Новости Календарь

Симуляция науки как ответ на управленческий примитивизм

Симуляция науки как ответ на управленческий примитивизм
Знаете, в каких иностранных научных журналах больше всего статей российских ученых? Согласно крупнейшей библиографической базе Scopus, это World Applied Sciences Journal и Life Science Journal, лидирующие в 2013–2014 годах с большим отрывом. Названия звучат вполне научно, но на деле это псевдожурналы, готовые за плату $400–600 напечатать любую наукообразную ерунду. Единственная их ценность в том, что они включены в Scopus. Вернее, были включены в нее до последнего времени, когда сотрудники этой базы наконец перестали их индексировать после многочисленных жалоб со всего мира.

Ажиотажный спрос на публикации, проиндексированные в базе Scopus, рожден специфической формой управленческого недуга, поразившего Россию и многие другие страны. Суть его в замыкании финансирования на примитивные библиометрические KPI, как правило, единые для всех наук. Число статей в Scopus – один из основных таких показателей. В России он теперь используется на всех уровнях: от оценки хода выполнения огромной госпрограммы «Развитие науки и технологий» и бенчмаркинга вузов, получивших деньги на покорение рейтингов до аттестации и премирования сотрудников вузов. Число российских статей еще в одной базе – Web of Science – вообще является главным индикатором развития нашей науки, сформулированным Владимиром Путиным в своих инаугурационных майских указах.

Логика проста: у ведущих научных стран, университетов и ученых много статей в зарубежных библиографических базах – значит, и с наших надо требовать побольше. Кроме того, управленцам очень нравятся объективные формальные показатели, позволяющие самостоятельно сравнивать эффективность без обращения за экспертизой к самим ученым. 
Ну-ка, ведущие вузы, кто тут у нас самый успешный? Доложите число публикаций в иностранных базах! Уловив сигнал, вузовское начальство, взяв в руки кнут (аттестация) и пряник (надбавки), состригает искомые публикации с сотрудников. И вот уже Казанский федеральный университет оперативно публикует в двух означенных выше журналах более 300 статей, а еще 63 штуки – в Middle East Journal of Scientific Research, который недавно также с позором изгнали из Scopus. Дело сделано, и не важно, что журналы перестали индексировать: все публикации из ранее поступивших номеров остались в базе навеки (и сильно подпортили отличившимся сотрудникам CV в глазах зарубежных коллег). Как грибы после дождя полезли фирмы-посредники, предлагающие статьи в Scopus и Web of Science на выгодных условиях и в кратчайшие сроки. Их реклама не только в интернете, но и прямо на асфальте – например, на Мясницкой у входа в «Вышку». 

Еще тяжелее ситуация в братском Казахстане. После того как там ввели требования по наличию публикаций в международных базах для защиты диссертации, число публикаций страны в Scopus скакнуло с 815 в 2012 году до 1700 в 2013-м. В топе все те же журналы, да еще украинский Actual Problems of Economics – из Web of Science его выкинули, а в Scopus пока остался. Совокупно на эти четыре журнала приходится 46% статей Казахстана за 2013 год и 53% за 2014 год.

Похожие проблемы наблюдаются у Нигерии, Малайзии, Ирана и ряда других государств, в которых ввели аналогичные примитивные KPI. Сейчас они мучаются, составляют «черные списки» журналов, но другая сторона перегруппировывается в мгновение ока: новые псевдожурналы возникают тысячами и всеми силами пытаются пролезть в Scopus. Им, увы, это удается. Я сам обнаружил там журнал, «главред» которого, дама-профессор из индийской глубинки, вовсе не подозревала о его существовании, крайне удивилась моему письму и вознамерилась подать на издателей в суд за identity theft. После моей жалобы журнал из базы исключили, но на это ушло достаточно много времени. Увы, в этом журнале нашлись и публикации сотрудников ведущих московских вузов. Что самое печальное, даже гипотетическая победа над псевдожурналами не решит проблему: в Китае уже продают места в списках соавторов самых авторитетных западных журналов... 

Механический учет числа публикаций – это только одна из ошибок в применении наукометрии, от которых у специалистов глаза на лоб лезут. Я бы мог еще долго писать про другие, но толку от этого никакого, чиновники в большинстве своем учиться не хотят. Раньше я работал на Минобрнауки и пытался по мере сил воздействовать на них, получалось слабо. А теперь, когда руки уже опустились, просто повторю еще раз: библиометрия – мощнейший инструмент управления современной наукой, но а) им надо хоть чуть-чуть уметь пользоваться и б) это не волшебная палочка. Вернее, в принцессу нашу науку ею не превратишь, зато в жабу можно. 

Примечание. Высказанные соображения принадлежат лично автору и могут не совпадать с официальной позицией Высшей школы экономики.

Предыдущий материал

Десять корпораций, которые контролируют мировой рынок еды

Следующий материал

10 ошибок стартапера