Новости Календарь

Демограф Владимир Школьников: «Рост смертности в России начался задолго до распада СССР»

Демограф Владимир Школьников: «Рост смертности в России начался задолго до распада СССР» Фото: Reuters/Darrin Zammit Lupi
Недавно население Земли перевалило за 7 млрд чел. Хватит ли места и еды нам всем на планете? Правда ли, что рождаемость в России выросла сама собой, а не благодаря материнскому капиталу? Борьба с водкой или доступные операции на сердце – что на самом деле поможет увеличить продолжительность жизни российских мужчин? С кого Путину брать пример в борьбе за здоровье нации? Как заставить наших женщин рожать больше? Об этом Slon поговорил с Владимиром Школьниковым – директором Центра демографических исследований РЭШ, руководителем лаборатории демографических данных Института демографических исследований Макса Планка (Германия), членом нескольких комитетов и экспертных групп Всемирной организации здравоохранения.

– Недавно ООН отпраздновала рождение семимиллиардного жителя Земли. Конечно, дата условна, но тем не менее взрывной рост населения планеты многих тревожит. Хватит ли человечеству ресурсов, чтобы прокормить растущее население?

– Действительно, при высокой рождаемости и не очень высокой детской смертности рост населения представляет собой «саморазгоняющийся» процесс. Многочисленные поколения, достигающие репродуктивного возраста, обеспечивают постоянно увеличивающийся размер потомства, даже если коэффициенты рождаемости не увеличиваются. Даже если рождаемость резко сократится, то рост населения будет продолжаться еще много десятилетий из-за инерции, заложенной в молодой возрастной структуре населения. Рост населения прекратится только, когда последние многочисленные поколения выйдут из репродуктивного возраста.

История увеличения населения Земли хорошо иллюстрирует этот процесс. В 1830 г. численность человечества составляла 1 млрд, 2 млрд – в 1927 (то есть. почти через 100 лет), 3 млрд – в 1960 году (через 34 года), 4 млрд – в 1974 году (через 14 лет), 5 млрд – в 1987 году (через 13 лет), 6 млрд – в 1999 году (через 12 лет), и, наконец, 7 млрд – в 2011 году (тоже через 12 лет). Мы видим резкое ускорение роста, которое затормозилось в последние десятилетия. Будущее зависит от дальнейших изменений рождаемости и смертности. Возможности прогнозирования ограничены неточностью и фрагментарностью демографических данных в тех регионах мира, где сосредоточена основная часть его населения и где оно быстрее всего растет. Существующие прогнозы говорят о том, что рост населения Земли прекратится в XXI веке. Население может достичь максимума в 9–10 млрд человек где-то между 2060 и 2080 годами, а потом начнет снижаться.

Но рост населения Земли не должен рассматриваться сам по себе. Во-первых, нужно учитывать, что как само население, так и его прирост крайне неравномерно распределены географически. В 1950 г. население Бельгии составляло 9 млн, а население Филиппин – 20 млн. В 2007 г. население Бельгии равнялось 11 млн, а население Филиппин – 88 млн!

Главное же заключается в том, что количество людей, которое планета может содержать, зависит от уровня развития экономики и общества. Представьте охотников и собирателей. Они все равно что дикие звери в лесу – им нужна очень большая площадь для охоты, собирания ягод и грибов, ловли рыбы, чтобы прокормить себя. В таком примитивном обществе перенаселение достигалось бы очень быстро, если бы население росло. Неолитическая революция привела к появлению земледелия, которое позволило в итоге прокормить гораздо большее население на той же площади. Еще большая плотность населения стала возможной с развитием ремесел, промышленности и городов. Наконец, современные постиндустриальные общества поднимают «критический» порог плотности населения намного выше. Посмотрите на современные страны. Например, Англия производит довольно мало «материальных» продуктов на экспорт. Но страна имеет развитую сферу обслуживания, финансовый сектор, медицину, науку, культуру и туризм, и таким образом обеспечивается занятость и хороший уровень жизни живущих в ней людей.

В тех регионах Африки и Азии, где давление быстро растущего населения сочетается с низким экономическим и социальным развитием, недостатком образования и квалификации, ситуация достаточно тяжела уже сейчас. Именно из этих регионов чаще всего приходят новости о военных конфликтах, эпизодах геноцида и голода и дефиците пресной воды.

Другая сторона проблемы – это неравенство в потреблении между Севером и Югом. В расчете на одного жителя, экономически развитые страны потребляют намного больше ресурсов, чем остальной мир. Особенно велико потребление в США. В Америке очень нерациональное расселение. Большая часть людей живет в отдельно стоящих коттеджах, а не в многоквартирных домах. Население США распределено по большой территории, а не сконцентрировано в относительно небольших по площади городах, как в континентальной Европе. Это приводит к дополнительным расходам энергоносителей и повышает выбросы. Если предположить, что домохозяйства в Китае, Индии и других частях развивающегося мира одномоментно увеличат свое потребление даже до 50% от уровня Штатов, то существующих сегодня ресурсов не хватит.

