Российский экономический конгресс     

«Слова вроде «управление экономикой», «планирование» напрасно многих отпугивают»

Академик РАН Виктор Полтерович
Скопируйте код в ваш блог. Форма будет выглядеть вот так:
 0 947 экспорт в блог
выступление на Первом российском экономическом конгрессе (РЭК-2009):

В чем природа кризиса? Наша гипотеза – в том, что природа кризиса не финансовая, а, скорее, технологическая. То есть исчерпание старых и запаздывание новых технологий широкого применения – тех, которые могут применяться во всех отраслях. Последние технологии – интернет, компьютеры – сами по себе не создают экономический рост. Однако их можно использовать для повышения эффективности других технологий практически в каждой отрасли. Они дают эффект в сочетании с отраслевыми технологиями. Есть гипотеза, что экономический рост двигается именно таким образом: технологии широкого применения толкают экономический уклад дальше. Это происходит десятки лет.

Новые технологии создают сверхоптимистичные ожидания – прежде всего на рынках, близких новым технологиям. Что-то такое было в 2001 г. – и тот кризис, падение акций технологического сектора, стал предвестником нынешнего. Рынок IT рухнул, но быстро поднялся, и сверхоптимистичные ожидания никуда не делись – они распространились на другие рынки, так как игроки ожидали, что IT долго будут двигать всю экономику.

Если исходить из этой гипотезы, развитые страны ожидает долгая стагнация. Мы помним, как долго длилась Великая депрессия – тоже порожденная исчерпанием старых технологий и сверхоптимизмом, который не был оправдан. Сразу после тогдашнего краха начался рост, новый оптимизм, который, как мы знаем, тоже был неоправдан – экономика не начала быстро расти до изобретения новых технологий широкого применения.

Какие технологии могут занять место IT и стимулировать экономический рост? Самые явные претенденты – биотехнологии и нанотехнологии. Но они еще не созрели. Несмотря на громадные вложения, специалисты, с которыми мне приходилось общаться, говорят, что раньше чем через 7 – 10 лет нанотехнологии не будут готовы к тому, чтобы внедриться во многие сферы.

Это значит, что нам нельзя рассчитывать на рост за счет высокого роста на Западе и спроса на наши ресурсы. Придется учиться развиваться в условиях депрессивной внешней среды.

На самом деле, стагнация западных технологий может даже дать нам шанс. Это подтверждает опыт таких стран, как Япония и даже Россия (СССР) в период Великой Депрессии. Они активно заимствовали технологии, в которых сильно отставали. И за время стагнации Запада заметно к ним приблизились. Нынешний кризис – это шанс, который нужно использовать.

Нужно масштабно заимствовать западные технологии и тактики управления, пока не изобретены новые, – тогда сможем развиться и догнать, ведь новые технологии широкого применения для нас не актуальны, пока мы не освоили старые.

Но это не так просто – взять существующие технологии. Она проще, чем разработка новых, конечно, но большинству стран не удается и освоить старые. Необходимы специальные институты, ориентированные на заимствование. К примеру, венчурные фонды так не работают. Так работают центры трансфера технологий. У нас в России эти центры существуют, но их деятельности не заметно. Нужны системы поддержки – закупки патентов, лицензий и так далее. На начальном этапе заимствования ведущая роль – у крупных предприятий, а не у мелких фирм. Нужна особая импортная политика, работа с прямыми иностранными инвестициями, стимулирование аутсорсинга.

Нужна система интерактивного управления ростом. Есть много разных инструментов, с помощью которых можно повысить способность экономики абсорбировать технологии. Слова вроде «управление экономикой», «планирование» многих отпугивают, так как вызывают ассоциации с советской системой. То, о чем я говорю, к этому отношения не имеет.

Это система институтов, обеспечивающая взаимодействие между государством, бизнесом и обществом. В рамках этой концепции государство имеет роль координатора и стимулирует проекты модернизации.

Что у нас в стране? Были национальные проекты. Где они сейчас? Потом госкорпорации. Мы знаем, что и с ними сейчас происходит. Недавно вот появились приоритетные направления развития, но откуда они взялись – непонятно. Вот фармацевтика – на нее, к примеру, решили сделать упор. Кто-нибудь видел какие-то исследования вопроса, которые доказывали бы эффективность развития этого сектора для экономики в целом? Наша промышленная политика – это худший образец такого рода проектов во всех странах.

Государство должно обеспечивать взаимодействие между компаниями и отраслями. Потому что производители часто не знают, что та или иная их продукция будет пользоваться спросом, и даже не начнут ее производить, хотя нужно бы. Государство должно им об этом рассказать. А откуда государство узнает, что нужно? От других компаний. Но с отдельными компаниями нельзя работать – это мы на нашем российском опыте прекрасно знаем, к чему приводит. Коррупция, и так далее...

Нужно общаться с ассоциациями бизнеса в разных отраслях, которые выражали бы общее мнение секторов, рассказывали о нуждах, договаривались о взаимодействии, обменивались информацией. Так было в Японии, Корее. В этом случае, как мы видели в Корее, тоже не избежать коррупции. Но на том же примере мы видим, что будет и результат, а не только воровство.

На государственном уровне было бы полено создать Агентство по интерактивному планированию. Через него может осуществляться планирование совместное с бизнесом. Разработка черновых планов и оценка эффективности по схеме проектного финансирования, заключение договоров о намерении между участниками, помощь в привлечении банков.
Следите за обновлениями Slon.ru в вашей социальной сети: ВКонтакте или Facebook.
 0 947 экспорт в блог
ТЕГИ:  Макроэкономика Полтерович Виктор РАН