Новости Календарь

Сколько лично вы заплатили за Крым?

Сколько лично вы заплатили за Крым? Фото ИТАР-ТАСС/ Trend
Скандал с потраченными на Крым пенсиями россиян дает редкую возможность заглянуть в головы министрам и перевести на русский язык их странный чиновничий диалект. В среду 25 июня министр финансов Антон Силуанов внезапно высказался о пенсионных накоплениях за 2014 год: «Никто не собирался эти деньги возвращать, потому что эти деньги пошли на Крым, на принятие антикризисных мер». На следующий день он вынужден был поправиться и вернуться к профессиональному сленгу: «Правительство РФ никогда не мыслило и не собиралось тратить деньги пенсионеров... Граждане ничего не проиграют, они получат те же самые средства на свои счета, которые будут формировать в будущем пенсию работающим гражданам». 

Чиновничий слог тяжеловат. Но при некотором усилии логику обоих заявлений понять можно: мы взяли, но потом вернем. Правда, прежде власти говорили, что сейчас деньги будут потрачены на выплаты нынешним пенсионерам – эту нестыковку мы объясним позже. А сначала обратите внимание на поведение другого министра – Алексея Улюкаева. Разумеется, он в курсе, что изъятые деньги нам обещают вернуть. И тем не менее с самого начала этого маневра с накоплениями и до сих пор Улюкаев призывает коллег одуматься и как можно скорее отдать деньги фондам и компаниям. «Мы предполагаем обращения граждан в суд и считаем, что у них будет неплохая судебная перспектива», – признал он еще в октябре прошлого года. 

Если деньги все равно вернут, то какая разница, в какой форме? Если в схеме нет никакого подвоха, то почему правительство не легализует ее в виде отдельного закона? Проблема в том, что подвох есть. Силуанов говорит об изъятии 243 млрд рублей, но на самом деле государство забрало в бюджет 500 млрд рублей пенсионных денег. А сколько нам вернут через 20, 30, 40 лет, министры не могут обещать, потому что не знают сами. 


Сколько у вас забрали?

Скандальное заявление министра подтверждает: у каждого россиянина моложе 47 лет (у тех, кто старше, накопления не формируются) в этом году правительство забирает дополнительно по 6% с каждой официальной зарплаты. Средняя зарплата по России в первом квартале этого года – 30 тысяч рублей в месяц. Если вы официально получаете столько, то каждый месяц отдаете государству примерно по 1,8 тысячи рублей, кроме основного налога и страховых выплат в Пенсионный фонд и ФОМС. В год это 21 600 рублей. Именно эти деньги идут на нынешние антикризисные меры: поддержку государственных банков, корпораций и регионов, а 130 млрд рублей будет потрачено на Крым. 


Сколько россиян пострадали?

Информации о том, сколько россиян правительство лишило накоплений, в открытых официальных источниках нет. Даже в авторитетных деловых СМИ вы найдете лишь расплывчатое: «На начало 2012 года права на накопительные пенсии имели 77 млн граждан». Однако точные актуальные цифры есть в бюджете ПФР на 2014 год. Их приводит в своем отчете Национальная ассоциация негосударственных пенсионных фондов (НАПФ), имеющая доступ к документам: сейчас накопительные счета есть у 46,2 млн россиян. Возможно, не все они платят взносы в этом году: кто-то ушел работать в теневой сектор, кто-то перестал работать вообще. Но в любом случае таких немного, и их число восполняется теми, кто первым выходит на рынок труда в этом году.


Сколько получило государство?

Известно, что в этом году в государственный бюджет поступит 243 млрд рублей, которые должны были пойти в НПФ и УК (управляющие компании). Но никто из чиновников не упоминает, что к этому добавляется примерно такая же сумма пенсионных отчислений молчунов за этот год. До января 2014 года 6% зарплаты молчунов уходило на формирование их накопительных пенсий в государственный Внешэкономбанк. В конце 2013 года, одновременно с объявлением об изъятии пенсионных накоплений из НПФ и УК, правительство решило: с 2014 года накопительной пенсии у молчунов не будет, а все их взносы пойдут в страховую часть. 