Оптимисты думают, что человечество сумеет «подстроиться» под рост потребления в развивающихся странах, пессимисты думают, что не сумеет. Я скорее оптимист, но многие серьезные ученые думают по-другому.

– Помог ли материнский капитал увеличить рождаемость в середине 2000-х в России или всплеск рождений не имел никакого отношения к государственной политике?

– Достаточно посмотреть на графики показателей рождаемости по календарным годам, чтобы понять, что эффект был. В 2007 г., сразу после введения мер в действие, число рождений выросло почти на 9%. В 2009 г. количество новорожденных было на 500 000 больше, чем в начале 2000-х, а коэффициент суммарный рождаемости равнялся 1,54. В 2008–2009 гг. рост рождений сильно замедлился.

Основная часть эффекта была обусловлена увеличением интенсивности рождений. В периодном измерении, выросли вероятности перехода к рождению второго ребенка среди женщин с одним ребенком и к рождению третьего ребенка среди тех, кто имел двух детей. При этом интенсивность первых рождений изменилась мало. Кроме того, около 10–15% прироста в абсолютном числе рождений было связано с благоприятным изменением возрастной структуры женского населения. Девочки, родившиеся во время предыдущего пика рождаемости в 80-е годы, выросли и вступили в репродуктивный возраст.

Однако рождаемость – сложный процесс. Даже ее значительная динамика по календарным годам совсем не означает, что воспроизводство населения существенно меняется. Большинство рождений – результат конкретных решений, которые женщины и семьи могут принимать как раньше так и позже. В 1990-е годы, когда резко изменились условия и будущее стало неопределенным, многие откладывали рождения. В 2000-е годы некоторая стабилизация и, особенно, меры семейной политики позволили некоторым реализовать отложенные намерения. В то же время, некоторые из более молодых женщин (в основном те, кто уже имели одного ребенка), реализовали свои репродуктивные планы досрочно.

Увеличилось ли итоговое число рожденных детей у женщин? Для ответа на этот вопрос нужно посмотреть на число детей в реальных поколениях женщин. Итоговая рождаемость в когортах 1950-х и начала 1960-х составляла 1,8–1,9. Сейчас уже можно судить об итоговой рождаемости женщин, родившихся в 70-е, которым сейчас 35–40 лет, и они еще могут родить лишь небольшое число детей. Так вот, итоговая рождаемость этих поколений по сравнению с предыдущим снизилась примерно до 1,5–1,6 рождений на женщину.

Так что материнский капитал скорее перенес расписание рождений, закрыл «демографическую яму», но существенного изменения режима воспроизводства не вызвал. Хотя, возможно, некоторое число детей вообще никогда бы не родилось, если б не материнский капитал. Опросы населения и изменения когортной рождаемости показывают, что это число невелико.

В итоге получается, что все-таки в долговременной перспективе население России будет сокращаться, и компенсировать это уменьшение можно только миграцией.

– Вы говорите, что в России рождаемость реальных поколений – 1,5 рождений на женщину. Так во всех более-менее развитых странах?

– Наша страна по этому показателю близка к некоторым странам Восточной и Южной Европы, но наша когортная рождаемость существенно ниже, чем во Франции, в США и других англосаксонских странах, а также в Швеции и других скандинавских. В США итоговая рождаемость составляет 2 рождения на женщину, то есть близка к уровню простого воспроизводства.

– Считается, что чем беднее жизнь, тем больше детей рождается. Но в России, с одной стороны, жизнь беднее, чем в США и Северной Европе, а с другой стороны – рождаемость ниже. Почему так?

– «Высокая рождаемость бедных»... Это верно, если сравнивать Россию с Российской империей прошлого или современным Пакистаном или Бангладеш. В традиционных аграрных обществах рождаемость действительно высока. Для этого есть ряд причин. Например, нужно больше детей, чтобы компенсировать потери от высокой младенческой смертности, но Россия от этого уже далека. Другая логика действует внутри группы развитых стран. Во всех этих странах население образованно, женщины эмансипированны и широко применяется контрацепция.

Ни в одной экономически развитой стране нет по-настоящему высокой рождаемости. В лучшем случае, она находится на границе простого воспроизводства населения. Исключением является только Израиль.

Главным фактором относительно высокой рождаемости во Франции, Швеции и Америке считается то, что у женщин есть возможность сочетать работу и воспитание детей. Во Франции и Швеции очень высока обеспеченность детскими дошкольными учреждениями. Во Франции, например, есть мини-ясли. Некоторые женщины берут 5–6 детей под присмотр на день.

В США тот же результат достигается другими способами. Там очень большой и доступный рынок помощи по уходу за детьми. Работают студенты, пожилые люди, у которых есть свободное время и возможности для подработки.

К сожалению, Россия сейчас находится на одном из последних мест среди развитых стран по государственным расходам на ясли и детсады в процентах от ВВП. Нехватка мест в дошкольных учреждениях оценивается в 40–50%.

