить более сильную экономику и в краткосрочной, и в долгосрочной перспективе. А улучшение экономической ситуации повлечет за собой увеличение доходов бюджета, что компенсирует значительную часть нынешних затрат.

Самые быстрые расчеты показывают, что компенсировано будет не 100%, так что бюджетные стимулы не станут совсем уж «бесплатным сыром». Но они обойдутся намного дешевле, чем можно было бы подумать, послушав, как это обсуждается в обществе.

Послушайте, я знаю, что по политическим причинам дополнительные стимулы – непопулярная идея. Но они остро необходимы. Вопрос должен быть не в том, можем ли мы позволить себе делать больше для восстановления экономики. Вопрос в том, можем ли мы позволить этого не делать. И ответ – нет.

Оригинал статьи

Следите за обновлениями Slon.ru в вашей социальной сети: ВКонтакте или Facebook.
 2 675 экспорт в блог
ТЕГИ:  Economic Policy Institute Айронс Джон Бернанке Бен Кругман Пол МВФ Макроэкономика Обама Барак США ФРС США