«За 2014 год ВЭБ должен был получить примерно 250 млрд рублей пенсионных накоплений», – подсчитал заместитель гендиректора УК «Паллада» Александр Баранов. В ВЭБе эту цифру комментировать отказались, но она примерно соответствует распределению клиентов между НПФ и ВЭБом (УК сейчас не занимают на рынке существенную долю). По информации НАПФ, негосударственным пенсионным фондам доверили накопления 22,2 млн россиян, еще 6 млн написали заявления о переводе средств в НПФ с 2014 года, но их деньги переведут туда только в следующем. Замминистра финансов Алексей Моисеев подтверждает, что вместе с этими 6 млн новых клиентов в НПФ окажется чуть больше половины всех владельцев накопительных счетов. Значит, сейчас их чуть меньше, чем у ВЭБа.

Вместо ВЭБа, НПФ и УК накопления идут в общий котел Пенсионного фонда на выплаты нынешним пенсионерам. Но это не значит, что денег в ПФР становится больше – ровно на ту же сумму Минфин сокращает финансирование ПФР из бюджета и получает дополнительные деньги в бюджете. Как признал сам Силуанов, изъятие средств у НПФ и УК позволило Минфину сэкономить на трансферте в ПФР 243 млрд рублей. Средства молчунов добавили к этому еще больше. 

Фактически все это означает, что у правительства в этом году появляются дополнительно около 500 млрд рублей, изъятые с личных счетов 46,2 млн россиян. Это в среднем по 10,8 тысячи рублей с человека. На Крым будет потрачено 130 млрд рублей, или в среднем по 2,8 тысячи с человека. Нехитрый подсчет показывает, что эти средние цифры соответствуют белой зарплате 15 тысяч рублей в месяц: если вы получаете больше, вы и отдали больше. Так, при зарплате 30 тысяч рублей в месяц в этом году вы отдаете правительству на антикризисные меры 21,6 тысячи рублей. Из них 5,6 тысячи пойдут на Крым.


Нас ограбили? 

Не совсем, скорее нам навязали неравноценный обмен. Силуанов отчасти прав, утверждая, что мы ничего не теряем: эти деньги у нас забрали бы в любом случае. Разница в том, что раньше они пошли бы на индивидуальные накопительные счета в фондах и управляющих компаниях, а потом, при выходе на пенсию, мы получили бы назад не только номинал накоплений, но и доход по их инвестированию за все эти годы.

Средняя доходность инвестирования по итогам прошлого года – 8,6% годовых среди топ-40 НПФ (на них приходится 96% всех накоплений в распоряжении НПФ) и 7,2% среди топ-30 управляющих компаний, включая государственную УК ВЭБ (ее доходность 5,1%). Эти деньги гарантированы, государство по закону никак не может на них претендовать. Больше того, они наследуются.

Теперь же нам обещают прибавку к страховой пенсии. То есть сейчас деньги потратят, а на наши страховые счета запишут виртуальные цифры. Осенью Антон Силуанов обещал, что эти суммы будут индексироваться примерно на 7% в год. Сейчас он об этом уже не вспомнил, но представим лучшее. В теории 7% ненамного меньше, чем обещают нам НПФ и УК. Но с 2015 года виртуальные рубли на наших счетах в ПФР превратятся в баллы для расчета страховой пенсии. А пересчет баллов в рубли будет проводиться с учетом нескольких коэффициентов. «В новой пенсионной формуле заложено несколько понижающих коэффициентов. Например, если ваш стаж меньше 30 лет, сумма уменьшится», – предупреждает Александр Баранов.

Кроме того, стоимость каждого балла при пересчете на рубли будет уменьшаться из-за повышения порога максимальной взносооблагаемой зарплаты: чем она больше, тем ниже относительная ценность вашей зарплаты. То есть предсказать размер своей будущей пенсии вообще и правительственного «долга» за 2014 год в частности сейчас невозможно. Можно лишь предположить, что исходные 500 млрд рублей после пересчета в баллы и обратно заметно усохнут. Как усыхает до привычных казенных фраз живая речь случайно проговорившегося министра.

Предыдущий материал

Гурвич: «Боюсь, что новая пенсионная система доживет лишь до выборов»

Следующий материал

Что мы потеряем, если пенсии за 2015 год тоже заморозят?