– Российское правительство часто критикуют за то, что оно много внимания уделяет повышению рождаемости, но мало снижению смертности…

– Рост смертности начался задолго до распада СССР и образования новой России. Смертность в России начала расти в 1965 году, когда к власти пришел Брежнев. Этой тенденции уже полвека. Существенно прерывалась она всего два раза. Первый раз, когда началась антиалкогольная кампания в 1985 году. Затем, в начале 1990-х наблюдался небывалый рост смертности, который был вызван эффектом возврата к высокому потреблению алкоголя и социальным стрессом от болезненных реформ. Затем смертность ненадолго снизилась и вновь повысилась после «рублевого» кризиса 1998 года. Наконец, смертность начала снижаться в 2004 году, причем снижение резко ускорилось в 2005–2006 годах, когда были введены меры по контролю производства и продажи этилового спирта, включающие известную систему ЕГАИС. В это же время стал разворачиваться национальный проект «Здоровье».

В 2005–2010 гг. вероятность смерти между возрастами 15 и 65 лет снизилась у мужчин с 0,58 до 0,48 и у женщин с 0,24 до 0,20. Вероятность смерти между возрастами 65 и 80 лет снизилась с 0,72 до 0,67 у мужчин и с 0,48 до 0,43 у женщин. Наблюдающееся в течение последних семи лет снижение смертности – самый длительный период снижения после 1965 г.

Несмотря на некоторые успехи, смертность в России остается еще очень и очень высокой по сравнению с большинством экономически развитых стран. В среднем, российские мужчины не доживают 13 лет, а женщины 8 лет до уровня продолжительности жизни большинства экономически развитых стран. Представляете, что такое 8 или 13 лет жизни?!

Значительный ресурс для дальнейшего улучшения заключается в сокращении числа смертей в трудоспособных возрастах (особенно среди мужчин), которые так или иначе связаны с употреблением больших доз крепкого алкоголя. Статистика фиксирует их в самых разных видах: это могут быть собственно отравления алкоголем, различные виды несчастных случаев (утопления, ожоги, падения, ДТП и проч.), насилие (убийства и самоубийства), а также сердечные приступы и обострения хронических болезней. В возрасте между 50 и 70 годами велика преждевременная смертность от сердечно-сосудистых заболеваний и новообразований, которая, в свою очередь, связана с курением и другими «накопленными» поведенческими эффектами, а также с недостаточным качеством как профилактической, так и лечебной медицины.

Все, что сделано после 2005 года, это только первые небольшие шаги в правильном направлении. Предстоит еще очень многое сделать. У нас все еще крайне высока смертность в трудоспособных и старших возрастах, смертность от всех видов несчастных случаев и насильственная смертность и, конечно, смертность от сердечно-сосудистых заболеваний.

– Если бы к вам пришел Владимир Путин и попросил выделить одну меру, которая бы дала наибольший эффект в снижении смертности, вы бы порекомендовали бороться с алкоголизмом и курением?

По России всегда бродит идея, как бы что-то такое сделать, чтобы назавтра проснуться в другой стране. Это сказка про Емелю со щукой. А на самом деле нужно работать и работать, и тогда постепенно будут появляться результаты.

В борьбе со смертностью нет простого рецепта. Действительное, жесткая борьба с алкоголизмом может дать очень быстрый эффект, но это позволит выиграть 3–5 лет продолжительности жизни, а наш разрыв с развитыми странами – 10–12 лет. Многое может дать борьба с курением. В нашей стране курит около 60% мужчин и 20% женщин в возрасте от 20 до 50 лет. Это намного больше, чем в развитых странах. В 1960-е годы все страны (и на Западе, и на Востоке) имели высокую смертность от сердечно-сосудистых заболеваний, которая практически не снижалась. Однако затем на Востоке наступила длительная стагнация, а на Западе уже в 1970-е годы начался прогресс. Начиная с 1970-х, снижение смертности было связано с распространением новых лекарств, лучшего контроля артериального давления и холестерина, операций на сердце и коронарных сосудах, включая неинвазивные операции. Все это высокотехнологические и дорогостоящие методы. Наша медицина, финансировавшаяся по «остаточному принципу», не смогла соответствовать уровню новых задач. Нацпроект «Здоровье» – прямые вливания из бюджета в медицину в, том числе, высокотехнологичные виды медицинской помощи, например, дорогостоящие операции на сердце, – дает здравоохранению шанс соответствовать задачам нового времени. Как мы уже сказали, в последние годы было отмечено небольшое снижение смертности в старших возрастах. Именно снижение смертности в этой группе – признак «сердечно-сосудистой» революции в медицине.

Что касается совета Путину, то я бы очень посоветовал присмотреться к опыту прибалтийских стран, особенно Эстонии. Как и Россия, эта страна имела очень высокий стартовый уровень смертности, но сумели добиться гораздо более значительного снижения смертности как в трудоспособных, так и в старших возрастах.   

Предыдущий материал

Нехватка женщин – главная угроза мировой экономике

Следующий материал

BCG нашла рынок для человекоподобных роботов