Новости Календарь

Рвать зубами миллиарды, или Новые вызовы путинской вертикали

Рвать зубами миллиарды, или Новые вызовы путинской вертикали
Резкие слова президента России Владимира Путина в отношении главы одной из крупнейших энергетических компаний России «Русгидро» Евгения Дода заявили интригу. Путин не скупится на громкие заявления, намекая на дальнейшие жесткие обвинения. Но впервые глава государства настолько жестко отреагировал на слова менеджера, имевшего репутацию одного из близких людей всемогущего Игоря Сечина.

Чтобы понять ситуацию, можно попытаться ответить на 4 ключевых вопроса.

Вопрос первый: кто? Кто стоит за этим скандалом?

Это совсем не было похоже на импровизацию. Чтобы организовать столь жесткий наезд сначала главы МВД Владимира Колокольцева на главу «Русгидро», а затем и самого президента, нужна значимая фигура. Глава МВД России Владимир Колокольцев пожаловался на нежелание «Русгидро» выступать в роли потерпевшей стороны при расследовании дела о хищении миллиардов средств (а в словах Колокольцева и Путина можно увидеть намек: в этих хищениях можно заподозрить именно субподрядчиков «Гидростроя»), предназначенных для строительства второй очереди Загорской гидроаккумулирующей электростанции (ГАЭС-2). Услышав неуверенную реплику главы «Русгидро» Евгения Дода, что «официальных предложений» в компанию не приходило, президент взорвался: 



«Вы сейчас понимаете, что говорите, или нет? Официальных предложений вам не приходило… Да вы должны зубами там вырывать все эти деньги… Миллиард у вас утащили, миллиард таким образом ушел на подставные конторы, где по два человека работают, а вы разбираетесь до сих пор и не считаете нужным защищать интересы компании».

Из слов Путина следовало, что он очень неплохо информирован по существу вопроса, демонстрируя в деталях, например, знание о численности персонала компании – подрядчика «Гидростроя». Дод пытался оправдаться, уверяя, что договоры были заключены еще до его назначения главой компании. Однако ему предъявлено было не это, а нежелание разбираться со старыми сомнительными историями, особенно когда интерес к ним неожиданно проявили правоохранительные органы. 

А тут и начинается самое интересное. В России силовики обычно не проявляют такой инициативы в расследовании коррупционных дел без наличия в историях явного политического заказа. Уже называются версии о том, что заказ мог исходить от Игоря Сечина – главы «Роснефти». Сечин наказывает Дода за «предательство», считает чиновник аппарата правительства. «Информацию на Дода для Путина готовил Антон Устинов – человек Сечина в администрации Кремля», – заявил источник «Ведомостей». Если исходить из того, что это правда, то многое становится понятно. Антон Устинов имеет репутацию «личного секретаря» Сечина внутри Кремля. Так как Игорь Иванович утратил чиновничью должность, функции аппаратной тени Сечина взял на себя Устинов – сын того самого Владимира Устинова, бывшего Генпрокурора, архитектора уголовной части «дела ЮКОСа», бывшего министра юстиции, а ныне – полпреда президента в Южном федеральном округе (о котором практически ничего уже давно не слышно). Кстати, именно Антон Устинов готовит все материалы к заседанию президентской комиссии по ТЭК, на которой и произошел разгром Дода.

Вопрос второй: за что?

Евгений Дод известен как человек Сечина. Это и не должно, казалось бы, вызывать сомнений: «Русгидро» давно курируется главой «Роснефти» (с момента занятия должности вице-премьера по ТЭК). После того как демиург российской энергетики начал реализовывать планы по строительству энергоимперии под крышей «Роснефтегаза», лояльность менеджмента «Русгидро» имела особую стратегическую роль. 

И Дод свой статус «человека Сечина» активно отрабатывал почти весь прошлый год. Достаточно напомнить, например, о письме Евгения Дода на имя Владимира Путина летом 2012-го: глава «Русгидро» настаивал на проведении докапитализации компании посредством передачи ее акций «Роснефтегазу» – именно так, как изначально задумывал Сечин. Вице-премьер по ТЭК Аркадий Дворкович тогда тоже писал письма президенту, требуя проведения докапитализации через российский бюджет. «Роснефтегаз» и Сечин в таком случае не только ничего не получали, но и теряли 50 млрд дивидендов «Роснефтегаза», которые Дворкович изъял в российский бюджет вопреки сопротивлению Сечина.

Сечин явно считал это несправедливым, но в решающей битве проиграл. В декабре Дворкович лично пришел на заседание совета директоров «Русгидро», чтобы проконтролировать голосование за проведение докапитализации по правительственной схеме. А контролировать было что: на само заседание пришло всего 4 директора из 13, трое проголосовали письменно, один воздержался. «Оппозиция» в лице пяти директоров оформилась сразу после голосования: о сложении своих полномочий объявили Владимир Таций (первый вице-президент «Газпромбанка»), председатель правления «Интер РАО» Борис Ковальчук, бывший президент ВБРР Григорий Курцер, заместитель гендиректора ООО «Объединенные инвестиции» Михаил Шелков и старший вице-президент ВТБ Сергей Шишин. Каждый из них – яркий представитель «сечинской гвардии». Дод был в числе четырех директоров, голосовавших за докапитализацию: Сечин расценил это как предательство.
 
Вопрос третий: зачем понадобилось устраивать шоу?

Ответ прост: у Сечина, каким бы всесильным он ни был, нет достаточного ресурса, чтобы снять Дода, за которого теперь вступилось правительство. Это раскол внутри «сечинской империи», и Дод стал жертвой войны между Дворковичем и Сечиным. 

Ну и последний – четвертый – вопрос: что все это значит? 

Похоже, что Сечин начал зачистку ненадежных элементов в компаниях, которые представляют для него прямой или косвенный интерес. На войне как на войне: от солдата требуется полная преданность и молниеносное исполнение приказов без раздумий. И, похоже, эта болезнь самоочищения охватила не только Сечина: ее признаки легко наблюдаются и в масштабах всего государства. Борьба с коррупционерами в «Единой России», законопроект о запрете на иностранные счета, уже множество громких уголовных дел, где фигурантами выступают высокопоставленные чиновники, включая и двух бывших министров, – все это выглядит попыткой власти избавиться от собственных ненадежных элементов, равно как и стремлением враждующих кланов на волне этой кампании расквитаться со своими конкурентами. А это уже напоминает элементы войны всех против всех а-ля 90-е годы, когда коалиции создавались так же легко, как и разваливались, а в надежности членов команд никто не мог быть уверен. В таком случае можно принимать ставки, как долго простоит путинская вертикаль.   

Предыдущий материал

Депутат Пехтин: «Какие же родители своих детей не поддерживают?»

Следующий материал

Как отмывать деньги: инструкция для министров-чайников